Рай на земле?

08.07.2020

00009990965.png

В разговоре с людьми, далекими от веры, нередко приходится слышать: «Не хотим мы в Церковь, там нас лишат радостей жизни ради загробного рая, лучше мы здесь получим удовольствие, а потом пусть наказывают». Но так ли это? Действительно ли верующие проводят свою жизнь безрадостно, действительно ли даже отблесков райского блаженство нам здесь, на земле, не увидеть? И правда ли грех способен дать счастье? Разве грешащий человек не устраивает себе ад уже здесь? О грехе как канцерогенном «усилителе вкуса» жизни и о счастье, которым светятся лица святых, размышляет протоиерей Вадим Кикин, клирик храма преподобных Кирилла и Марии Радонежских в Самаре.

В обыденном понимании «грех» чаще связывается с убийством, воровством или подобным видимым, а потому очевидным преступлением. Впрочем, встречается представление, что «грех» связан с плотской жизнью и что якобы для Церкви всё это грех. Однако Евангельское понимание греха глубже и объёмнее.

Грех – это не только видимый криминал, но беда для самого человека. И дело не в грозном Боге Судии, а в том, что грех вреден самому творящему его, даже если сначала это не выглядит как катастрофа. Может даже казаться, что грех придаёт некий «вкус» жизни. Однако уместно сравнить такую «вкусовую» добавку с веществами типа Е244, Е602 и подобными, которые вроде бы придают «вкус», но на самом деле это обман, а не вкус, не питание, а путь к раку. Так же и грех. Нет там никакого «вкуса» – одно разрушение.

Чтобы защитить человека от действительно вредного для него, чтобы он не вкусил греха, как это однажды случилось в раю, Бог дал заповеди, однако не только как правила сохранения жизни, но и её полноты, и подлинной радости, чтобы «имели жизнь и жизнь с избытком». Заповеди Божии можно сравнить с забором, отделяющим нас от пути смерти, от «минного поля» греха. Это не ущемление свободы, а меры защиты, заботы и любви со стороны Бога.

Грех разрушает гармонию внутреннего состояния человека, разъедает его изнутри, обращая в ад. Состояние человечества ярко свидетельствует об испорченности человеческого рода, а также о том, как человек сам погружает себя в страдание, доказывая тем самым, что мучение человека возможно не только от тёмных сил, но и от его греховных страстей, мыслей и желаний.

Человек, дошедший до глубоко греховного состояния, мечется и жгуче страдает от своего нынешнего положения, не от того, что он будет в аду за свои грехи. Он уже здесь в аду. Его внутреннее состояние и есть уже тот самый ад, от которого Церковь пытается оградить своих чад. Его метания есть попытка вырваться из этого ада. Смерть в этом смысле не снимает проблем, но лишь переводит человека в новое физическое состояние. Состояние, которое станет лишь продолжением прошлых действий и мыслей.

Грех разрушает то блаженное райское состояние, которое было даровано первому человеку. Рай и ад, о которых учит Церковь, – это не только загробная перспектива, но нынешнее состояние, здесь и сейчас. Рай – это не сады и ангелы, а внутреннее состояние, как и ад – это не физический огонь. Человек может освободиться от мучительных желаний, страстей и амбиций. Освободиться от того, что разрушает его внутреннее блаженство.

Понятно, что внешние обстоятельства Рая утрачены (опять же разрушены самим человеком через грех), но внутреннее состояние Рая вполне доступно. Рай заключается в действительной свободе. Высшее благо – в освобождении от греха, сдерживающего и тлетворного.

Святые воспринимали земную жизнь как блаженство при том, что нам наверняка бы показалось, что их внешние обстоятельства едва ли райские. Они жили в лесах среди болот в окружении медведей и комаров, питались самой простой пищей, но каждый их день казался им чудом и даром, потому что Рай был внутри и они не хотели менять своё сокровенное благо на внешнее. Их счастье проглядывало наружу, изнутри высвечивая их лица тем светом, который изображается на иконах как нимб. Было глубокое чувство блаженства, верности, любви, правильного выбора, исполненной заповеди, единства с Богом…

Лица святых были отмечены особым светом, спокойствием и радостью. Радостью, потому что христиане помнят слова: «Всегда радуйтесь» (1 Фес. 5:16).

Мы не говорим, что многим удаётся достичь этого, но всё же некоторым удаётся, и они вошли в блаженство уже здесь, а за гробом лишь продолжили начатое.

Какое количество людей во все времена и во всех странах проверяли и убеждались, что внешние обстоятельства имеют действительно второстепенное значение!

Обычно присутствие рая, блаженства кратковременно посещает «обычного» человека после доброго дела, исполненной заповеди. Этот «краткий рай» можно продлить, повторяя добро и избегая зла. Это возможно, если сделать добродетель образом жизни. Святые, которые «скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления» (Евр.11:37), были блаженны, и для них было неважно: они здесь, на земле, или ушли туда, унося с собой своё внутреннее состояние.

Для святых это постоянный продолжающийся подъём в праведных мыслях и поступках. Их блаженство – в самом исполнении воли Божией, в самом радостном сыновнем послушании, потому что сын исполняет волю отца по любви, а не из страха наказания и не из желания набрать «баллы». Подсчёт невозможен там, где место любви. Бухгалтерский подход немыслимо переносить на Божественное. Сущность и смысл Спасения заключаются в избавлении от греха, которое возможно только в силу действительных изменений отношений между Богом и человеком.

«Царствие Божие нудится», и только употребляющие усилие достигают его (Мф. 11:12). Нужна радикальная внутренняя перемена.

Если кто-то желает блаженства, то логично было бы спросить его, за что же лично он достоин этого самого блаженства. Это надежда на то, что фактического грешника провозгласят праведником и подарят рай без действительного внутреннего преображения в праведника. Амнистия не сделает грешника праведником. Избавление от греха невозможно без деятельного участия самого человека. Это невозможно без нравственного напряжения. «От Духа и свыше» (Ин. 3:3-5) должен родиться новый человек.

Как можно было бы говорить о справедливости Господа, если бы Он наделял блаженством тех, кто ничего не сделал, чтобы заслужить его? Божий Суд – это не внешние судебные акты. Не стоит надеяться на загробное освобождение от последствий греха в мгновение ока и лишь по милости решения Суда, что счастливо повезёт, что «поймут и простят», забудут и не вспомнят грехов, «впустят» в рай и наступит резкая перемена не только в физических обстоятельствах существования, но и в духовном образе жизни, внезапно начнётся блаженная жизнь праведника, хотя сам человек праведником стать не пытался и не стал.

Смерть – лишь одна из физических перемен. За время своего существования человек каждый день меняется физически постепенно и постоянно и трижды радикально поменяет условия существования (рождение, смерть и воскресение). Меняясь физически, человек сохраняет и проносит насквозь через эти состояния свою личность, своё внутреннее «я». Это внутреннее состояние при желании можно характеризовать в категорических тонах: ад/ рай, но для большинства это не очевидное и не категоричное состояние, смена которых может быть поминутной.

Если человек сможет так построить свою жизнь, что сделает непродолжительные проблески рая своей жизнью, если удержит и разовьёт это состояние и будет переживать блаженство не просто в отдельные редкие секунды, а будет жить им, то такой человек уже вступил в рай…

Протоиерей Вадим КИКИН

Публикация журнала «Древо»
(Самарская епархия)

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика