Где заканчивается долг и начинается самоуничтожение?

20.05.2020

9946312335.png

Как христианину понять, в чем заключается его долг? Какая обязанность должна быть на первом месте – забота о себе или о ближнем? Почему мы постоянно чувствуем себя виноватыми? Нужно ли Христу, чтобы мы себя ломали? Своими размышлениями об этом делится священник Димитрий Паламарчук, настоятель Николаевского храма в селе Криворожье на Донбассе.

 

Долг и обязанность – то, без чего невозможна наша жизнь. Нам надо ходить на работу, исполнять послушания, воспитывать детей, делать свои домашние дела. Это нормально и естественно: взрослый человек имеет обязанности и несет ответственность за свою жизнь и жизнь близких. Однако нередко этим начинают пользоваться другие, причем такое случается и в христианской среде. Пользуясь отзывчивостью или ответственностью людей, их призывают делать что-то, что не хочется делать самим. Конечно, это недопустимо.

 

Как определить
зону нашей ответственности и долга

Один опытный священник однажды сказал фразу, которая мне очень запомнилась: помогать хочется тому, кто что-то делает. Если же человек только призывает к деятельности, а сам ничего, кроме слов, в дело не вкладывает, у него вряд ли получится осуществить что-то значимое.

Мы должны заниматься тем, за что несем ответственность, что находится в зоне нашей заботы. Это наш дом, наш храм, наша семья и самое близкое окружение. Как говорил апостол Павел, все начинается с семьи – малой церкви. Когда мы там наведем порядок, тогда можно расширять сферу помощи и ответственности. К сожалению, многие христиане, забывая о долге перед семьей, начинают заниматься непонятно чем. Они убегают от своих обязанностей и распыляются, пытаясь охватить все, но при этом теряют самое главное – свою душу. Это разрушает, ведь «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою?» (Мф 16.26).

 

Долг или несвобода?

Люди постсоветской эпохи не научены отказывать. Мы постоянно чувствуем себя виноватыми – нас так воспитали. Как часто мы называем долгом свою несвободу, неумение сказать «нет», заботу о том, что люди подумают!

Да, человек порой оказывается перед очень сложным выбором между тем, к чему его обязывает долг, и тем, что он считает правильным. Как быть, если следование долгу разрушает? Прежде всего – разобраться, действительно ли это ваш долг, а не манипулирование этим понятием. Например, политики иногда взывают к чувству долга солдат, призывая защищать высокие идеи, а на самом деле – вынуждая их быть орудием по воплощению корыстных интересов. Или от врача требуют рисковать жизнью, не обеспечивая ему положенной защиты. Это неправильно.

 

Должен? Нет, не должен

У нас занижена самооценка, и когда нам говорят: «Давай, ты должен! Ты же врач (священник, христианин, мать)!» – это нас очень задевает, и мы говорим: «Это ведь правда! Я действительно врач (священник, христианин, мать) – значит, должен идти и делать». Так вот: нет, не должен. Апостол Павел учит, что каждому свое служение. Дары Духа Святого разные. Каждый из нас, к чему бы его ни призывали, имеет право признать, что не готов, не хочет, стремится к другому. Если человек не хочет быть волонтером в хосписе, это его право. Это не значит, что он трус или равнодушен к судьбе больных людей. Это значит, что он не готов. Если врачу не обеспечили средства защиты (хотя могли бы), но требуют, чтобы он шел заражаться и умирать, это не о долге, а о манипуляциях на этом чувстве. В душе каждого человека есть ответственность за свое дело, и этим очень удобно пользоваться, чтобы человеком управлять.

 

Сломать себя в угоду Богу?

У некоторых христиан есть заблуждение, заключающееся в том, что долг христианина – это сломать себя во имя чего-либо. Так принято. Зачем? Чтобы соответствовать какому-то образцу или стать смиреннее. Но это неправильный путь, и это совсем не смирение. Вспомним «Письма Баламута» Клайва Льюиса. Опытный бес Баламут учит молодого, Гнусика: подкинь мысль своему подопечному, что он смиренный. Благодаря этой мысли мы научили сотни мужчин считать себя дураками, женщин – считать себя уродинами. Самоуничижение – это порог самоуничтожения. На самом деле смирение – это когда человек адекватно оценивает свои силы. Условно говоря: я знаю, что могу поднять 50 килограммов, значит, за 51 килограмм уже не буду браться. Мы же часто ломаем себя для того, чтобы стать, как нам кажется, правильнее, при этом попадая в руки баламутов и гнусиков.

Часто человек думает: если я православный христианин, то должен хотеть того и не хотеть этого. Например, слушать Баха и Бетховена, а не Queen и Aerosmith. Почему? А потому что – вот и все объяснение. В итоге человек вгоняет себя в жесткие рамки, пытается вогнать в них жену и детей и разрушает все: жена подает на развод, или дети уходят из дома. Вместо того чтобы осознать свои ошибки, он говорит: «У всех святых дьявол действовал через детей и близких». Снимая ответственность с себя, перекладывает ее на бесов – как в анекдоте про монаха, который на свечке яйцо варил. Вот и выходит, что мы, имея ложные представления о своем долге, ломаем и свою жизнь, и жизнь своих близких. Да и не очень близких тоже, потому что, видя такого христианина, они считают, что это поехавший кукушечкой фанатик, от которого лучше держаться подальше – равно как и от его Церкви, и его Бога.

Проблема многих христиан заключается в том, что, приходя к вере, мы зачастую начинаем избегать всего «нехристианского»: культуры, друзей. Весь свой мир сосредоточиваем только в церковном круге, не имеем критического взгляда на наш быт. Это плохо, потому что люди вне нашего круга знают нас и могут честно сказать, как они видят христиан и Церковь, что они в этом не понимают, что их отпугивает. Ведь Церковь – это архаичный институт, и люди с трудом эту архаичность воспринимают. Наш долг – не разрывать отношений с нашими друзьями и знакомыми, даже если они не христиане. Древние святые дружили с язычниками, и это было нормой.

А теперь давайте определим критерии, позволяющие понять, что долг превращается в саморазрушение.

Отсутствие радости и счастья. Человек рожден для того, чтобы быть счастливым. Радость – это главный критерий, по которому мы должны оценивать свою жизнь. Умеем радоваться – значит, все хорошо. Не получается – значит, идем не тем путем.

Ощущение, что нами пользуются. Неумение принимать радость и любовь от других. Часто в семьях происходит так: все начинается с позитивного посыла «я люблю, поэтому буду отказываться от своего счастья ради счастья моей любимой». И отказывается. И жертвует снова и снова, не желая ничего взамен. Получается, что человек готов отдавать, но не готов принимать любовь. Второй половине нравится, что любая прихоть исполняется, она начинает пользоваться этим. Проходит время, ресурс отдающего исчерпывается, и он думает: «Я посвятил всю жизнь ей и ничего не получил взамен. Значит, меня не любили!» Но ведь дело не в том, что не любили, а в том, что он не давал себя любить! Не был к этому готов.

То же происходит в отношении детей. Родители жертвуют всем ради них, и в итоге вырастают эгоисты, которые живут своей жизнью, не думая о тех, кто в них все вложил. Если разобраться с такими случаями, оказывается: чувство долга разрушило все хорошее, что могло быть между людьми, оставив после себя лишь ощущение, что их использовали.

Насилие над собой, принуждение себя делать что-либо. Никакое насилие над собой не может быть хорошим. Оно всегда разрушает. Господь не хочет от нас этого. Однако хотелось бы остановиться на одном аспекте: христианину важно разграничивать нежелание что-то делать и отсутствие сил на это. Я считаю, что при любой занятости надо отставлять время для себя. Митрополит Антоний Сурожский учил: мы должны научиться по-настоящему любить себя. В заботе об окружающих нельзя забывать о себе. Когда человек взваливает на себя слишком много, он не хочет ничего делать даже после того, как уже отдохнул, потому что знает: все равно он сейчас продолжит уставать, и времени на себя не останется. Если оставлять какой-то кусочек суток на собственные увлечения, это вдохновляет трудиться на благо других.

Зацикленность на том, чтобы все было по-нашему. Нам комфортно знать, что нас ждет в будущем – так устроен человеческий мозг. Именно поэтому люди столь активно планируют свою жизнь и негодуют, если их планы не осуществляются. Порой такое планирование воспринимается как долг: нужно все предусмотреть, все учесть. Но в жизни редко так получается. Я прочитал недавно у отца Андрея (Конаноса), что Христа мы встретим не там, где всё знаем. Нам кажется, что мы всё продумали, но посмотрите на Христа, на Его поступки! Наш Господь непредсказуем. Нужно доверять Ему и не пытаться предупредить все возможные беды.

Конечно, без усилий невозможно меняться к лучшему. Но надо помнить: Бог не требует, чтобы мы сломали себя. Он хочет, чтобы мы преображались, учились смотреть на мир детскими глазами. Христос не хочет от нас насилия над собой, Он ждет, чтобы мы исполняли свой долг и становились лучше на этом пути. К слову, пути могут быть разными. Есть путь слёз, есть путь радости, но каждый должен вести нас к чувству прощения, а не самоуничижению. Бог всегда ждет от нас большего, а не меньшего, ведь мы призваны быть святыми. Каждую литургию священник возглашает: «Святая святым!» Так что нужно стремиться к самосозиданию. В нем – наш истинный долг.

Беседовала Екатерина Щербакова

Публикация сайта Горловской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика