Питомцы и любимцы

24.12.2015

lori-0006857910-bigwww.jpg

Отношение к живущим у нас дома животным может разниться от восхищенного обожания любимой кошечки или собачки до холодного отвержения какой-либо привязанности к ним. Есть ли особый смысл в отношениях с «братьями нашими меньшими»? Об этом размышляет клирик Иркутской епархии священник Димитрий Лобов.

Возможно, некоторым покажется, что тема, о которой я хочу сейчас порассуждать, мелочная и не стоит пристального внимания. Но давайте не будем спешить с выводами. Тема рассуждения – это христианское отношение к домашним животным и к их смерти. В большинстве все мы или держим, или держали домашних животных, мы сильно к ним привязываемся и любим. Порой наша любовь к животным граничит с безумием, порой приносит  невероятные страдания, и об этом хотелось бы говорить.                            

Любовь свойственна человеку, он должен любить Бога, подобного себе человека и, конечно же, окружающий мир, тот дом с его обитателями, который дал нам Господь для жизни. Помним и заповедь, данную Адаму в раю: возделывать рай. Помимо того мы знаем, что Адам давал названия всем животным земли и таким образом участвовал в благоустроении мира. Если человек перестает любить и заботиться о мире, то это приводит его к разрушению. Итак, мы должны любить животных, заботиться и сохранять их, мы не можем, любя, не привязываться к ним, и это с нами происходит. В этом нет ничего плохого, ибо что за любовь без привязанности? Мы должны смотреть на наш мир глубоко по-христиански, и тогда никакая привязанность не повредит человеку.

Обычно мы смотрим на наш мир и на животных поверхностно, христианство же нам открывает существующие глубины нашего мира. Христианство нам говорит, что наш мир носит в себе отпечаток своего Творца, и красота нашего мира такова, потому что так устроил великий художник и основатель всего Господь. Красота нашего мира – это отражение той истинной красоты, которую несет в Себе наш Бог.

Очень много положительного и даже душеполезного может вынести для себя христианин из того, что будет иметь дома животное. В контакте с животными мы учимся состраданию, любви, терпению, реализовываем свое желание заботы, получаем ответную ласку, скрадываем одиночество. Но мы должны оказаться способными увидеть и почувствовать раскрывающуюся к нам из всего этого любовь и красоту Божию. Ведь именно Он и именно для нас, согласно Писанию, привел все существующее из небытия в бытие. Человек должен увидеть за верхней кромкой нашего видимого мира Бога, и, увидев, Его полюбить, полюбить в ответ на Его любовь, полюбить через любовь к видимому миру.

Господь устанавливает и рамки нашей любви к животным и миру. Зная, что по слабости веры человек способен уклониться от правильной любви и привязанности к неправильной, зная, что человек может начать любить творение больше Творца, еще в Ветхом Завете Бог повелел приносить животных в жертву и разрешил убивать животных, разрешил есть мясо. Но это произошло не по причине того, что Бог безжалостен к Своему творению. То было актом любви к человеку, ведь если человек любит животное больше, чем Бога, то он создает себе кумира, служит и почитает этого кумира, а это большой грех, за который человек наказывается вечными мучениями.  Из истории многих народов мы знаем множество культов животных, которые существуют и до сих пор. Таким образом, умирая, животные служат цели спасения человека, и в этом мы должны увидеть, насколько ценен для Бога человек. Почему так ценен для Бога человек, так ценен, что Господь идет на то, чтобы мучилось и умирало другое живое существо пусть и неразумное, но дышащее, чувствующее радость и боль страх и гнев?

Когда начинается нами изучение христианства, мы сталкиваемся с прописными истинами, одна из которых говорит нам о том, что после смерти животные не имеют продолжения жизни, из небытия взятое, животное после смерти возвращается в небытие. Я задумался и понял, как это страшно: животное проживает краткий миг жизни, частью которой являются, на поверхностный взгляд, страдания. Мы привязываемся к ним, любим их, вкладываем средства в их содержание, и потом все уходит в небытие, мы сталкиваемся с их страданиями, смертью. Мы видим ищущие нашей помощи и поддержки глаза, но сила смерти сильнее наших желаний жить. Потом мы страдаем и мучаемся от потери, не в силах удержать слез, наша душа заболевает и тлеет.

Мы не можем не страдать и легко соглашаться с такой потерей – всегда больно терять, если любишь, лишь только грубый и бесчувственный человек остается холоден и равнодушен. И какое же утешение нам найти? Его нет! Если бы это был человек, то можно было бы сказать, что его душа жива, но это не человек, здесь омега, ибо нет продолжения.

И опять христианство, как спасительная ладья, призвано спасти душу от отчаяния. Начинаешь понимать, какое благо, когда кто-то есть рядом, пусть не разумный, но друг. Понимаешь, как страшно столкнуться с первобытным небытием, в которое ушел и которым теперь стал твой друг. Видишь, какое благо, что Бог сотворил все, что мы видим, как много имеем от того, что кто-то рядом с нами дышит, и как пусто и страшно, когда того, что было, теперь нет. Христианство не дает тебе забыть причину того, что в мире царствует смерть, ибо возмездие за грех – смерть (Рим. 6. 23), но за чей грех им платиться такая плата? За грех животных? Но, не имея разума, они не имеют и понимания о добре и зле. Это расплата за грех Адама, грех Евы и мой и твой личный грех.

Если ты христианин, ты не можешь этого не осознавать, а осознавая, ты не можешь не ощутить чувства вины и ответственности за то, что в мире происходит. Но должно появиться и покаяние,  ненависть и отвращение ко греху, который ты совершаешь, ведь в нем – причина смерти того, которого ты так любишь.  Господь любит животных, Он любит все дело рук Своих и не желает смерти никому, Его любовь идет ради нашего спасения на жертвы, ибо иначе невозможно нам спастись.

Все для нас – и радость, и горе, и жизнь, и смерть. Смерть наших питомцев  – это своеобразная жертва, которую приносят они за нас, по вынужденному решению на то Творца, чтобы через боль утраты мы образумились, устремились к покаянию и спаслись. И смерть их не напрасна, даже если хоть некоторые окажутся способны ее оценить.

Господь все делает для нашего спасения: и радости, и скорби служат одному делу – спасению бессмертной человеческой души. Ибо Бог ценит человека дороже всего мира, и временное и конечное через покаяние должно произвести в нас вечное и бесконечное. И как прекрасны слова апостола Павла, писавшего: «Посему мы не унываем; но если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется. Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу, когда мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно» (2 Кор. 4. 16-18).

Священник Димитрий ЛОБОВ

Публикация сайта Иркутской епархии


 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓