Не перепутать круги

28.10.2015

Kolomeytsev_1.jpg

12 октября 2015 года вновь распахнула  свои двери «Илиинская гостиная»  – цикл встреч прихожан и  гостей Черкизова со священнослужителями  и мирянами, специалистами в самых  разных областях деятельности. Начало новому сезону бесед в исторической резиденции Московских митрополитов было положено лекцией декана факультета психологии Российского православного университета протоиерея Петра КОЛОМЕЙЦЕВА о семейных проблемах и конфликтах.

Самое первое, что вырастает на пути будущего союза, семьи, малой церкви – это существующая родительская семья. И, надо сказать, что родители часто используют очень «веские» аргументы, беря в свидетели Самого Господа Бога, о том, что нужно поступать так, а не иначе. И часто становятся действительно серьёзной помехой к созданию семьи.

Kolomeytsev_5.jpg

Пример.

Приходит ко мне мама и говорит:

– Батюшка, вот скажите, я его спрашиваю (я сразу понимаю, что речь идёт о сыне – прим. о. Пётр Коломейцев) – тебе кто дороже: мать, которая тебя родила, вскормила, воспитала, обучила или эта рыжая лахудра?

– Боже мой! И что он ответил?

– Представляете, он сказал, что она ему дороже!

– Фух, – говорю. – Слава Богу!

– Как слава Богу? Бог учит, что родители превыше всего! Выше матери ничего нет!

– Даже Бога?

– Ну, – призадумалась, – всё равно мать выше.

– Ну, вы знаете, – говорю, – на самом деле, Бог говорит и по-другому.

– Где? Когда?

– Ну и в Ветхом Завете, и в Новом Завете, в Посланиях апостола Павла, да и мы в чине венчания эту фразу повторяем три раза. И там говорится следующее: оставит человек отца своего и матерь и прилепится к жене своей, и будут два в плоть едину.

Она говорит:

– Как же так? А заповедь? Почитай родителей?

– Да, – отвечаю, – там написано «почитай родителей», но сказано и другое – «мужи, любите своя жены яко своя телеса». То есть жену он должен любить, как свою собственную шкуру, а родителей почитать. Вот мама говорит всё, что вы ему говорите, а он так тихонечко про себя молится и почитает вас, и уважает. И не ругается на вас, хотя вы и говорите ересь.

 

Связь ребёнка с родителями и её «разрыв»

С рождения у ребёнка существует почти симбиотическая связь с родителями. Ребёнок первым делом кричит «мама», что бы ни случилось. Даже в детских домах ребёнок зовёт маму, хотя никакой мамы там нет. И, конечно, для родителей, для мамы очень важен этот момент. Мама это как-то особо воспринимает: ребёнок её очень любит, нуждается в ней. А потом ей бывает очень трудно перестроиться и подойти к тому периоду, когда примерно с 10 лет с ребёнком происходит что-то совершенно непонятное – его как будто подменили. Он уже не кричит «мама», а старается всё от мамы скрыть, начинает вести какую-то самостоятельную жизнь, пытается от неё отвязаться, как от назойливой мухи. Вспомните себя в десять-тринадцать лет.

Kolomeytsev_3.jpg

Происходит такой второй разрыв пуповины. Первый – когда ребёнок родился, а второй происходит здесь. Прежние отношения, почти симбиотические, заменяются другими. Вдруг родителям надо завоёвывать у ребёнка авторитет, доказывать, что они чем-то ему могут быть полезны, репрезентовать свой образ жизни, свои взгляды на мир, а чтобы он им доверял, надо  как бы добиваться уважения ребёнка. И многие родители совершенно к этому не готовы. «Чтобы я добивалась уважения у ребёнка? Да он обязан меня так уважать!» Вот это «обязан» – действительно то, с чем очень трудно бывает бороться.

 

«Нас зовут Павлик»

Бывает, что период «отрывания» от родителей затягивается очень надолго.

Ещё один случай.

Приходит ко мне немолодая женщина. Я бы даже сказал, пенсионерка. И говорит:

– Батюшка, у меня проблемы с мальчиком.

Я говорю:

– С внуком?

– Нет, – говорит, – с сынком.

Я посмотрел на неё с некоторым восхищением. Потому что ей лет шестьдесят. И говорю:

– А сколько же лет вашему мальчику?

– Сорок.

– Ну, он уже большой мальчик.

– Вот именно. Понимаете, батюшка, он уже большой мальчик. И я считаю, я считаю, что ему пора уже, наконец, обзавестись девочкой. Но он всё никак не заведёт себе девочку. И я бы хотела, чтобы вы мне в этом помогли. Потому что, Я СЧИТАЮ, что ему уже пора. Вы знаете, в конце концов, я уже на седьмом десятке, мне тоже дома помощница нужна. И что же, я всё время до самой смерти и буду такого взрослого бугая обслуживать? Мне уже самой нужна помощница. Я считаю, что уже пора.

Я говорю:

– Ну, вы знаете, пусть он тогда приходит.

– Он со мной, он пришёл, он здесь.

– Да, ну тогда пригласите его, мы с ним поговорим.

Она выходит из храма, приводит такого немолодого лысеющего мужчину, который робко идёт за ней.

Я ей говорю:

– Ну всё, можете идти, – а его спрашиваю: «Как вас зовут?»

И тут она выглядывает из-за него и отвечает:

– Нас зовут Павлик.

Kolomeytsev_7.jpg

И вот это такой диагноз – «Нас зовут Павлик». Здесь мы понимаем, что случилось что-то совершенно непоправимое, случилось то, что, фактически, этот Павлик стал ее таким, можно сказать, суррогатным мужем, он стал ее собственностью. И он так и не оторвался, и не оставил отца своего и матерь, как это написано в Писании. И уж как тут прилепиться к жене своей – это совершенно не понятно. Если уж способен он к кому прилепиться, то только к своей матери. Она, конечно же, считает, что самая лучшая супруга для такого мальчика – это она сама. Но она уже старая и поэтому нуждается в помощнице. Но эта помощница должна быть просто ее руками. Головой и сердцем этой супруги будет сама мама, она будет руководить всей семейной жизнью. И вот тут закладывается один из очень серьёзных конфликтов – это конфликт взрослого сына/дочери с матерью или, соответственно мужа или жены с родителями супруга/супруги.

 

О хорошей жене и «плохой» дочери

Какие предпосылки для того, чтобы у мамы создалось такое отношение к своему чаду, как в предыдущем примере? Их полно, наше общество ими изобилует. Например, если это неполная семья, то, поверьте, единственным светом в окошке будет ненаглядное чадо. Для женщины, которая осталась одна с ребёнком, это чадо – и царь, и бог, и все что угодно.

Kolomeytsev_8.jpg

Реальная история. Представьте себе молодую женщину, у которой трое детей, муж, работа. Мама звонит ей по восемнадцать раз на дню в то время, когда дочь совсем не имеет возможности с ней общаться. Она говорит: «Мама, один раз в день, после работы, я готова с тобой поговорить. И то после того, как я приду домой… я мужа должна накормить, я должна у детей уроки проверить, ещё что-то. Когда я всё это сделаю, я тогда могу тебе позвонить». «Ты не христианка», – отвечает ей мама. Такое состояние называется созависимостью.

675.png

Я успокаиваю эту молодую женщину. Говорю ей: «Вы знаете, вы не переживайте, потому что вы никогда с ней не наговоритесь. Как бы она ни говорила вам, что вы не христианка, эти разговоры ваши телефонные ее не насытят. Это все равно, что тушить пожар керосином или лечить алкоголика водкой. Это только усиливает ее зависимость».

 

Пример из провинции

Знаете, в провинции местами существуют свои интересные взгляды, традиции. Например, прибегает молодая женщина к родителям, говорит, что поссорилась с мужем. А отец ей в ответ:

– Он знает, что ты сюда пошла?

– Нет.

– А как ты, не отпросившись у него, пошла сюда?

– Мы с ним поругались.

– Иди к мужу и, прежде чем идти сюда, отпросись у него.

Или, если мать звонит, то звонит она зятю и говорит: «А вы не могли бы, дорогой зять, отпустить мне на один день вашу супругу помочь шторы постирать, мне их так трудно одной снимать, они такие большие. Я потом верну её в целости и сохранности».

Kolomeytsev_2.jpg

Понимаете? Это нормальное отношение к семье. И это нормальное расставление приоритетов.

 

О приоритетах

Очень важно правильно выстроить приоритеты. Если попытаться расположить близких по условным кругам, должна получиться такая картина:

1-й круг – Бог и мы  сами. Ни с кем мы так не близки, никому мы так не открыты, ни перед кем мы так не раскрываемся (и не должны раскрываться), как перед Богом. То, что мы говорим на исповеди, совсем не обязательно пересказывать супругу или супруге. В конце концов, какими-то вещами мы можем травмировать близких. Есть люди, которые не готовы допустить себя в первый круг. Это не правильно. На кого мы ещё можем повлиять на 100 процентов? Только сами на себя с Божьей помощью. Абсолютная откровенность, абсолютная честность, абсолютная открытость, абсолютное влияние.

2-й круг. Разделим его на  две части.

2а – это круг постоянного  пребывания. 2б – такой же близкий, но временного пребывания.

2а – муж или жена. 2б – родители (если мы дети), дети (если мы родители, а наши  дети пока не выросли).

3-й круг – родители и дети.

Дальше идут близкие друзья, родственники. Потом идут коллеги по работе и т.д.

Kolomeytsev_10.jpg

О чём нам говорит эта модель? Когда мы выстраиваем отношения с людьми, нужно понимать, на какую границу мы их допускаем.

Поясню на примере. Для меня было шоком, когда одна девушка сказала, что она с подругой обсуждает всё, даже трудности с супругом в интимной жизни. Мы выяснили, что у нее подруга, по сути дела, доверительнее и ближе, чем супруг. Получается какое-то жуткое преступление против семьи. Подруга руководит ее отношениями с супругом, а супруг – где-то на каком-то другом месте. Кошмар! Просто недопустимо. Никаких подруг, никаких родителей – это место супруга.

68734.png

Вот чему нас учит схемка. Мы должны в нашей близости, в нашей доверительности все равно какие-то границы выставлять. Мы можем сказать: ты моя самая лучшая подруга, или ты мой самый лучший друг, я тебя никогда не предам, но вот эти вопросы я с тобой обсуждать не буду. Это не значит, что мы с тобой поругались. Но есть люди, которые ближе. Это не значит, что они другого сорта, это не об этом. Это о границах нашей распахнутости.

Был такой термин – «душевный стриптиз». Это когда человек распахивается перед всеми и смазывает всякие границы. Интимная жизнь – глубоко личное дело. Сейчас все перепутано. Сейчас, например, говорить о своей религиозной принадлежности и своей духовной жизни стало неприлично, зато рассказывать о своих поклонниках, поклонницах, о своей интимной жизни – это теперь дело общественное, это можно обсуждать со всеми, что, собственно говоря, и делают: в твиттере, инстаграмме, социальных сетях. «Моё лето на Багамах, – пишет одна танцовщица, – с новым бойфрендом». Что-то путается у людей. Я всё время сравниваю супружеские отношения с таинством. Это таинство малой церкви. А в церкви тоже не все молитвы читаются вслух. Мы должны понимать, что есть какая-то сокровенная часть, есть сакраментальные моменты, которые остаются таинством для тех двух.

Kolomeytsev_9.jpg

И второе, что нам даёт эта табличка. Вот мы расставили эти приоритеты, мы понимаем, кто у нас на первом месте, кто на втором, кто на третьем. И нам становится понятно, почему возникает конфликт с тем или иным человеком. Оказывается, мы друг у друга – в разных кругах. Допустим, родители у нас, как и полагается, – в третьем круге, а у родителей мы во втором или даже в первом. И дело здесь не в том, что и как нам говорят – «ты не уважаешь мать, ты не проявляешь внимания» – дело не в этом. Дело в том, что люди просто друг у друга в разных кругах. Вот отсюда идёт конфликт.

И задача в том, чтобы правильно соотнести эти круги, чтобы и самому поставить всех, с кем мы общаемся, в нужные границы и у них быть в тех же самых. Когда мы друг у друга в одних и тех же кругах, мы прекрасно общаемся, прекрасно взаимодействуем, у нас нет взаимного недовольства друг другом, взаимных претензий. Словом, у нас нет конфликтов.

Александр ГУСЕВ

Публикация газеты
храма во имя пророка Божия Илии в Черкизове
«Илиинский вестник»

 

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика