Правила поста

15.08.2015

09-08.jpg

Продолжается очень короткий и весьма строгий Успенский пост. А для чего такое серьезное внимание уделяется в том числе ограничениям в пище? Почему столь опасной является страсть чревоугодия?

На службе чреву?

«О любезном для всех и лукавом владыке – чреве». С такой тонкой иронией начинает свой разговор о страсти чревоугодия преподобный Иоанн Лествичник.

«Начало всему худому служит упокоение чрева и расслабление себя сном», – говорит Исаак Сирин. Страсть чревоугодия и блуда тонко связаны между собой. И невозможно победить блудную страсть, не поборов прежде страсти чревоугодия. «Насыщение есть мать блуда…», – пишет Иоанн Лествечник. И та, и другая страсть по мере своего роста вырастают в извращенные формы. Страсть чревоугодия можно условно разделить на две разновидности: гастримаргия (чревобесие) и лемаргия (гортанобесие).

Примеры жизни знаменитых личностей античного мира дают богатый материал для иллюстрации первой разновидности чревоугодия. Император Гелиобал после того, как объедался до невозможности свободно вздохнуть, шёл на рынок. Его поддерживали два гладиатора, поскольку Гелиобалу от пресыщения тяжело было идти. Он ходил по рынку и принюхивался к продуктам в надежде, что от запаха у него снова проявится аппетит. Гонитель христиан император Максимин мог в один день выпить пять с половиной ведёр вина и съесть 16,5 кг мяса. Он мог ударом кулака перебить ногу у лошади. Поскольку блуд и чревоугодие тесно связаны между собой, Максимин и умер от зловонных гнойных ран на половых органах, знаки которых и до сих пор красуются на статуях, изображающих этого императора.

Всякая страсть – от демонов. И страсть чревоугодия всячески ими поощряется. Но иногда доходит до того, что человек становится уже одержим бесом этой страсти. В «Лавсаике» (388-404 г.) – книге, рассказывающей о жизни египетских монахов, – приводится пример того, как однажды к Макарию Египетскому привели бесноватого юношу. Бес, сидевший в нём, пожирал огромное количество пищи и никогда не удовлетворялся ею. Юноша часто ел свое извержение и пил свою мочу.

Вкушая вкусы

Гортанобесие стало набирать свою силу тогда, когда пища стала приобретать более изысканные формы и тонкие переливы вкусовой гаммы. Постепенно возрастая, эта страсть может приобретать и вовсе уродливые формы. Тонкие смакования всевозможных деликатесов из соловьиных язычков, как на пирах Петрония, заканчивается гастрономическими безумиями. В быту гортанобесие обычно проявляется в пожелании изысканной пищи, характеризующейся особой вкусовой палитрой. При том человечество с безразличием готово вредить собственному здоровью, лишь бы не лишить себя удовольствия побаловать всевозможными кулинарными извращениями. Кто может объяснить целесообразность потребления различных чипсов, копченостей, разных жвачек, Кока-Колы и тому подобного? Ведь вполне очевидна их пагубность для здоровья человека.

Клайв Льюис написал замечательную книгу «Письма Баламута». В ней, по замыслу автора, подана «аскетика наоборот»: бес Баламут пишет письма своему племяннику Гнусику, объясняя, как правильно искушать людей. В семнадцатом письме он обучает Гнусика «Нужно использовать человеческий желудок и вкус для развития недовольства, нетерпимости, немилосердия и эгоизма. Твоя дама в надёжных руках. Для официантов и гостеприимных хозяев она сущий ужас. Она всегда отказывается от того, что ей предлагают, и говорит с лёгким вздохом и улыбкой: "Ах, что вы, мне ничего не надо, мне бы только хотелось как следует заваренного чая или как следует сваренное яйцо, или как следует поджаренный гренок". Но она никогда не находила ни прислугу, ни друзей, которые могли бы сделать эти простые блюда как следует, ибо за её «как следует» открывается ненасытное требование точных и почти неосуществимых вкусовых удовольствий. Тем временем ежедневное разочарование приводит к ежедневному и растущему раздражению, кухарки отказываются от места, дружбы охладевают. Из наших протоколов Лизоблюда известно, что простое излишество в еде менее ценно, чем утончённость».

А вот несколько цитат из Святых Отцов, за которыми мы можем узнать и себя «Чревоугодник… во время поста считает, сколько осталось до Пасхи, и за много дней до неё приготавливает снеди. Раб чрева рассчитывает, какими снедями почтить праздник, а раб Божий помышляет, какими бы дарованиями ему обогатиться», – учит преподобный Иоанн Лествичник. А вот святитель Григорий Богослов говорит о разговении: «Не будем устилать древесными ветвями высоких ложей, устрояя роскошные трапезы в угождение чреву, не будем высоко ценить благоухания вин, поварских приправ и многоценности мастей, Пусть ни земля, ни воздух, ни море не приносят нам в дар дорогой грязи – так научился я величать предмет роскоши! Не будем стараться превзойти друг друга невоздержанностью.., особенно когда другие, созданные из одного с нами брения и состава, терпят нужду... Предоставим всё это язычникам»(Слово 38 на Богоявление и Рождество).

С другого конца

Бесы тонко воюют с подвижниками: иногда, видя, что человек твёрдо стоит в добродетели воздержания, заходят к нему с другой стороны. Они начинают ему внушать мысли о еще о больших подвигах, о том, что его нынешнее воздержание мало и ничтожно по сравнению с подвигами святых. И часто, не разобрав, с какой стороны ветер дует, такие люди начинают накладывать на себя непосильные подвиги и, расстроив таким образом своё здоровье, отказывались значительно ниже того уровня, на котором были раньше.

Поэтому преподобный Исаак Сирин и пишет: «Остерегайся, чтобы не изнемогло слишком тело твоё и не усилилось против тебя нерадение. Всякому надлежит как бы на весах взвешивать житие своё». И преподобный Серафим Саровский предупреждал о том, что если мы самовольно изнурим своё тело до того, что изнурится и дух, то такой подвиг будет безрассудный, хотя и движим был человек поисками добродетели. «Если угодно будет Богу, чтобы человек испытал болезни, то Он подаст ему и терпение. Итак, пусть будут болезни не от нас самих, но от Бога».

По мысли Святых Отцов, каждому нужно определить свою меру и ту золотую середину Царского пути, по которому ему нужно следовать, не уклоняясь ни влево (нерадение) ни вправо (излишество в подвигах). Но при этом нужно быть требовательным и строгим при испытании своей меры.

Болезнь как пост

По болезни Церковь благословляет на попущение физического поста, а то и вовсе разрешает не соблюдать его. Сама болезнь с благодарностью Богу за скорби заменяет собой пост. Пост в питании нам необходим для смирения тела, уничижения его в воздержании для ослабления действия страстей. Но когда болезнь уже выполняет эти функции, то дополнительные ограничения со стороны пищи уже являются не целесообразными, а часто даже вредными.

При этом людям, которые берут благословение на послабление поста, надо внимательно и объективно испытать себя и проанализировать: действительно ли я не могу соблюдать пост? Не говорит ли во мне малодушие или чревоугодие? Преподобный Варсонуфий Великий (VI в.) с великой любовью и снисхождением относившийся к братии и писавший «пост не от немощных телом требует Бог, но от сильных и здоровых, снизойди немного к телу, и это не будет грехом»(Ответ 168), в одном из ответов другому брату рассказывал для его ободрения: «Я был так бессилен, что и сказать нельзя (от поста и болезни, возбуждаемой диаволом; у него была постоянная рвота), но не уступал врагу, а понуждал себя, доколе не укрепил меня Господь» (Ответ 509).

Другой наш великий пастырь и праведник Иоанн Кронштадтский, когда заболел и понуждаем был врачами употреблять в пост мясо, написал своей маме письмо с вопросом, можно ли ему нарушить пост. И его мама, простая сибирская малограмотная женщина, смутилась от этой просьбы: «Как я могу нарушить благословение Церкви?» Получив письмо от мамы, отец Иоанн перестал даже слушать просьбы врачей о нарушении поста. Так относились к посту великие святые.

Правила борьбы

Вот некоторые из правил для борьбы с чревоугодием, которые дает в своей книге «Основы искусства святости» епископ Варнава (Беляев), ссылаясь на постановления Святых Отцов и Предание Церкви:

1. Прежде всего, желая вступить в подвиг борьбы, нужно установить определенное время для еды и не дозволять себе вовсе, без какой-нибудь уважительной причины, принимать пищу прежде назначенного срока и общего часа обеда. Да и по окончании обеда не дозволять себе хоть сколько-нибудь брать из пищи и питья (преподобный Иоанн Кассиан Римлянин).

2. Тело, изможденное подвигами или болезнями, до́лжно подкреплять умеренным сном, пищею и питием, не наблюдая даже и времени. Иисус Христос, по воскрешении дщери Иаировой от смерти (Лк. 8. 55), тут же повелел даты ей ясти (преподобный Серафим Саровский).

3. Если здоровье (а не мнительность наша!) нуждается и в более частом приеме пищи, чем это принято уставом церковным (два раза в день), то смиримся и снизойдем к нему. «Давай телу столько, сколько ему нужно, и не получишь вреда, хотя бы ты ел и три раза в день. Если человек и один раз в день ест, но безрассудно, то какая ему от того польза? (преп. Варсонуфий Великий и Иоанн).

4. Можно человеку перенести время [приема пищи] ради гостеприимства. «Старцы говорят, что успокоить ближнего есть добродетель, и притом великая, особенно же когда кто делает это не потому, чтобы побеждаем был чревоугодием, или не по невоздержанию» (преподобный Варсонуфий Великий). Преподобный Иоанн Кассиан передает, что по всему Египту в его время святые отцы нарушали свой пост ради прихода гостя. И когда преподобный, придя туда с братиями, спросил у одного из них, «почему они так равнодушны к ежедневным постам [нельзя смешивать с нашими церковными!], тот отвечал таким образом: «Пост всегда со мною, а вас не могу навсегда удержать при себе. Притом, хотя пост полезен и непрестанно нужен, впрочем, он составляет приношение произвольного дара, а дело любви есть необходимое требование заповеди, которое должно исполнить. Посему, принимая в вас Христа, я должен напитать Его; по отпуске же вас, сделанное ради Его снисхождение могу вознаградить строжайшим постом; ибо не могут сыны брачнии поститься, дондеже Жених с ними есть…»(Лк. 5. 34-35)» (преподобный Иоанн Кассиан).

5. Нужно наблюдать также за родом пищи. «Отсечем, прежде всего, утучняющую пищу, потом разжигающую, а после и услаждающую. Если можно, давай чреву твоему пищу достаточную и удобоваримую, чтобы насыщением отделываться от его ненасытной алчности и чрез скорое переварение пищи избавиться от разжжения, как от бича (преподобный Иоанн Лествичник).

6. Особенно грешно выделяться. Что подали, то и ешь. «Древнейшие отцы говорили, что кто употребляет пищу не такую, какую все употребляют… тот заражен тщеславием и гордостью» (преподобный Иоанн Кассиан), потому что он выставляет свое дело воздержания и поста как бы всем напоказ, а добродетель требует, наоборот, чтобы последние были, насколько возможно, скрыты от людей (Мф. 6. 16–17).

7. Наконец, надо умеючи есть, чтобы избежать возбуждения страсти. Если последняя борет в самый момент принятия пищи, то бросать тотчас же есть не должно (св. Варсонофий Великий), но нужно постараться сперва побороть помысел вожделения размышлениями о будущем огне, о смерти, о Страшном Суде, об оцте и желчи нашего Владыки, добровольно вкусившего их за нас, грешных, между прочим и ради того, чтобы избавить нас от страстей, о том зловонии, в которое обращается пища. «Когда же страсть одолеет тебя так, что не в силах будешь есть благочинно, то оставь пищу; а чтобы другие, сидящие с тобою, не заметили, принимай понемногу. В случае голода ешь хлеб или другую пищу, к которой не чувствуешь брани» (преподобный Варсонуфий).

8. Но если ты и поползнулся и упал, употребив пищи много, или что другое сделал сродное слабости человеческой, не возмущайся этим не прибавляй ко вреду вред, но мужественно подвигни себя к исправлению и старайся сохранить мир душевный.

А как боролись со страстью чревоугодия сами святые, прежде чем победить ее, – это подвиг выше понимания нашего слабого века. Достаточно сказать, что они подвизались до смерти и не уступали врагу ни одной пяди. Посему борьба их со страстью нередко сопровождалась чудесными знамениями, откровениями, явлениями самих демонов и так далее. Это была не простая мысленная борьба, а великая война, о которой больше нигде нельзя прочитать или узнать, как только в жизнеописаниях святых. И почитать о ней надо хотя бы только для того, чтоб укорить себя из глубины своего сердца как ничего не сделавшего и через то смириться – это очень полезно.

Для чего постимся?

В конце статьи хочу особо подчеркнуть, что пост имеет спасительное значение для души, только если он соблюдается Христа ради для борьбы со страстями. Любая другая мотивация поста – для похудения, укрепления здоровья и т.п. – пользы для души не принесёт, а часто бывает и душевредной. Святая Церковь воспевает на первой неделе Великого поста в понедельник вечером: «Истинный пост есть злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похотей отлучение, оглаголания, лжи и клятвопреступления. Сих оскудение пост истинный есть и благоприятный».

Величайший аскет преподобный Кассиан пишет так: «Если мы будем поститься на том основании, что будто грешно употреблять пищу, то не только не получим никакого плода от воздержания, но еще, по апостолу, подвергнемся тягчайшему обвинению за нечестие, потому что будем удаляться пищи, которую Бог сотворил для употребления с благодарением верным и познавшим истину; потому что всякое создание Божие хорошо и ничего не гнусно, если принимается с благодарением».

Об этом писали все святые без исключения. И святитель Иоанн Златоуст осуждал некоторых константинопольских прихожан за то, что они мяса не едят, а соседей заживо съедают. И Нил Синайский писал что «кто воздерживается от еды и питья, но возбуждает в себе раздражительность и лукавые мысли, тот подобен кораблю, который переплывает житейское море, имея кормчим демона».

Пост – это одно из средств, помогающих бороться с душевными недугами, страстями. Средство не достаточное, но необходимое.

В основе публикации – запись миссионерского дневника
с сайта Запорожской епархии

Фото сайт Иваново-Вознесенской епархии


 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓