Одиночество в семье

26.03.2015

000.jpg

Каждый дом, где обитает любовь –
это и в самом деле дом, ибо в нём отдыхает сердце.

Генри Ван Дайк

Семья – это не только внутреннее дело тех людей, которые волею судеб и собственным волеизъявлением ее создали. Семья – высшее предназначение человека, его оправдание и его ответ. И все же разрушение семьи идет постоянно и с неумолимостью рока. Самые, казалось бы, благополучные семьи рассыпаются у нас на глазах. Что взрывает их изнутри? Одиночество. Кто впустил его внутрь семьи? Мы сами. Кто способствовал этому? Наше государство, наше общество.

Разрушение крепости

Теперь подробнее. Я не могу согласиться с тем, что одиночество – это чувство. Одиночество само по себе вызывает массу чувств, причем не преходящих, а приводящих человека к определенным действиям, к определенному поведению. Таким образом, становится понятно, почему одиночество следует рассматривать как фактор поведения, как явление, существенным образом влияющее на всю нашу жизнь и на жизнь нашей семьи.

«Наш дом – наша крепость!». Да, так было до тех пор, пока в этой крепости был соединенный кровным родством гарнизон и пока в нем был глава, он же командующий, он же духовный лидер. Но история распорядилась иначе. Сначала советской власти не нужна была прочная семья, поскольку в ней не рождались и не воспитывались те самые «винтики и шпунтики», которые нужны были для огромной и бездушной государственной машины. Государство подавления пыталось (и небезуспешно) вырвать самую сердцевину семейного уклада – его духовность. И это, к сожалению, удалось.

Теперь пришла эра рынка, которому семьи не нужны по определению, поскольку пробиться на рынке всего проще одиночке, не отягощенному никакими обязательствами, а тем более детьми. Искусственная финансовая стимуляция деторождения немного исправила демографические показатели, но кардинально ничего не решила и решить не могла, поскольку пресловутый рынок диктует свои законы и во всех более, чем мы, развитых странах приводит только к одному – деградации и развалу семьи. Зачем создавать что-то крепкое, когда значительно удобнее при первых трудностях разбежаться врассыпную из «гражданского брака», побросав в панике все мало-мальски нажитое, в том числе и детей…

Душевная немота

Но речь не об этих кое-как сляпанных союзах, а о тех сознательных и ответственных людях, которые вознамерились создать семью не бутафорскую, а настоящую. Дело благое, угодное Богу и нужное, хотелось бы верить, государству. Сначала о том, каков фундамент у будущего семейного дома. На чем он будет стоять – на песке наших многочисленных и очень разных потребностей или на камне духовности? Вопрос не праздный. По взаимной симпатии и любви сходятся совершенно разные люди, имеющие свои потребности, которые приходится адаптировать к новому семейному состоянию. Сначала кажется, что потерять часть своих привычек, страстей и страстишек ничего не стоит ради будущего семейного счастья, тем более, что и партнер идет на аналогичные жертвы. Но проходит много или мало времени, и начинает казаться, что приобретенное не компенсирует потери, а внимание супруга или супруги приходится делить еще и с детьми, и с работой. И вот уже возникает жалость к себе, внутренняя обида, начинаются недомолвки, упреки. Казалось бы крепкий дом дает трещины, и через них в семью проникает одиночество. Кого оно обнимет своей холодной рукой – мать, отца, ребенка или стариков, живущих вместе с молодыми? Трудно сказать, в каждой семье есть свое слабое звено (чаще всего, конечно, это старики и дети). Именно об этой ситуации Карл Витакер, один из основателей системной семейной психотерапии, писал, что «хуже кошмара семейной жизни может быть только ужас одиночества».

Как понять, что одиночество уже рядом, что оно уже вошло внутрь семьи?

Все одинокие люди страдают одним пороком – немотой. Они перестают говорить друг с другом. Причем это немота не внешняя, это − немота душевная, когда говорить-то можешь, а сказать нечего. В некоторых семьях устанавливается тишина: люди общаются только по делу, иногда говорят о работе, о том, что семьи напрямую совсем не касается. Создается впечатление, что все страшно устают на работе, в школе, в работе по дому и уже не в силах даже говорить. Все, от мала до велика, только и ждут выходных, чтобы разбежаться в разные стороны: кто к друзьям на улицу, кто на рыбалку, кто к подругам поболтать, кто в храм Божий, лишь бы не быть вместе, ведь поговорить-то не о чем.

Протоиерей Сергий ВОГУЛКИН,
доктор медицинских наук, профессор

В основе  материала  публикация
«Православной газеты» (Екатеринбург) 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓