Когда приходит счастье

19.02.2015

IMG_7923.jpg

Двадцать лет священнического служения на самом краю России… О главной радости и повседневных заботах батюшки, о ложном чувстве одиночества, а также о том, что не стоит забывать при поездках на дальние приходы, рассказывает клирик Троицкого кафедрального собора Петропавловска-Камчатского, руководитель епархиального отдела культуры протоиерей Владимир Богославский.

На Севера́

Расскажите о начале своего служения, как оно для Вас складывалось, какой опыт приобретён за эти годы?

− Конечно, любой пастырь приобретает со временем определенный опыт церковного служения. Для меня этот опыт заключается в том, что ты узнаёшь сам себя, на опыте понимаешь, что всякий человек немощен, к этому начинаешь относиться спокойно и принимать это. И уже не так это раздражает, не так ревностно проявляется в твоих эмоциях, все воспринимаешь спокойно. Начинаешь понимать, что перед тобой живой грешный человек, а не ангел.

Сам я покрестился после армии, но желание такое возникло раньше. Как-то раз, ещё до службы в армии, я нашёл большой красивый серебряный крестик стариной работы. Спросил у мамы, крещен ли я, и узнал, что мы с братом не крещены. Крещеной была наша бабушка, и я отправил крестик ей.

В храме в Елизово меня крестил о. Ферапонт, приезжавший послужить к нам в епархию. Но, покрестившись, я в храм не заходил целых полгода. Мой старший брат, более основательный и дотошный, выяснил, что одного крещения мало − нужно обязательно ходить в храм на службы и не только носить крестик, но и вести правильную христианскую жизнь. После его крещения мы стали вместе ходить в храм на службы. А позже брат пожелал обучаться в семинарии, и его направили в Троице-Сергиеву Лавру.  На втором курсе семинарии моего брата обуяли сомнения в правильности его пути. Но он познакомился с отцом Власием Боровским, который наставил его, поддержал, когда брат стоял на распутье. После окончания семинарии о. Власий порекомендовал моему брату поехать на Афон. Брат так и поступил: оформил документы и уехал на Святую Гору, где и служит сейчас как монах Варсонофий.

Когда же я начинал свое служение при епископе Несторе, на Камчатке было всего четыре священника.  К этому времени я уже женился, и меня 2 мая 1994 года рукоположили во диаконы, а 14 января 1995-го – во иереи. Мне тоже захотелось поехать в семинарию вместе с братом, но владыка Нестор сказал, что буду учиться возле него и служить диаконом.

Летом кинотеатр «Родина» был передан епархии. В августе здесь  освятили храм во имя святителя Николая Чудотворца, и владыка забрал меня с собой.

При владыке Несторе я периодически посещал дальние приходы Камчатки. Владыка Игнатий поручил мне окормлять приходы Карагинского и Олюторского районов, посещая их по великим церковным праздникам. В те годы в этих районах были созданы общинки, в которых трудились до меня о. Василий Гончар и о. Александр Алексеев. В Тиличиках община была более слаженной, и прихожане совершали службы мирским чином, а вот общину в п. Оссора приходилось учить основательно всем богослужебным делам и пению.

В первую свою поездку я отправился в лёгкой курточке и спортивной шапке. Слава Богу, по приезде меня одели в тёплую одежду. В дальнейшем, отправляясь в подобные поездки на Севера́,  я обязательно учитывал это обстоятельство. В таких поездках всегда много неудобств: сильные морозы и отсутствие транспорта, но Господь всегда рядом и помогает их преодолевать!

IMG_3454.jpg

Постоянно в тонусе

Были ли сложные моменты в вашей священнической жизни?

− Вся жизнь священника состоит из постоянного духовного напряжения, священник всегда пребывает в трезвении и бдении: правильно ли дал совет человеку, не обидел ли кого резким словом, помог ли человеку, оказал ли ему милость. Сложные ситуации в нашей жизни возникают всегда, ведь не всегда всё получается, не всегда всё знаешь, а в каких-то ситуациях и сам учишься. Всегда стараешься держать себя в тонусе, чтобы случайно кому-то не навредить.

Главный праздник

Самое радостное событие в священнической жизни?

− Пасха! Конечно же, Пасхальные праздники! У меня всегда в эти дни внутреннее ликование о том, что Господь пришёл и победил смерть. И здесь нет никакого мудрствования, но есть счастье от того, что Господь пришёл и совершил всё и больше ничего не надо! Когда наступает Пасха, для меня это радость. Конечно, радость не оттого, что закончился пост, а оттого, что смерть побеждена! И чем старше становишься, тем меньше волнует пост, − меня он никогда не мучает. Даже когда пост заканчивается, думаешь: вот ещё бы попостился.

Само торжество праздника даёт ощущение счастья. В детстве волновал Новый год − подарки, новогодняя ёлка… А теперь этот праздник сделался для меня пустым, в нём нет никакого смысла,  просто поменялась цифра.

А счастье настоящее приходит на Пасху, когда ты осознаёшь, что вся страна, весь православный мир и небо ликуют вместе с тобой. Это счастье!

IMG_3603.jpg

Одиночества нет

Мы часто слышим выражение «Божия правда», а в чём эта Божия правда состоит для Вас?

− Божия правда – это жизнь, и любое от неё отступление – смерть. И грех является отступлением от Правды Божией. Вот яркий пример. Мы знаем, что Бог есть Любовь. И когда мы гневаемся, то отступаем от Любви. Гнев выгоняет из нашего сердца Любовь: сердце наполняется злобой, ненавистью, желанием отомстить, изъязвить человека, задеть его посильнее. И в этом наша неправда, в этот момент человек остаётся без Бога. И пока ты не остынешь, не осознаешь, что потерял состояние внутреннего покоя, Любовь в сердце не вернётся! Такое состояние человек должен оплакивать в покаянии. Правда жизни заключается в постоянном пребывании с Богом.

Апостол Павел говорил: «Желал бы я разрешиться от тела и быть со Христом». И в этом желании быть со Христом есть Правда Божия, христианская правда! Пребывая в Боге, ты чувствуешь мир, тишину, радость и полноту счастья.

Обратите внимание, американцы постоянно ищут внеземные цивилизации, разыскивают гуманоидов, инопланетян, задаются вопросом: одинок ли человек во вселенной? И не задумываются над тем, что ты одинок, потому что ты без Бога. Ведь человек может жить в пустыне с Богом и не ощущать себя одиноким. А может жить и в мегаполисе одиночкой.

Я по себе знаю, что когда ты находишься в молитве, размышляешь о Боге, поговоришь своими словами с ним о трудностях, почитаешь Иисусову молитовку, поперебираешь четки, приходит осознание, что ты не один, что рядом с тобой есть Кто-то. И тогда в душе наступает покой и уют. Для верующего человека, христианина такого понятия, как одиночество, нет.

DSC00082.jpg

Все повинны во всем

Батюшка, все приходящие на исповедь люди высыпают на пастыря вороха своих грехов. Как Вы справляетесь со всем этим?

− Я думаю, что Господь помогает священнику всё это воспринимать проще. Дело в том, что все повинны во всём. Грехи людские почти все похожи, только у одного один грех превалирует, а у иного – другой. И человек изливает душу свою не священнику, который это принимает, а Богу. Когда человек искренне кается, то в душе пастырь радуется за него, что у христианина достало сил открыть свои грехи и освободить свою душу от всего этого груза.

Интервью подготовила Нина ДОРОНИНА

Материал основан на публикации
сайта Камчатской епархии

 Фото С. Лигостаевой и из архива

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓