День обнуления счета

02.03.2014 День обнуления счета

Попросить прощения – не с десятого этажа прыгнуть. Надо всего лишь наступить на горло заунывной и неприглядной песне собственного самолюбия и − это самое главное − просить Бога о помощи. О Прощеном воскресенье − протоиерей Михаил Прокопенко, клирик московского храма Живоначальной Троицы в Хорошеве.

 

Масленица в сознании многих – это неделя веселых гуляний, богатырских игрищ, особой еды, которая завершается сожжением чучела. У православных же кульминацией сырной седмицы является Прощеное воскресенье. Почему смысловым завершением этой недели радости и веселья вроде бы неожиданно становится день, когда люди должны сжечь обиды, стоящие между ними?

− Прощая нанесенные нам обиды, мы не столько оказываем делаем доброе обидевшим нас людям, сколько пытаемся исполнить непременное и самое главное условие самому не быть осужденным на Страшном Суде. Если мы умеем прощать людям их прегрешения, то Отец наш Небесный простит прегрешения, совершенные нами. Именно этому учит нас Евангелие.

Обида вообще никогда не должна отягощать сердце человека. Иными словами, мы, по большому счету, не должны нуждаться в каком-то особом дне для урегулирования своих отношений с ближними. Однако жизнь показывает, что множество наших обид имеет мелочный, сиюминутный, казалось бы, не отягощающий душу характер, каждая – не больше песчинки, а потому мы и не обращаем на них внимания. Однако по прошествии некоторого времени этот песок становится тяжелой ношей, отягощающей душу и осложняющей отношения между людьми. Потому-то церковная мудрость установила некий день, когда счет человеческих обид должен быть обнулен. Этот день, предваряющий Великий пост, называется Прощеным воскресеньем.

А почему такой день в церковном календаре стоит именно перед началом Великого поста, а не когда-либо еще?

− Иногда говорят о посте как особом аскетическом подвиге. С одной стороны, это верно, потому что пост налагает совершенно особую дисциплину на соблюдающих его людей. С другой же стороны, центральное смысловое место поста находится за его пределами − это Воскресение Христово и предшествующие ему Страсти Господа нашего Иисуса Христа.

Церковь призывает верующих присутствовать при таинстве Божия умирания за нас и таинстве Его воскресения для нас. Это присутствие не должно быть омрачено ни самолюбием, ни, тем более, какой-то обидой. Если Христос молился о распинавших Его людях, то и мы, Его недостойные и часто никчемные последователи, призваны хотя в бы малой степени попытаться и в своей жизни отрешиться от вещей, которые христоподражательному поведению никак не соответствуют, – от обид, мщения, желания самоутвердиться за счет ближнего и так далее. Поэтому непременным условием стояния на Голгофе рядом с умирающим Господом, присутствия у Его светоносного Гроба, который стал для нас солнцем правды, источником света Воскресения и предведением нашего будущего воскресения из мертвых, является прощение нами обид и испрашивание прощения у всех, кого мы каким-то образом обидели.

В идеале этот день должен примирить нас как с теми, кого мы обидели, так и с теми, кто огорчил нас. Правда, не всегда в жизни бывает так, что именно Прощеное воскресенье становится моментом перемены наших отношений с ближними, но, по крайней мере, оно должно быть началом этих перемен. Может быть, еще долго нам придется по капле выдавливать из себя обиду, но, по крайней мере, этот день должен напомнить нам о необходимости прощения.

 

Не должен смущаться и тот человек, который ощущает, что нет у него еще полного и всецелого прощения всех безобразий ближних. Ну что же, сегодня нет – завтра, значит, будет. Как говорят в таких случаях, дорогу осилит идущий.

Почему же так трудно бывает попросить у другого прощения?

− Проблема коренится в человеческой гордости − больше ни в чем. Если же говорить о тактических затруднениях, о том, что конкретно мешает, нужно сказать, что зачастую препятствием к тому, чтоб попросить прощения, становится мелочная жалость к себе, боязнь внутреннего дискомфорта и даже малейшего потрясения сложившейся гордой и самолюбивой рутины жизни. Одним словом, даже излишняя погруженность в собственные переживания вредна. Люди часто не понимают, что с некоторыми обидами гораздо труднее жить, чем однажды просто попытаться разорвать тянущийся морок взаимных претензий и попросить у ближних прощения. А какая радость посещает человека после примирения с ближними!

В конце концов, попросить прощения – не с десятого этажа прыгнуть. Ни физических усилий, ни мужества и героизма это от человека вообще не требует, надо всего лишь наступить на горло заунывной и неприглядной песне собственного самолюбия, честно признаться себе в собственной неправоте, отвернуться от себя и — это самое главное — просить Бога о помощи. Божия благодать иногда самое черствое сердце размягчает в мгновение ока, и ссора, которой, как могло казаться, конца и края не видно, исчезает подобно дыму.

В прощеное воскресенье некоторые люди просят прощения только у тех, в отношении кого их обличает совесть, кто-то извиняется у всех, кого встречает, в том числе у людей едва знакомых. Что правильней? И что делать, если нет возможности поговорить и попросить о прощении и примирении у кого-то, кого прежде обидел?

− Что касается возможностей для примирения, то наш век в этом отношении представляется весьма и весьма благополучным − доступ к телефону и интернету сегодня имеют практически все.

А вот однозначный ответ на первый вопрос, наверное, найти непросто. С одной стороны, часто люди отмечают, что участие в чине прощения по окончании вечернего богослужения накануне первого дня Великого поста размягчает каменносердечие, помогает внутренне созреть для того, чтобы просить прощения у тех, кому в самом деле причинил обиду, хотя обычно в городских приходах за этим богослужением собираются люди, у которых даже возможности обидеть друг друга в течение года могло не быть.

С другой стороны, такое ритуалистичное переживание чина прощения может лишить человека трезвого взгляда на собственные взаимоотношения с ближними. Очень умилительно звучат пасхальные песнопения в последний день перед постом, очень трогательно люди дают друг другу братское целование... Глаза у многих увлажнены слезами... Но не есть ли это просто эйфорическое переживание момента, услаждение игрой нервов и разгоряченными душевными чувствами?

Боюсь, что едва ли эта эмоциональная встряска сможет глубоко и надолго изменить отношения между людьми. На мой взгляд, куда важнее в трезвом уме окинуть сосредоточенным мысленным взором прошедшие месяцы и немногими простыми и ясными словами попросить прощения только у тех, кого действительно обидел.

Беседовала Наталия Бубенцова

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓