Из личного блокнота: под «парами» или под парусами?

11.06.2013 Из личного блокнота: под «парами» или под парусами?

Очень часто человек, пристрастившийся к алкоголю или наркотикам, теряет чувство времени. Начинается всё с элементарных вещей — днём спишь, ночью гуляешь. Потому и говорят про пьяниц и наркоманов, что они «путают день и ночь». Это символично, ведь речь идет о понятиях не только  эмпирических, но и метафизических - человек, отвернувшийся от светлых ценностей, неизбежно погружается во  тьму подмен. И тогда уже путается всё: любовь становится страстью, милосердие — выгодой, терпение — злым ожиданием и т.д.

Могу подтвердить, что это очень похоже на то состояние смутного безвременья, которое раз от раза, неделю за неделей вводит внутренний мир человека в опустошающий  мрак. Происходит это после очередного «отрыва». А точнее - срыва, как его по сути определяют в семейных клубах трезвости. У такого безвременья есть одна мерзкая особенность — оно начисто лишает человека терпения. Потому и представляется невозможным противостоять мысленному  «предложению» надраться: окружающая пустота выворачивает тебя изнутри и одновременно, кажется, сейчас раздавит тебя. И ты убегаешь от этого привычной болотной тропой - через винный отдел ближайшего магазина...

Такой маршрут входит в привычку быстро — каких-то полгода еженедельных пьянок, тусовок по клубам и квартиркам хватает. У меня же, когда попал в семейный клуб трезвости, за плечами было более десяти лет пьянства, из которых последние три года я выпивал в среднем поллитра в день. Нет, я не имел вид бомжа и даже ходил на работу, не переставая «крутил романы»... Но всё это делалось под «парами», а, значит, было моей  виртуальной, а не реальной жизнью.

И когда наконец-то Бог поставил меня на путь полной трезвости (у самого сил бы не хватило даже на пару дней «без пива»), я все равно имел возможность выбора: пить или не пить? Ведь никаких гипнозов, кодировок, «зашиваний» и прочей ерунды в общине трезвости не практиковалось и в помине. Но почему-то пьянство, которое ещё вчера было, казалось, частью тебя самого, вдруг очутилось «за стеклом».  Я мог его рассматривать, изучать, помнить о нём, но общаться, кайфовать, «тусить» с ним уже не имел возможности. Это странно и логически не объяснимо, но... мне стало НЕ ИНТЕРЕСНО рядом с ним.

Прошёл всего месяц с того времени, как я впервые попал в общину трезвости. Попытался найти сравнение с тем, как изменилась моя жизнь, и вот что пришло на ум. Как-то раз мне пришлось добираться до дома ранним утром. Вспомнил, как, окунувшись, в переднее сиденье такси, восторженно смотрел на тихую Москву – на ещё не проснувшиеся небоскребы, на притушенный, удивительно скромный глянец вывесок. И главная радость для столичного жителя: машина катилась по мегаполису, не застревая в «пробках» - фантастика! Общее ощущение было такое, будто плывешь на бригантине под алыми парусами…

Вот под ними я, совершенно необъяснимым образом, и пошёл по жизни. Это нельзя сравнить с эйфорией, с излишним романтизмом — нет! Просто каждый процесс, каждое событие обрели чёткие контуры, каждое действие приобрело осмысленность, каждый день — свою ценность. И маленькие радости жизни, которые в той, ухарской жизни проходили мимо или утопали в вине, стали зримо украшать моё мироощущение.

При всей красоте момента мой корабль сел на первый же риф. Дело в том, что очень себе тогда я понравился – такой правильный весь, трезвый «с ног до головы»! Так бы и увлекся самолюбованием, если бы не встречи с людьми, которые, обретя точку опоры в жизни, не стали, согласно известному изречению, «переворачивать мир», а решили перевернуть себя. А именно - перестали прятать от Бога глаза.

Именно такими показались мне при первой встрече «старенькие» - те, кто посещают общину давно и живут в трезвости пять и более лет. Периодически кто-то из них заглядывал на наши беседы. Наглядный пример, как известно, - очень заразительная штука, особенно для тех, кого советская система с бюрократической грациозностью обозвала «сомневающимися». Своим появлением «ветераны трезвости» заставили меня, вечно сомневающегося и цинично настроенного человека, окончательно убедиться в том, что истинное благополучие по определению не может быть связано с рюмочными посиделками.

«Старенькие» охотно делились с нами своими непростыми историями жизни. Все они были чудовищно далеки от голливудских сюжетов, где итоговая победа «хороших парней» и их подруг неразрывно связана с пролитием крови врага и захватом кейса с миллионом-другим  долларов. Главный секрет  возрождения или, если хотите, преображения этих людей заключался в каждодневной работе над своими страстями, будь то пьянка или жажда денег, игромания или наркомания, агрессивность или неуёмное желание развлечься.

При всей трудности такой борьбы они буквально излучали уверенность:  их  исцеление не что иное, как Божий промысел. Все события-чудеса (например, неожиданное получение квартиры, устройство на хорошую работу), случились в их жизни аккурат после того, как они стали приезжать в общину трезвости, и через неё  - исправно ходить в храм, ежедневно молиться...

Понимаю, что у наглухо светских людей наверняка такие доводы вызовут, в лучшем случае, снисходительную улыбку. А некоторые могут решить, что за общиной стоит секта или олигархическая структура, которая таким способом  куёт «зомбированные» кадры для своих тёмных капиталистических замыслов. Когда приходилось сталкиваться с подобными суждениями, поначалу спорил, а некоторое время спустя перестал -  нельзя ослепленному светом лампы доказать, что солнечный свет во сто крат дороже и чище электричества.

Здесь, думаю, стоит сделать маленькую ремарку: никто из общинников не причислял себя к альтруистам. Все были людьми практичными, которые прекрасно отдавали себе отчет, что без оплачиваемой работы нельзя прокормить семью, воспитать и вырастить детей. Но доходное место или «краса ногтей» не являлись для них главной целью. Знаковым стремлением для них всегда оставалось желание (если все по тому же классику) быть «дельным человеком». Если говорить точнее и правильнее – быть людьми Божьими.

Позже одна общинница очень точно охарактеризовала «стареньких»:   «Это люди, у которых внутри находится не один, а два стержня». Тогда  шутливо подумал: «Хорошо бы и мне парочку таких приобрести. Только вот незадача - ни в каком магазине, ни за какие деньги их не купишь». Так прожженный потребитель получил мощный стимул пребывать в трезвости «до победного». И пример «стареньких» очень помогал, когда жизнь стала устраивать проверки на прочность. Но о них  – в следующей части.

Никита Вятчанин

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика