Мария Виноградова: все студенты РПУ идут своим уникальным путем

21.05.2018

8979.png

В интервью порталу «Приходы» выпускница РПУ Мария Виноградова рассказала, как прошла путь от философа-религиоведа до специалиста по вину, но всю жизнь хранит завет университетского педагога, что помогло ей создать православную семью в Италии, усыновить троих детей, покрестить итальянца и заниматься любимым делом, невзирая на трудности.


Вы закончили православный университет, а сейчас занимаетесь вином. Что привело к новой профессии?

– Моя профессия действительно связана с виноделием, я живу в Италии и занимаюсь экспортом итальянского вина, точнее, одной марки итальянского вина Barollo. Я занимаюсь продажами, но моя работа часто выходит за рамки обычных продаж: езжу по Европе и представляю это вино на других рынках, рассказываю о нем, рассказываю о виноделе, с которым я работаю, рассказываю сказки о вине.

О вине? А расскажите, пожалуйста...

– Я работаю с очень интересным вином, оно называется Barollo. Мне очень нравится, когда ко мне приезжают мои друзья, и я могу показать им этот регион, он действительно очень красивый. Ко мне недавно приезжал мой однокурсник, вот только что его проводила, и он сказал, что понял, почему здесь делают такое интересное вино, ведь здесь так красиво, и тут невозможно произвести что-то некрасивое и неинтересное. Я работаю с очень интересным виноделом: получив от дедушки в наследство виноградники, которые не обрабатывались должным образом, он смог создать легендарное вино. Он верил в землю, верил в труд. Он большой экспериментатор и решил на винограднике дедушки, на котором до него выращивали только столовый виноград, высадить нестандартный сорт, например, рислинг, в принципе не выращиваемый в Италии. Таким образом из подростка, который ездил к дедушке, как мы ездим на дачу полоть сорняки, получился знаменитый винодел. Его вино востребовано, его ищут по всему миру, его хотят, его ждут. Я смогла привезти его и в Россию. Вот такие истории труда и истории маленьких людей, которые потом приводят к большим винным успехам.

А что Вас привело в эту профессию?

– Очень странное стечение обстоятельств. На последнем курсе нашего университета я вышла замуж за итальянца и сразу после окончания учебы переехала к мужу в Италию. Очень много лет, с 2006 по 2016 год, занималась почти профильной специальностью: я закончила философско-богословский факультет, и все это время преподавала.

Я всегда хорошо знала английский и даже преподавала его в нашем университете на подготовительных курсах. Я продолжила преподавательскую деятельность, просто подкорректировала её под ребятишек: открыла двуязычный детский сад и учила итальянских детишек на английском языке; кто-то даже брал уроки русского, но это единицы. Я была вполне удовлетворена преподавательской деятельностью, это было мне знакомо, я этим занималась много лет в Москве. Но итальянские родители очень специфичные. Они больше заинтересованы не в программе, не в результате, который дает ребенок, и этим очень отличаются от русских. Одной паре родителей очень не понравилось, что я постоянно жалуюсь на поведение их сына. Когда я говорила, что их мальчик, к сожалению, не занимается, невнимателен, и тактично просила родителей вмешаться и объяснить ребенку, что в классе во время занятий нужно вести себя спокойно и менее вульгарно, родители на меня обрушились и обругали. В тот момент, который для меня не был эмоционально простым в связи с личными обстоятельствами, я закрыла свою школу и сказала: больше не хочу, чтобы мне снова было так больно, тем более, что у меня свои дети и всегда есть удовлетворение от работы с детьми.

И вот однажды, приехав в Москву, я подумала: а что же я хочу делать? Поняла, что мне очень сильно нравятся две вещи: нравится музыка и нравится рассказывать истории. С музыкой, к сожалению, не получилось, потому что я не талантлива в этом. И я подумала, на какой работе мне могут платить за то, что я рассказываю истории. И нашла работу, которая позволяет очень много путешествовать, рассказывать очень много историй, очень часто возвращаться в Москву, встречаться и общаться с интересными людьми, работать на международных выставках и ярмарках и говорить на всех языках, которые я знаю. Это меня зацепило, и я уже несколько лет работаю в этой отрасли.

Какие еще языки, кроме итальянского, Вам удалось выучить?

– Итальянский я выучила, потому что познакомилась со своим будущим мужем. Учила итальянский, когда мы еще встречались, в Москве, в Институте культуры. Я уже училась в нашем университете, и мне очень помогла латынь, которую мы изучали. Когда я была еще школьницей, помимо обычной школы посещала школу ЮНЕСКО – международное учебное заведение, в котором все предметы были на английском. Таким образом я выучила английский, а в старших классах занималась с репетитором французским. В университете у нас был немецкий, а потом я приехала в Италию, пошла на второе высшее образование и выучила испанский.

Вот это подготовка!

– Между итальянским, французским и испанским разница небольшая, так что хвастать особо нечем.

8787832.png

Кроме латыни, чем Вам помогло по жизни православное образование?

– Я предполагала, что мне будет задан такой вопрос. Если честно, не могу сказать ничего специфичного, не могу сказать, что какой-то предмет конкретно помог, но все вместе очень помогло, потому что любая профессия – и та, которой я занималась десять лет после окончания университета, и мое нынешнее дело – предполагает культурный фундамент. Можно сказать, что это было бы невозможно, если б у меня не было моих преподавателей, если б не было тех предметов, которые заставляли думать. Замечательный преподаватель Хлебников, мой научный руководитель Андрей Борисович Зубов, Александр Таркомович Казарян... Когда мы с ними занимались, они настолько стимулировали развитие мысли, формировали костяк гуманитарных ценностей, заставляли думать.

У меня была абсолютно невоцерковленная семья, и для меня прийти в православный вуз стало большим открытием, я первая в своей семье серьезно занялась Православием.

Почему Вы так решили и сделали выбор в пользу именно РПУ?

– Я собиралась поступать в медицинскую академию и провалила экзамены. В тот год, в который я поступила в наш вуз, у меня умерла мама. Она умирала от рака, и в больнице у ее соседки по палате сын учился в нашем университете, и та женщина мне сказала: «Машенька, ты дурью-то не майся, все равно иди куда-то учиться, смотри, у меня сын учится, очень интересный институт, там разное-всякое, только медицинского нет, но экологический есть». Я пошла посмотреть, и мне очень понравился философский факультет, я встретилась с Александром Торкомовичем, и он так убедительно рассказал о необходимости этого образования, что я решила попробовать.

Когда начала учиться, я по-прежнему думала о поступлении в медицинский вуз. После первого курса вновь попробовала поступить в медицинский университет, но опять не сложилось, и я поняла, что это знак: это был не мой путь, и делать этого было не нужно. Я со спокойной душой закончила РПУ, потом мне в профессии помогли все гуманитарные знания и весь этический корпус знаний, которые я там получила. Причем преподаватели передавали нам не только знания, но и личный опыт.

Институт был небольшой, после первого курса наш факультет сократили, нас осталось восемь или девять человек. Диплом защитили всего восемь человек. У нас был настолько индивидуальный подход к студенту, могу сказать, что нам очень сильно повезло: сложились доверительные, очень серьезные, глубокие отношения с каждым преподавателем, особенно с теми, кто читал нам курсы годами; мы занимали у них опыт.

Я хочу подчеркнуть мою глубокую внутреннюю связь с Андреем Борисовичем Зубовым. По-девичьи, по-детски у меня было к нему настолько благоговейное отношение, что не было и мысли защититься не у Андрея Борисовича, это было бы предательством по отношению к нему. Когда я сдавала у него свой последний экзамен, мне достался билет, на который я, может быть не очень удачно ответила, не так, как я хотела бы ответить, и Андрей Борисович сказал: «Машенька, я все равно ставлю пять. Вы умница, я Вас очень прошу: всю жизнь держитесь за Православие, как за рукоятку, и никогда его не отпускайте». Я эти слова до сих пор помню. Он один раз за все время позволил себе отпустить личный комментарий как Маше, а не как студентке, и это я запомнила на всю жизнь.

Когда в моей жизни происходят какие-то тяжелые ситуации, которые, к сожалению, есть, я вспоминаю его слова, и они придают мне силы. Вместо отчаяния – помолиться, настроиться и что-то сделать. Я считаю себя очень счастливым и везучим человеком, что все сложилось именно так, что это был маленький факультет, мало народу, такие преподаватели и такие коллеги по курсу.

Как будто бы специально так получилось: сегодня я проводила в аэропорт своего университетского товарища, который ежегодно приезжает ко мне в отпуск. Я со всеми до сих пор на связи, они приезжают ко мне в Милан, я приезжаю к ним в гости в Москву, это очень близкие отношения, это дорогого стоит. Я вижу, что многие мои друзья, мой муж практически потеряли все связи со своими сокурсниками. Для меня же это был уникальный опыт, тем более что я потом училась в итальянском вузе, но такой близости ни со стороны преподавателей, ни со стороны студентов не возникало.

Вы живете в Италии, это неправославная страна. Удается ли выполнять завет Вашего педагога и «держаться за Православие как за рукоятку», придерживаться православных канонов и вести церковную жизнь?

– Получается. В отличие от других европейских стран, например, Германии или Франции, в Италии православных храмов очень не хватает, особенно если ты не живешь в большом городе. Для того, чтобы попасть за службу, я еду в храм 40 минут. Тем не менее, конечно же получается, потому что Православие – это то, что у тебя внутри, у твоих детей, в твоей семье. У меня вся семья православная, мой муж, уже будучи моим мужем, принял Православие.

Это редкость для итальянцев...

– Да, потому что большинство итальянцев атеисты, несмотря на то, что Италия считается католической страной. Они не заинтересованы в религии, в вере. А мой муж принял Православие, все мои дети православные, у меня было двое кровных детей, три месяца назад родился еще один, Николай, и трое приемных детей. Я всех детей крестила в православном храме. Когда родился Коля, у нас даже не возникло вопроса – он был крещен в Православие, а его крестными стали мои однокурсники.

3432436798786756.png

Почему Вы решили усыновить еще троих детей?

– Первой была удочерена девочка в 2014 году. Я всегда думала об усыновлении, этот шаг казался необходимым: нужно помогать пожилым, нужно помогать детям. Я могу иметь детей, у меня нет физической необходимости усыновлять, но мне показалось, что это надо сделать, это будет правильно. На Руси всегда усыновляли сирот, всегда нужно было кому-то помогать. Я смотрю на себя со стороны: у меня есть кров, есть семья, есть дети, у меня есть возможность еще кого-то вырастить.

А муж был не против?

– Я со своим первым мужем развелась и удочерила девочку в период, когда уже была в разводе. Сейчас я снова замужем, мой второй муж еще не принял Православие, но очень уважает нашу культуру. Все усыновления происходили с этим человеком, он, конечно, только «за».

Усыновляли детей из итальянских детских домов?

– У нас дети из Кирова и Северодвинска. Детки всегда на мне больше, чем на папе, поэтому я считаю, что они должны быть со мной «одной крови», – у нас должно быть взаимопонимание и на культурном, и на языковом уровне.

Вы с ними по-русски в семье разговариваете?

– У нас все дети билингвы, все говорят по-русски и по-итальянски.

Усыновляли их в младенческом возрасте?

– Саше было два годика, Андрею – шесть лет, а Сереже исполинось четыре. Мальчики между собой братья, они появились через два года после того, как появилась Александра. Опыт с Сашей, хоть изначально и стал очень тяжелым, но потом он был очень приятным, и мне показалось, что я смогу еще. Пошла знакомиться с одним мальчиком, он очень понравился, а мне сказали, что у него есть брат. Решили брать и брата.

Как Вы справляетесь? Делаете все сами, или есть помощники?

– Моя мама умерла, когда я еще поступала в институт, тетя и дядя в Москве, они приезжают. Когда родился Коленька, они приехали и помогали целый месяц, но, к сожалению, я в основном одна. Я пока в декрете – Коля совсем маленький, еще пару месяцев буду в декрете, а потом надо будет начинать снова работать. Ребятишек много, это начинает становиться профессией; не исключаю возможности, что я поменяю работу. Или уволюсь и пережду момент, пока Николай вырастет. Мне почти 35 лет, не знаю, смогу ли я еще пережить радость такого юного материнства. Первый малыш родился, когда мне было 24 года, тогда все было иначе. Теперь материнство хочется пережить качественно, не пропустить ни одной слезинки.

К тому же мы переезжаем, и может быть, в связи с переездом я поменяю работу. Возьму паузу, чтобы насладиться ребенком.

6985.png

Дети ходят в храм с Вами?

– Да, они причащаются. К сожалению, из-за расстояний и рождения малыша не получается приезжать в храм каждое воскресенье, но мы стараемся это делать как можно чаще. Всю беременность я работала в нашем приходе на добровольных началах, в воскресной школе. После службы деткам рассказывала Закон Божий в упрощенной форме. Здесь много русских, много украинцев – много православных. Это было летом, детки свободны от школы. Было очень здорово, мне этот опыт очень понравился.

А Вы бы хотели, чтобы у Ваших детей было такое же образование, как у Вас?

– Мне мой личный опыт очень понравился, но уже имея детей, я поняла, что долг каждой мамы – направить на самое хорошее, но оставить выбор за ними. Я хочу, чтобы они выросли православными людьми, хочу, чтобы они стали хорошими людьми прежде всего. Но выбор специальности останется за ними. Православие они, надеюсь, сохранят в сердце. Важно, чтобы они росли с костяком правильных принципов, здоровых взглядов на жизнь. Желаю им всем добра, чтобы они были свободны и счастливы, как в свое время мои родители дали мне возможность быть свободной и счастливой.

Расскажите о Ваших самых ярких студенческих воспоминаниях.

– Их было так много! Мне очень нравились наши поездки, мы ездили по монастырям. Еще одно яркое воспоминание: когда я пришла в университет и была полной соплячкой, не знаю, почему и как, слышав меня только на уроках английского языка на подготовительных курсах, мне доверили группу ребят, которой я преподавала английский на подготовительных курсах. Для меня это было чудо! Это доверие для меня было очень важным. Мне доверили группу подростков, это сделало огромный вклад не только в мое профессиональное становление, но и в становление человеческое. Это был взрыв взрослости, я выросла благодаря этому.

Ну и, конечно же, первая влюбленность. Романтические отношения – это отдельная статья. Кто-то очень сильно нравился, с кем-то получалось встречаться, остались очень приятные воспоминания. Со всеми сохранились добрые отношения, мне нравится наблюдать, как сложились судьбы моих однокурсников. В некоторыми сокурсниками даже удается вместе работать, мы связаны профессионально.

Я была девочкой очень домашней, всегда училась, мне было сказано учиться хорошо, а в университете я прошла своеобразное крещение через столкновение с людьми с другими взглядами, с другими видами на жизнь, другими личными ценностями. Это был уникальный опыт! Не знаю, желаю ли я детям православного образования, но я совершенно точно желаю им пережить эти эмоции. В университете я физически чувствовала, насколько я меняюсь. Я была вообще не воцерковленной, и открытие Православия во взрослом возрасте стало для меня очень интересным опытом. Понять Православие не потому, что тебя бабушка водила в церковь, где ты ставил свечку, а открыть для себя православную веру именно со стороны логики – вот что было здорово. Если бы мне просто сказали, что так надо делать, вряд ли бы я стала православным человеком, но когда мне объяснили, что и откуда пришло, какой путь прошло Православие, это – совсем другое дело. Я безумно рада, что так сложилась моя судьба.

Что пожелаете сегодняшним студентам РПУ?

– Прежде всего, я бы пожелала сегодняшним студентам смотреть на то, что они проходят, не с формальной точки зрения, не с той позиции, что я получаю образование, дабы потом что-то сделать. Нужно прочувствовать, насколько уникальный путь ты проделываешь. Я училась в Европе в католическом университете и надеялась, что будет мало-мальски похоже на православный конфессиональный вуз, но, к сожалению, так не было. Это был банальный светский вуз без духовной составляющей. Я бы пожелала сегодняшним студентам прочувствовать, в насколько уникальном институте они учатся.

Учиться сейчас в православном учебном заведении – это все-таки своего рода анахронизм, и здесь важно прочувствовать, насколько уникален твой путь. В итальянском есть прекрасное слово «alluridzare», то есть понимать всю ценность происходящего. Желаю им почувствовать то же самое, что поняла я, уже когда приехала в другую страну. Конечно, я желаю всем остаться на Родине, чтобы жизнь складывалась спокойно, легко и комфортно, но прежде всего желаю им суметь почувствовать, насколько Православие важно для них.

В университете они, безусловно, получат необходимые знания, но главное – осознать, каким уникальным путем ты идешь. Желаю им этого от всего сердца!

Беседовала Елена КАРПОВА

Фото из личного архива Марии ВИНОГРАДОВОЙ

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓