«Сейчас вылетит птичка»

07.04.2015

Патриархия.ру1.jpg

В 1995 году по Патриаршему благословению стараниями православного общества «Радонеж» в Московском Кремле был возрожден старинный русский обычай, согласно которому в день Благовещения выпускали на свободу птиц. Но если раньше москвичи перед этим праздником покупали птиц на Охотном ряду, теперь на Благовещение в небо взлетают голуби, выращенные Всероссийским обществом голубеводов. На Соборной площади Кремля их выпускает в неба Предстоятель Русской православной Церкви.

Пожалуй, все видели это на фотографиях или в видеорепортажах. А как получается заснять такое в полном смысле слова мгновенное событие? С вопросами об этом мы обратились к известным и уважаемым церковным фотографам.


Однажды голубь «позировал»

Сергей Власов, сотрудник Пресс-службы Патриарха Московского и всея Руси:

− Вам принадлежит знаменитый снимок, широко разошедшийся в свое время по разным изданиям. Когда приснопамятный Патриарх Алексий II выпускал с паперти Благовещенского собора Кремля голубей, Вам удалось запечатлеть  Предстоятеля и белую птицу, как раз за мгновение до этого взлетевшую с его руки. Помните ли Вы, как сделали этот кадр?

− Да, помню. Принесли стремянку высокую – метра три, наверное. Я залез на нее, собрался снимать телеобъективом. Вышел Патриарх на паперть, ему подают голубей, я навожу объектив − сейчас должно что-то произойти. И тут понимаю, что пленка заканчивается: на счетчике – предпоследний кадр. А перемотать пленку и поменять ее времени уже нет. И вот Патриарх разжимает пальцы, выпускает голубя, а тот не улетает, порхает возле руки.  И я поймал момент, сделал снимок.

1998.jpg

− Сейчас не верится, что подобный кадр можно было сделать без серийной съемки…

− Фотоаппарат, с которым я тогда работал, не был предназначен для серийной съемки. Это сейчас техника позволяет такое: нажал кнопку – и снимаешь десять кадров в секунду.

Снимок, о котором мы говорим, был сделан 7 апреля 1998 года. За год до того тоже получился хороший кадр, но там не было динамики: здесь всем понятно, что птица взлетает, у нее даже крылышки немного смазаны, а на снимке 1997 года Патриарх просто держит двух голубей, подняв вверх руки. Его тоже перепечатывали различные издания, но тот снимок, что сделан в 1998-м, известен больше всех.

1997.jpg

− Как можно поймать такой момент?

− Сосредоточиться, и больше ничего. Главное – представить тот кадр, который ты хочешь снять. Получится он, не получится – другой вопрос. Порой это зависит от вещей, которые нельзя заранее предугадать.

Если сравнить с событием 1998 года, которое мы вспоминаем, сразу скажу: обычно голуби так себя не ведут. Тот голубь не улетал, а порхал какое-то время возле руки Святейшего Патриарха. Получается, что птица даже немного «позировала».

Снова такой кадр не сделаешь. Лучше сделаешь, хуже, а такой – нет. А вот как лучше сделать – это вопрос.

Вообще, если говорить про съемки последних нескольких лет, должен с сожалением сказать, что голуби больше не «позируют». Понятно, что взмах крыла трудно поймать, но бывают и кадры, на которых в определенный момент птица так сложит крылья, что на фотографии это выглядит, будто их нет вовсе.

Птиц привозят в специальных клетках с голубятни – понятно, им хочется поскорей расправить крылья, и когда открывают  клетки, чтобы достать голубей, некоторые пытаются взлететь прямо оттуда. Взлетев над площадью в этот праздник, голуби группируются в некотором отдалении и, наверное, уже вместе следуют в «место дислокации» − на голубятню.

Вот для видеокамеры это замечательная съемка: люди движутся и улыбаются, голуби разлетаются в разные стороны, если же еще какая-то из птиц полетит на камеру... А фотографу – как повезет.

− В этом году исполняется 20 лет с тех пор, как по инициативе общества «Радонеж»  была установлена «старая-новая» традиция: в праздник Благовещения Предстоятель Русской Церкви выпускает со ступенек собора в Кремле белых голубей. По Вашим наблюдениям, что-то изменилось в этом обычае за прошедшие годы?

− Пожалуй, ничего особо не изменилось: Патриарх все так же выходит на паперть, ему передают голубей, затем Святейший их выпускает. Раньше еще были птички маленькие в клетках – их дети выпускали после голубей. Вообще, конечно, в прежние века принято было принято отпускать на волю лесных птиц, но голуби – это очень красиво, и для фотографа гораздо лучше. Так что спасибо обществу «Радонеж».

Впрочем, сравнивая с тем, как было в самом начале, могу сказать, что происходит сейчас все более организованно, что ли… Вот по фотографии 1998 года можно видеть: Патриарх стоит на ступенях, держит в руках голубей, а сзади из храма продолжает выходить народ… Сейчас все упорядочено, и благодаря этому задний план не «засорен», нет мельтешения людей и различных объектов.

Патриархия.ру.jpg

Современная техника позволяет фотолюбителям наснимать по одному сюжету огромное число кадров. Но хорошо может получиться один-два, а то и не одного. А какой процент удачных кадров получается у профессионального фотографа?

− Когда же найти время для того, чтобы из множества кадров выбирать удачный? Нужно знать, что ты снимаешь, представлять примерно кадр, готовиться. В этом случае ты действительно подойдешь в нужный момент и снимешь то, что нужно.  И не надо тогда никакой серии.

Серийная съемка нужна, когда какое-то событие происходит мгновенно и больше не повторится.

− То есть, несмотря ни на что, работа идет покадровая?

− При репортажной съемке делается несколько дублирующих снимков, чтоб убедиться, что в кадре никто рот не открыл, нет закрытых глаз, неловких движений. И выбираешь уже один из пяти, но не из десяти и более кадров.

Патрирахия.ру_2014.jpg

− Как вести себя фотографу на службе?

− Спокойно и ответственно. Никогда не мешать богослужению − все что нужно, человек и так снимет. Конечно, когда происходит какое-то движение, надо поймать момент, но, опять же, суетиться не следует.

− А часто приходится пропускать потенциально красивый момент радо того, чтобы не нарушить благочиние богослужения?

− Бывает. Что-то не уловил, автофокус не успевает навестись или еще что-то…

− Получается, фотографу в храме нужно быть «невидимкой»?

− Ну как можно стать незаметным? Все равно фотографа видят стоящие в храме. Нужно быть спокойным, знать богослужение и понимать, что ты хочешь снять. Не требуется стоять подолгу на виду у всех и ждать – нужно подойти в нужный момент, снять и отойти.

Патриархия.ру2.jpg

 

«Подобная съемка – сплошные эмоции»

Владимир Ходаков,
фотограф Синодального отдела по монастырям и монашеству:

У вас очень большой опыт фотографирования в кремлевских соборах, Вы многократно присутствовали при том, как со ступеней кремлевского собора Патриарх выпускал голубей на праздник Благовещения. Такая традиция началась при приснопамятном Патриархе Алексии II и продолжается ныне Святейшим Патриархом Кириллом. А есть ли какая-то разница между тем, как все происходило в те времена, и тем, как происходит сейчас?

− Фотографировать за богослужениями в Кремле я начал в первой половине 90-х, практически с того времени, как в кремлевских соборах вновь стали совершать по праздникам службы.

Неоднократно бывал и на праздновании Благовещения, видел, как выпускал голубей Святейший Патриарх Алексий, и присутствовал при том, как эту традицию в год своего избрания продолжил Святейший Патриарх Кирилл. В принципе, ничего не изменилось: птицы те же, радость людей та же. С той же чудесной, я бы сказал, детской радостью, что и приснопамятный Патриарх Алексий, ныне птиц в небо выпускает наш Святейший Патриарх Кирилл.

Не могли бы поделиться секретом, как можно сделать красивый кадр в этот момент?

− Я не знаю, пожалуй, фотографа, который в этом случае мог бы сказать: «Как я задумал, так и получилось». Это всегда непредсказуемо. Подкупить птиц невозможно, поэтому всегда подобная съемка – сплошные эмоции. Каждый раз думаешь: вот я сейчас сверху сниму, в том году голубь летел на меня − встану здесь, чтоб поймать нужный ракурс. Но только если повезет, получится хороший кадр.

Иногда перестраховываешься на случай неудачи: снимаешь какую-то статику, фиксируешь предварительные моменты, приготовления, фотографируешь собравшихся детей. Что же касается главного момента, это всегда происходит неожиданно. Иногда птицы летят выше или ниже ожидаемого – здесь не срабатывают шаблоны. Вряд ли кто-то скажет, что точно знает, как их снимать; каждый раз получается по-новому.

У фотосъемки в храме есть своя специфика, тем более, в «особые» дни церковного календаря. Как удается зафиксировать происходящее на службах и при этом не помешать течению богослужения?

− Как известно, есть годовой богослужебный круг, существует определенный порядок служения в храме. Чтобы снимать в церкви, нужно, прежде всего, знать службу, понимать, что за чем следует, что и как происходит. Снимая в определенном храме, с определенным священником или архиереем, следует  занимать только те точки для съемки, которые позволяет данное тебе благословение.

Что же касается особенных дней, тут тоже приходится все уточнять и предвидеть. Например, когда фотографируешь на праздник Преображения освящение плодов, очень многое зависит от того, где поставят фрукты. А при съемке крестного хода вокруг храма надо знать особенности конкретного церковного здания, ведь необходимо показать не только идущих людей, но и сделать так, чтоб на фотографии было понятно, где это происходит; важно сделать кадр с привязкой к храму, показать особенности именно этого конкретного крестного хода.

Поэтому на съемку обычно приходишь заранее, продумываешь, как лучше сделать. Эти кадры в принципе повторить нельзя, поэтому ты должен думать одновременно и о том, чтобы не помешать службе, и о том, как сделать красивый и интересный снимок, при этом учитывать не только композицию, но и освещение: как будут падать лучи солнца или где находятся светильники в храме.

Мне кажется, секрет в том, что фотограф должен ходить на все службы, чтоб в будущем году знать, как снимать. То есть он должен быть примерным прихожанином.

Покровский монастырь.jpg

В связи с появлением цифровой техники сейчас многие снимают большое количество кадров сразу, но вот удачных снимков в этих «сериях» найти так и не удается…

− Смотря что считать удачным: если просто чтоб горизонт не «заваливался» и изображение не было смазанным – это одно. Для профессионального фотографа удачные кадры − совсем другое. И, если говорить строго, если один кадр со съемки окажется удачным – особенным − это уже хорошо.

Так что же считать удачным кадром? Каждый фотограф ставит перед собой особую задачу. Есть, например, большая разница в том, когда ты «работаешь» на интернет, зная, что поставишь 20 снимков и тем самым покажешь галерею события, или когда, например, фотографируешь для газеты. В этом случае тебе нужен один снимок, который отразит все – и архитектуру, и кто служил, и суть, настроение происходящего.

Очень часто в печатных изданиях может пройти всего лишь одна фотография. Потому, иллюстрируя богослужение, не поставишь фото только архиерея – а где люди? Если же это день Благовещения, опять же, желательно, чтоб в кадре был не только священнослужитель с птицами  – нужно, чтобы было видно, где это событие происходит, показать, как реагирует народ.

Важно заранее ставить задачу, прорисовывать кадр, делать раскадровку. Меня раньше учили: перед тем, как идти на съемку, набросай от руки эскизы будущих фотографий. И сейчас я, даже если не всегда рисую кадры, по крайней мере, обязательно «выстраиваю» их в голове. Хотя, конечно, в случае с голубями все несколько сложней – с ними не договоришься, их не заставишь делать так, как тебе нужно.

А серьезные настоятели, серьезные игумении, серьезные архиереи, выпуская в небо птиц в этот день, становятся, как дети. С одной стороны, это хорошо, с другой стороны, думаешь: можно ли в официальном церковном издании поставить такой кадр? Это дилемма.

Еще бывает обидно, когда голубь вышел на фото очень хорошо, а человек в этот момент закрыл глаза или нечаянно заслонил руками лицо − все же в этот момент радуются, смеются, эмоции бьют ключом.

Это «детский», радостный праздник, когда все мы испытываем восторг. Он отчасти сравним с ощущением пасхального торжества, хотя, на мой взгляд, на Пасху мы ощущаем особую внутреннюю радость, тогда как в праздник Благовещения  в обычае отпускать птиц радость выходит наружу. И все становятся, как дети.

 Беседовала Наталия БУБЕНЦОВА

Фото из личного архива Сергея Власова,
Официального сайта Русской Православной Церкви
и сайта Покровского ставропигиального монастыря Москвы

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓