Дерзновение надежды

18.02.2015 VZP-23.jpg

В день, когда Церковь совершает празднование в честь иконы Божией Матери, предлагаем нашим читателям очерк Т.М. Богословского об этой чудотворной иконе, впервые опубликованный «Журналом Московской Патриархии» 70 лет назад − в мае 1945 года.

Нескончаемо длинная вереница лет, почти две тысячи, отделяет нас от мгновения, когда Богоматерь завершила Свое многоскорбное земное поприще и отошла в светлое царство нетленной славы. Но ни время, ни исторические катаклизмы, ни сутолока повседневной жизни не смогли изгладить или умалить благоговейной любви человечества к Приснодеве и поклонения Ей. Время лишь усилило это почитание, начало которому было положено еще во времена апостольские, ибо поколения верующих бережно передавали от отцов к сыновьям повествования о бессчетных милостях Ее, о неисчерпаемой любви Ее к самым несчастным, убогим и, казалось бы, безвозвратно погибшим.

Церковная история сохранила нам лишь немногие письменные свидетельства современников о Богоматери, но все они дышат подкупающей простотой и полны безыскусственного, безмерного восторга перед тихой святыней Божией Матери.

Одно из подобных свидетельств − дошедшее до нас письмо св. Дионисия Ареопагита, который предпринял далекий путь по морю из Греции в Иерусалим для того, чтобы видеть Богоматерь, и поведал свои мысли и впечатления святому учителю своему − апостолу Павлу. Знатный и образованный эллин, он один из немногих в афинском Ареопаге слушал внимательно проповедь апостола о Воскресении и впоследствии стал его учеником (Деян. 17. 3−4).

Он пишет, что когда был введен апостолом Иоанном Богословом в храмину к Пресвятой Деве, то узрел Ее исполненной великими знамениями начатков вечного блаженства. «Свидетельствуюсь Богом, − продолжает он, − аще не бы были мне божественная твоя учения и законы в памяти, разумел бы Ю быти истинным Богом и одному истинному Богу подобающим поклонением почтил бы Ю»¹.

Второе свидетельство оставил нам св. Игнатий Богоносец, архиепископ Александрийский. Предание говорит, что он был тем дитятей, которого Господь призвал и поставил посреди Своих учеников, сказав: «Если не обратитесь и не будете, как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф. 18. 1−3). Св. Игнатий писал апостолу Иоанну Богослову: «Много жен у нас только о том и думают, как бы проехать к вам, чтобы видеть Матерь Иисусову. Достойные доверия люди поведали нам, что в Ней, по Ее великой святыне, человеческое естество кажется соединенным с ангельским. И все такие слухи возбудили в нас безмерное желание видеть это небесное чудо».

В те древние времена люди переплывали море и шли издалека, чтобы видеть Богоматерь и поклониться Ее кроткому величию; ныне это общение стало много шире и глубже, ибо не связанная более узами плоти, осеянная небесной славой Честнейшая Херувим Сама спешит, по неотложному Своему обещанию, навстречу страждущим, Сама на распутиях жизни взыскует погибших и изливает на них милости через Свои святые иконы.

Образ из Воскресенского храма Тарусы - один из самых точных списков Борской иконы Богородицы

На Руси издавна писали образа Богоматери особого начертания, которым было усвоено трогательное наименование «Взыскание погибших».

Богомладенец изображается на них в коротком хитоне, стоящим во весь рост; лик Его нежно обращен к Матери, обе ручки объемлют Ее. Владычица, придерживая легкими движениями рук ласкающееся Дитя, преисполненная материнской любви и небесной кротости, преклонила к Нему главу. Но проникновенный взор Ее милостиво и внимательно устремлен на молящегося, левая рука Ее несколько разжата; Матерь Божия как бы готова протянуть ее, чтобы ободрить грешную душу, поднять ее и привлечь к Себе.

В середине XVIII века, примерно двести лет назад, совершилось прославление некоторых икон этого наименования, и с тех пор почитание образа «Взыскание погибших» распространилось повсеместно. Особенно известны и чтимы из них следующие.

В Тарусском уезде Калужской губернии, почти на границе ее с Московской, неподалеку от Серпухова и Малоярославца было расположено село Бор с деревянным, крайне убогим храмом, в котором св. сосуды были оловянные, а облачения для священнослужителей − из крашенины.

Один из прихожан этого храма в минуту смертельной опасности, когда он, казалось, совсем погибал от бурана в степи, дал обет снять копию с известной ему весьма красивой иконы «Взыскание погибших», находившейся в одной из церквей города Волхова, и принести ее в дар своему храму. После неожиданного спасения от неминуемой гибели крестьянин свято выполнил обещание. Пожертвованная им икона впоследствии прославилась многими чудесами (особенно в 1871 г. во время холерной эпидемии), и на лепты богомольцев, приявших милости от Царицы Небесной, вместо прежней убогой церкви был воздвигнут богатый каменный храм. Икона под именем «Борской» (Покровенной²) во многих списках разошлась по России, а ежегодное празднование образу «Взыскание погибших» было установлено 5 февраля (18 февраля н.ст. − прим).

В Москве чтимый список Борской иконы, редкий по красоте письма, имеется в церкви святых Петра и Павла на Преображенской площади.

Превосходный и замечательно точный чудотворный список «Взыскания погибших» Борской находится также в Замоскворечье в церкви св. Николая, что на Новокузнецкой; здесь эта икона составляет весьма чтимую приходскую святыню.

В храме Воскресения Словущего на Успенском вражке

Наибольшей известностью и особой любовью москвичей пользуется чудотворная икона Богоматери «Взыскание погибших» несколько иного начертания, чем вышеописанные, привезенная из Италии.

Она пребывала прежде в церкви Рождества Христова в Палашах, где в 1815 г. был устроен и освящен придел в честь Ее; в настоящее время она перенесена в Воскресенскую церковь в Брюсовом переулке.

Эта особенная икона − жемчужина верующей Москвы − бесконечно обаятельна; присущая ей лирическая благодатная мягкость, соединенная с божественным могуществом и величием, оставляет светлое, немеркнущее впечатление.

В храме Воскресения Словущего на Успенском вражке

Неизгладимо врезается в память благоуханная тишина и молитвенный полусумрак храма, сияние лампад и свечей и среди хрупких крестиков белой сирени − образ Девы, почти ребенка, с кудрями, рассыпавшимися по плечам, в броне серебряной ризы, с Богомладенцем на руках.

За порогом храма шумит и громыхает жизнь, − фанфары побед, лязг железа, трагедии смертей, трескучие сенсации, шумные успехи,− но здесь, перед иконой Богоматери, под Ее всепроницающим взором человек обнажается от всех условностей и печалей, и из сокровенных глубин его существа поднимается извечно старая, но для каждого вечно новая поэма любви души к Богу.

И рождаются слова молитвы, подобные вздохам, и рвутся вздохи красноречивее, чем слова молитв; чудится в них трепет крыл оживающей души, дышащей воздыханиями неизглаголанными...

Чувство услышанности, трогательная надежда на обретенную помощь, уканувшая в сердце, как капля золотистого мира, не покидают молящегося, и крепнет вера, что Богоматерь − дерзновение всех, даже погибших, и великое знамение Божьего милосердия грешным − поддерживает его в битве за жизнь.

Т. М. БОГОСЛОВСКИЙ

«Журнал Московской Патриархии»,
№ 5 1945 г.

Фото сайтов московского храма Воскресения Словущего на Успенском вражке
и Воскресенского храма Тарусы
 

______

¹ Св. Димитрий Ростовский, Четьи-Минеи, август.

² «Покровенной» св. икона именуется потому, что Владычица на ней изображается с покровом на голове.

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓