Два художника о поцелуе Иуды

08.04.2015

0_7.jpg

О поцелуй, полный беззакония! О поцелуй, гибельный для души!
О уступка геенне огненной!
Блудница, целовавшая ноги Владыки, душу свою очистила от скверны.
Этот же, поцеловав, душу свою погубил.
Она, целуя, список грехов своих разорвала,
этот же, целуя, вычеркнул себя из книг жизни.
О премудрость женщины! О неразумье ученика!
Когда она целовала ноги Владыки, ангелы радовались и венец ей готовили,
когда этот целовал — бесы радовались и сплетали веревку для повешения.

Один из наиболее волнующих моментов Нового Завета – поцелуй Иуды и арест Иисуса Христа. Извечная и острая тема духовного выбора, тема предательства и падения. Оттого такими современными, такими животрепещущими становятся полотна, написанные несколько сотен лет назад. Есть немало произведений искусства на тему «поцелуй Иуды», но достаточно рассмотреть два итальянских шедевра, чтобы глубоко проникнуться этим сюжетом и найти ответы на важные вопросы.

Художнику Джотто ди Бондоне (ок. 1267—1337) потребовалось немало времени и  духовных сил, чтобы до конца понять причины страшного и горького предательства в ночном Гефсиманском саду, которое стало началом страстей Христовых. В результате в 1303-1305 годах он создал в капелле дель Арена в Падуе уникальные по своей силе и новаторские по художественному воплощению произведения. Впервые в истории европейской живописи художник мыслит себя свидетелем библейской истории. Он строит пространство как режиссер, вовлекая зрителя в евангельское событие как участника. По просьбе заказчика Энрико Скровеньи Джотто располагает фреску предательства Иуды слева от апсиды, акцентируя на ней внимание входящего в храм.

0_1.png

В Евангелии сказано, что Иисус знал о предательстве Своего ученика – о том Он сказал апостолам во время последней трапезы. Тем самым Христос давал Иуде возможность покаяться и спасти свою душу. И делал это для него, а не для Себя, потому как потом произнес: Впрочем, Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться (Мф. 26. 24). Зная, что Христос принес Себя в жертву во имя спасения людей, можно понять всю тяжесть содеянного предателем.

На фреске художник изображает следующую встречу с Иудой: Вот Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных. Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его. И, тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его (Мф. 26. 47−49). Для Джотто эта сцена, прежде всего − диалог. Центром композиции являются лица Христа и Иуды – главное драматическое событие, а все окружающие их участники отступают на второй план.

0_2.jpg

Джотто изображает совершенный образ Христа: благородное, серьезное лицо, высокое чело, золотые волосы, спокойный взор, сильная шея. Иуда же предстает перед нами отталкивающе-уродливым персонажем с вогнутом лбом, маленькими глазами, похожий на неандертальца. Впервые художник отождествляет внешние красоту и благородство с совершенством духовным и нравственным, а физическое уродство − с уродством душевным.

Перед нами психологическая сцена безмолвного объяснения между двумя людьми, внутренний диалог, разговор глазами. Иуда Искариот снизу всматривается в Христа, он вопрошает, он ищет какого-то ответа. Христос не отвечает, спокойно смотрит, словно отражая взгляд ученика, потому что тот сделал свой выбор. Кажется, что происходит бурная сцена, но художник останавливает действие в кульминационный момент. Он как режиссер создает психологическую паузу за секунду до поцелуя. Джотто удивительно тонко и остро обнажает выяснение отношений в этой паузе. 

Что же подтолкнуло Иуду к этому падению? Все знали, что он был корыстолюбив. Искариот пошел к первосвященникам, когда увидел, что сестра Лазаря Мария помазала ноги Господа дорогим благовонием (см. Ин. 12. 3). Но тридцать серебряников были небольшой суммой, а Иисус Сам выбрал этого человека себе в ученики − дело не могло быть только в жадности. Иуда ждал Мессию как вождя, как могущественного монарха, который освободит народ Израиля и воссядет на престоле мирового государства. Он был готов терпеть, чтобы потом занять какой-либо государственный пост. Однако Христос оказался страдающим, кротким, любящим и отдающим Себя за спасение людей. В таком царстве не получится пользоваться привилегиями − нужно будет самому служить. Иуда не мог простить разочарования.

Иуда не был нужен для того, чтобы Христос был схвачен. Иисус говорит об этом: «Как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями взять Меня; каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня» (Мф. 26. 55). Выходит, что Иуда предал не Учителя, а свое ученичество, свою верность Христу. Он не какое-то воплощённое зло или слепое орудие в руках Бога, а всего лишь маленький человек, который вписывается в ситуацию и извлекает из неё выгоду, пусть и небольшую. Вот в чём подлинный трагизм этой фигуры. И совсем не заслуживает он того, чтобы быть терзаемым в девятом кругу ада, как это изображено у Данте. Он заслуживает только сочувствия − именно в силу своей малости, ничтожности, раздавленности, в силу того, что он осознал, сколь ужасно содеянное им.

Толпа на картине изображена в ночи, на фоне неба полыхают факелы, зритель ощущает волнение и наэлектризованность атмосферы.

0_3.jpg

Каждый свидетель ареста проникнулся событием. Молодой человек в правой части поглощен происходящим, он напряжен и сосредоточен до такой степени, что не чувствует на себе ногу стражника в железных поножах.  Фигура первосвященника указывает на Христа, а слева Петр хлебным ножом отрезает ухо стражнику. Края фрески обрезаны по лицам и фигурам людей, которые не вмещаются в это пространство. Подобным композиционным приемом Джотто показывает, что событие выходит за пределы данного пространства и времени. Художник соединяет историческое, «сиюминутное» время и вечность. Джотто ди Бондоне – первый, кто сумел передать многовременность в одном изображении, раскрывая психологизм и драматизм происшедшего.

007.png

Важно отметить, что на заднем плане один юноша из толпы трубит ввысь, указывая на воскрешение Христа из мертвых. В момент поцелуя Иуды, в момент начала Страстей Христовых Джотто воспевает главную идею пришествия Иисуса – славу бессмертию.

Спустя триста лет другой гений по имени Микеланджело да Караваджо (1571-1610 гг.) напишет поцелуй Иуды в невиданной до того времени реалистической манере. В те времена искусство переживало очередной переворот. Высшее духовенство считало, что церковная живопись утратила духовную направленность и стала служить  лишь декоративным целям. Теперь требовалось сделать упор на физическую достоверность христианства. Так в Милане возник темный впечатляющий реализм. Караваджо довел его до совершенства. Церковь возвела священный реализм в основной принцип.

В «поцелуе Иуды» (1602 г., национальная галерея, Дублин) Караваджо избавляется от всего второстепенного, он отодвигает Петра и других участников на второй план, полностью сосредоточившись на эмоциональной составляющей события.

0_5.jpg

Караваджо использует в этой картине крупный план как особенно выразительный и сильный прием воздействия на зрителя. Библейский сюжет становится сценой ареста, сценой насилия. До сих пор ни один художник не изображал это так реалистично.

Это изображение перевернутого мира: Христос предан и схвачен, как обычный преступник. Фигура Христа представлена стоической, неподвижной. Иисус один противостоит лавине пришедших арестовывать его солдат. Движение Иуды неистовое, грубое и пугающее, его взгляд кажется почти безумным.

В картине мало света − лишь лица, руки и доспехи выделяются на фоне символической черноты ночи. Темнота в этой сцене носит теологический характер. Если внимательно читать Евангелие, можно заметить: Иуда − всегда во тьме, а вокруг Спасителя − всегда свет. Иуда уходит в ночь, чтобы предать Иисуса. Когда Иуда приходит в Гефсиманский сад с теми, кто должен арестовать Иисуса, Христос восклицает, что наступает власть тьмы (Лк. 22. 53). Именно таков зрительный и цветовой ряд у текстов об Иуде.   С момента предательства Христа на Иуду и человечество спускается тьма.

Караваджо использовал темную грунтовку, против которой существовало предубеждение. В живописи Караваджо есть тайна, которую никто не может постичь: он создавал выразительный контраст между светом и тьмой. Угольно-черные доспехи доминируют на полотне. Отблески на их сияющей поверхности показывают игру света и тени, называемую кьяроскуро, характерную для Караваджо. Так возникал символический замысел борьбы тьмы и света, жестокости и милосердия

За основу композиции художник взял произведение А. Дюрера, но расширил его идею. Картина вызывает у зрителя ощущение растерянности из-за надвигающейся толпы. Руки Иисуса сплетены в жесте печали и страдания. Караваджо не любил делать эскизы, а предпочитал писать с живых моделей. Иуда так же, как и у Джотто, изображен за секунду до поцелуя. Но, в отличие от первого произведения, мы не видим диалога между Христом и учеником, потому что Иисус опустил взор. Так художник переносит акцент на страдания Христа и невинность его жертвы.

Иисус пытается остановить Иуду Искариота, когда говорит: Что делаешь, делай скорее (Ин. 13. 27) или: Друг, для чего ты пришёл? (Мф. 26. 50). Христос пытается остановить Иуду, не лишая его внутренней свободы. Он делает это с помощью вопроса, а не прямого запрета. Иисус задает вопрос, но Иуда на него не отвечает.

Тема предательства владела умами художников на протяжении веков. Караваджо был тронут и зачарован странным предательством с помощью поцелуя. Способ предательства также несет важную идею. Иуда сказал стражникам, что укажет на Христа своим поцелуем, даст знак. Почему он поцеловал Иисуса? Слово целовать по-гречески «филео», позже его использовали, чтобы показать сильную привязанность между близкими людьми. К тому времени, как было написано Евангелие, это слово означало приветствие среди близких друзей, которые связаны обязательством или заветом и которые относились друг к другу очень трепетно. Данное слово служит символом глубокой любви. Малознакомые люди не обменивались подобными приветствиями. Это свидетельствует о том, что отношения между Иисусом и Иудой Искариотом не были поверхностными. Причина, по которой Иуда мог так запросто подойти к Христу и поцеловать – это открытое сердце Иисуса. Иуда поцеловал Христа для того, чтобы предать его. Поцелуем верности, поцелуем завета он предал Господа в руки римских солдат.

На краю толпы виден человек с фонарем, пытающийся разогнать темноту. Это не солдат и не библейский персонаж. Ему тридцать  один год, и это автор картины. Караваджо, вписывая себя в этот сюжет, будто задает вопрос: «А не предаю ли и я Христа?». Таким образом, Иуда становится символом предупреждения для каждого из нас, ведь каждый может оказаться в его положении и так же предать свое ученичество, как тот предал свое. Человек, предупреждающий нас об опасности, − вот кто такой этот маленький человечек из Галилеи, один из двенадцати учеников Иисуса. Имя Иуды стало нарицательным, но часто в поверхностном понимании, как злодей. Но этот образ из далекого прошлого вполне современен.

0_6.png

 Рассмотренные произведения своей силой вовлеченности зрителя в событие, благодаря гению их авторов, невольно ставят перед нами вопрос: «А не предаю ли я Христа сегодня?».

Любовь ПАНФИЛОВА


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Sberbank money На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты:

Автономная некоммерческая организация «Делай благо»
Свидетельство о регистрации юридического лица №1137799022778 от 16 декабря 2013 года
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971 ОГРН 1027700067328 БИК 044525593 корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82,  (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.