В «красной зоне»

04.08.2020

99789.jpg

Кажется, спустя несколько месяцев после начала эпидемии страх болезни и даже разумная осторожность куда-то испарились: людям не хочется больше соблюдать ограничительные меры, носить защитные маски. Забывается, что хоть немного вынырнуть из-под накрывшей весь мир волны нового коронавируса удалось благодаря реальному подвигу тех, кто борется с болезнью – в первую очередь, врачей. Все, кто входил в «красную зону» больниц, где проходили лечение зараженные COVID-19, по-настоящему рисковали своей жизнью. Среди этих людей были и священники, их «облачением» на это время стали защитные костюмы и маски, так как попасть в зону можно было только на равных с врачами условиях, пройдя строгий инструктаж. Как протекала жизнь за дверью с надписью «Зона ковид-19», рассказывает настоятель Михаило-Архангельского храма Ярославля священник Евгений Волков.

 

Перекрестился и с Богом пошел

– Я ходил в «красную зону» в течение месяца, с 15 июня по 14 июля, – рассказывает отец Евгений о посещении трех отделений ярославской больницы имени Н.А. Семашко. – Как правило, все начиналось с простых вещей – обычного человеческого общения. Приходил и просто-напросто желал людям скорейшего выздоровления, хорошего душевного расположения, крепости сил. А за разговором выяснялось, были ли желающие исповедоваться и причаститься. В первый день пришел в одно из отделений, со всеми познакомился, водичкой окропил. Уже на следующий день пришел в палаты к тем людям, которым нужна была моя помощь. Так и получалось, что два дня находился в одном корпусе, затем – перерыв на день. Потом два дня – в другом корпусе, снова перерыв. Затем третий корпус.

Когда подняли вопрос о посещении больных COVID-19 в больницах, в епархии собрали монашествующих священнослужителей и тех приходских священников, кто не имел обязательств перед семьей и мог в любое время пойти к больным. Священников познакомили с правилами безопасности, научили пользоваться защитными костюмами и масками. Но так получилось, что отец Евгений, оказавшийся в первом «противоковидном» призыве, уже имел навыки обращения с защитным оборудованием.

– По образованию я военный химик, заканчивал училище химической защиты в Саратове. И на занятиях мы, конечно, ходили и бегали в общевойсковых защитных комплектах, учились ими пользоваться, старались соблюсти все меры предосторожности. Но тогда мы только учились… А здесь, в больнице, уже не было никаких учений. И я очень благодарен сотрудникам, медперсоналу, людям, которые были нашими консультантами и помогали подобрать подходящие костюмы. В одном из отделений меня просто опекала старшая медсестра. Она объясняла, как надеть сначала одни перчатки, затем вторые, показывала, какие стыки на одежде надо обработать скотчем, чтобы не было «аварии».

 

Батюшка-«космонавт»

Посещение больниц для священнослужителя – не редкость. За многими медицинскими учреждениями даже закреплены батюшки, которые регулярно приходят к больным. Во многих есть больничные храмы. Но еще никогда священник не приходил к больному, думая, что его могут не узнать. Как отнесутся люди к священнику, одетому в защитный костюм и маску? Будут ли общаться так, как в храме?..

– Только в одном отделении – в палате, где лежали будущие мамы, мне сказали, что впервые видят такого священника, – делится отец Евгений. – Костюм, маска, а из предметов, указывающих на сан, только епитрахиль. Пришлось отшутиться: «А в другом виде к вам и не пустят». Сказал, посмеялись – разговор и наладился. Епитрахиль и наперсный крест я надевал сверху на костюм, брал с собой сумочку с Евангелием и всем необходимым и шел. Люди видели, что я священник, и для меня это было очень важно.

Кстати, епитрахиль и крест всегда оставались в «красной зоне». За ее пределы ничего нельзя было выносить.

– Были люди, которые посещают храм, исповедуются и причащаются. Были такие, которые ходили в храм давно и также давно приступали к Таинствам. И только здесь, в больнице, увидев священника, вспомнили об этом опыте своей духовной жизни. Встречались и те, кто не хотел откладывать Таинства на потом, было понимание того, что это время – то самое время, когда еще потом соберешься. Одна женщина не решилась причащаться у такого батюшки-«космонавта». Я прошел по другим палатам, договорился прийти на следующий день причастить желающих. Смотрю, встречает меня и эта женщина со словами: «И я бы тоже хотела…»

 

Узнать друг друга без костюма и маски

Месяц в «красной зоне» завершился. Отец Евгений предстоит вновь погружается в приходские дела, а бывшим пациентам надо укреплять свое здоровье и заниматься семейными обязанностями, учебой и работой. И неизвестно, будут ли они приходить в храм и общаться со священником.

– Когда знакомились, я всегда говорил, в каком храме служу, – рассказывает отец Евгений. – И часто слышал: «Знаем, знаем ваш храм, бывало, заходили». А некоторые говорили: «Ой, теперь мы к вам обязательно придем». И всегда смеялись – узнаем ли друг друга без костюма и маски?..

А вопрос совсем не праздный. Отец Евгений часто выходил на прогулку. И однажды, проходя мимо храма, где служит настоятелем, заглянул на подворье и остался неузнанным одним из своих помощников.

– Спрашиваю, как дела. А он мне отвечает, что батюшка у нас борется с коронавирусом, не приходит… Потом, конечно, признал, смутился.

Причина – в бороде. С ней пришлось расстаться.

66856756456-090.jpg

– Специалисты говорят так: «То, что под маской, то – мое». Я как военный химик знаю, что такое подсос в противогазе: зажимаешь шланг, а воздух идет через бороду. Было однозначно сказано, что надо бороду привести в порядок. И для меня это было одним из самых сложных заданий. От моей большой бороды остался минимум, хоть и удалось отвоевать небольшой участок.

 

Время духовной собранности

Фото и репортажи в интернете и на телевидении о распространении ковида, время от времени проносящиеся по городу кареты скорой помощи с врачами в защитных костюмах, сводки заболевших от оперативного штаба, постоянные напоминания близким сидеть дома, страх за жизнь и надежда, что если это случится, то случится не с тобой… Эти эмоции и переживания теперь знакомы многим. Но нечасто в нашей, довольно спокойной, жизни приходится сталкиваться с ситуацией, когда надо делать выбор: идти или нет в «красную зону». С таким выбором во время эпидемии столкнулись врачи. Такой же выбор стоял и перед священниками... Здесь есть то, что мы бы назвали по-человечески страшным: каждый входящий в «красную зону» знает, что может заболеть сам.

896876878_001_03.jpg

– Для меня это было временем духовной собранности. Можно было заглянуть в себя, что-то переосмыслить и упорядочить свое отношение ко многим вещам. В обычной приходской практике мне приходилось служить несколько раз в неделю. Но в течение этого месяца мы служили вместе с отцом Владимиром – вторым священником, который ходил к ковидным больным – только по воскресеньям, в специально оборудованной молитвенной комнате. На службах чередовались: сначала служил я, а пел отец Владимир, потом наоборот. И этих служб мы оба ждали с особым нетерпением.

Перед тем, как пойти в больницу, отец Евгений поговорил со своими старенькими родителями. Мама забеспокоилась. Папа подумал, помолился и сказал: «Пусть идет».

– После этого я почувствовал, что Господь меня призывает к большому, важному делу. И я с внутренней благодарностью это принял.

Беседовала монахиня Екатерина (Парунян)

Публикация сайта Ярославской митрополии

Фотографии предоставлены
епархиальным социальным отделом

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика