Ровесник Победы

22.07.2020

180820181248EPN_5089.jpg

Настоятель храма во имя пророка Божия Илии в селе Шумейка Саратовской области иеромонах Виссарион (Самусев) в июне отметил 75-летний юбилей. Ровесник Великой Победы, бывший кадровый офицер, прослуживший в войсках ПВО более 30 лет, воевавший во Вьетнаме и Республике Йемен, отец Виссарион – самый почтенный по возрасту священник в Покровской епархии, но дело не в прожитых годах, а в том, «какое у тебя сердце и каков настрой. Бывших военных, как мне кажется, не бывает». Так написал о батюшке в день его рождения на своей странице «ВКонтакте» епископ Покровский и Николаевский Пахомий.

 

В доказательство владыка поведал забавную, но очень характерную зарисовку из жизни монаха-воина. При решении земельной проблемы храма у отца Виссариона случилась конфликтная ситуация с соседом по храмовому участку, как оказалось, тоже бывшим воякой. И когда тот, разбушевавшись, крикнул, что он капитан в отставке, то «неожиданно услышал в ответ: «Смирно! Я подполковник в отставке, не забывайся, когда со старшим по званию разговариваешь». Сосед был поражен. После этого случая он кардинально поменял отношение и к батюшке, и к храму.

Будущий священник рос в обычной советской атеистической семье, где слово «Бог» никогда не произносили. В родном городе Житомире было радиотехническое военное училище войск ПВО, куда и поступало большинство выпускников школ. Окончив позднее Военную командную академию ПВО, он честно служил своей стране, о чем свидетельствуют боевые награды, преподавал, обучал военному делу иностранных специалистов.

230620201514EPN_9769.jpg

Демобилизовавшись и оказавшись в Покровске (Энгельсе), из интереса стал захаживать в храм. Почему вдруг военного человека потянуло в храм, ведь он не был даже крещеным? Что должно было «щелкнуть» в сознании, чтобы так резко поменять привычный образ жизни и стать другим человеком, а потом и монахом? Вот как сам отец Виссарион вспоминает о том времени и о себе.

– Я с детства очень любил читать и читал все подряд. В наше время никакой духовной литературы в стране не издавали, но в атеистических книгах можно было найти цитаты из Библии. Так о создании мира и о Боге я впервые узнал из научно-популярных книг польского писателя Зенона Косидовского. Его книги издавались огромными тиражами и были очень популярны у советских читателей. Это был настоящий пасквиль на Церковь, но они содержали подробный пересказ текста Ветхого и Нового Заветов и в те времена многим верующим заменяли Библию.

Крестился я, когда вышел в отставку, и мне было уже за пятьдесят. После крещения стал часто посещать богослужения, хотя мало что понимал, постоянно надоедал священникам, задавая им разные вопросы, и жадно читал церковную литературу.

Когда дошел до Евангелия, до Нагорной проповеди Христа, не мог сдержать слез, был просто ошеломлен. Хотелось выбежать на улицу и у каждого прохожего спрашивать: «Ты ЭТО читал? Нет? Немедленно прочитай, поймешь, как надо жить!» Такое у меня было состояние. Хорошо, что не выскочил, а то бы меня в сумасшедший дом отправили. Но как можно читать Нагорную проповедь и остаться равнодушным?

180820181248EPN_4949.jpg

Батюшка, а жить по ней возможно?

– Человеку невозможно, Богу все возможно, – так говорит Господь. Мы живем в такое время, когда вне Церкви добра уже не остается. Каждую секунду, конечно, жить по Евангелию трудно, но всегда надо оставаться с Богом. К примеру, предстоит тебе разговор с каким-то человеком, и ты знаешь, что этот разговор будет для тебя тяжелым, возможно, окончится ссорой. Бери в помощь Бога, помолись, призови имя Божие и только тогда отправляйся на встречу. Когда с тобой Христос, ты не наговоришь лишнего, не обидишь своего собеседника, не оскорбишь его, потому что это невозможно, эти вещи не стыкуются. И так в любом деле.

714f531d51bfef1f917a74090c745779.jpg

Конечно, навык нужен для этого, и Священное Писание нужно правильно понимать. Что значит, например, любить врагов своих? Это не значит, что я должен обниматься с ними, но я могу не отвечать злом на зло, тогда оно не будет множиться. А если еще отвечать добром, то врага можно превратить в друга. Так и мой конфликт с соседом разрешился. Ссора возникла из-за участка земли, который ему не принадлежал – он был передан Церкви. Но когда сосед «закусил удила» и пошел напролом, пришлось его осадить. После этого я ему спокойно сказал: «Твои же односельчане сюда молиться ходят, может, и ты придешь». Молиться, правда, не пришел, но отношения у нас теперь другие, он и приходу стал помогать.

Как вы, военный человек, все-таки стали иеромонахом?

– Как-то во время крестного хода в Ильинском храме у меня спросили: «Понесешь икону?» Отвечаю: «Если доверяете, конечно, понесу!» И мне дают икону Божией Матери. К Богородице у меня трепетное отношение, и я был рад, что именно эту икону мне поручили нести.

9fedb40d3b48920f884881c73ffb6dfe.jpg

А потом настоятель храма протоиерей Виктор Лузган – он уже знал, что я кадровый офицер, – предложил послужить в алтаре. В моем понятии те, кто находился в алтаре, – это небесные существа, и вдруг мне предлагают место рядом с ними. Меня ввели в алтарь, благословили облачиться в стихарь, так я и стал церковнослужителем.

Много лет я помогал отцу Виктору и хорошо изучил церковное богослужение. Вы не представляете, какая разница – находиться в храме или служить в алтаре. Это небо и земля! Ответственность огромная, не дай Бог, что-то сделаешь не так у престола Божьего.

Однажды владыка Пахомий поинтересовался у батюшки, кто я такой. Отец Виктор рассказал обо мне и отметил мое добросовестное отношение к службе. Вскоре после этого разговора владыка совершенно неожиданно для меня предложил постричься в монахи. Я об этом даже мечтать не мог. Но, видимо, уже был готов к таким переменам, и в 2014 году принял монашеский постриг с именем Виссарион в честь преподобномученика Белогородского Виссариона.

В начале прошлого века возле горы Белой был монастырь, прозванный «Уральским Афоном», он славился особенно строгим уставом монашеской и богослужебной жизни. Но в 1918 году большевики добрались до Уральского Афона, его насельники стали жертвой красного террора. Монастырь был уничтожен, все монахи зверски замучены и убиты, но никто не отрекся от веры. В 2000 году они были причислены к лику святых. Среди тех, кто принял мученическую кончину, – иеродиакон Виссарион. Имя этого святого я и ношу.

В том же 2014 году, когда я принял постриг, Владыка рукоположил меня и направил служить в Шумейку. Одновременно я окормлял воинскую часть в Березовке и здесь был своим среди своих, прекрасно мне там служилось, участвовал и в присягах, и в парадах. Но после болезни (в прошлом году перенес инсульт) Березовку пришлось оставить. Сейчас у меня только один приход – в Шумейке.

Скажите, батюшка, ваша жизнь сильно изменилась после пострига?

– Моя жизнь теперь мне не принадлежит. Я привык к дисциплине, но монашество, конечно, покруче армии. Если в армии я могу от чего-то отказаться, хотя это бывает редко и не касается приказов, то в монашестве обратного пути нет.

Владыка как-то спросил: «Как служится, отец Виссарион?» Я ответил: «С радостью!» На каждую службу иду, как на праздник, подолгу готовлюсь к проповедям, и когда все удается, душа поет! Надо людям сказать такие слова, чтобы они вышли из храма с наполненным сердцем.

Все, что могу, стараюсь отдавать своему приходу. Приход у нас замечательный, я их всех люблю. Если не хватает на что-то средств, вкладываю из своей пенсии. Мне ничего не надо, а приход должен развиваться, и люди должны получать вовремя зарплату.

170820191214EPN_8791.jpg

Так же, как я служил своей стране, теперь служу Богу и только об одном прошу, чтобы Он меня не оставил.

Что бы вы хотели еще сделать для своего прихода?

– Построить большой красивый каменный храм, какой был на том месте до революции. Благотворитель у нас есть, он помог выкупить участок под будущий храм, земля уже наша. Но согласится ли он строить храм, пока не знаю. Его зовут Андрей, я ему говорю: «Построим с тобой храм с приделом во имя Андрея Первозванного. Когда помрешь, будет у тебя место для захоронения». Кто от такого откажется? 

Если эта стройка Богу угодна, то обязательно построим. Сам я, наверное, уже не осилю это строительство. Но главное, есть цель, а кому исполнять – найдется.

Ольга СТРЕЛКОВА

Публикация газеты «Церковная жизнь»
(Покровская епархия)

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика