Иерей и адвокат в одном лице

30.06.2020

0098142.jpg

В священническом сане священник Игорь Сироткин с 2012 года, и уже четверть века состоит в коллегии адвокатов. Больше десяти лет он преподавал на кафедре Гражданского права в университете, который сам окончил, а сейчас его постоянно приглашают принимать государственные экзамены у выпускников. Ну и, конечно, свою пастырскую деятельность батюшка совмещает с юриспруденцией, он, как говорится, правая рука юриста Красноярской епархии Галины Степановны Яровой. Об этом и многом другом мы узнали из беседы с ним.

 

Отец Игорь, Как Ваш путь привел Вас на духовную стезю, почему Вы стали вдруг священником?

– Стал не вдруг. Я достаточно давно был в Церкви – читал на клиросе, помогал на приходе, где сейчас и служу. Получается так, что вся моя церковная жизнь сложилась в одном приходе, где исполняю обязанности настоятеля, потому что наш настоятель отец Александр находится в длительной командировке в другой, Канской, епархии. А как я стал священником… Это решение нашего владыки, правящего архиерея митрополита Пантелеимона, который давно знал меня. Вот он так рассудил, это была целиком его инициатива.

Вы всегда были верующим человеком? С юности?

– Воцерковленным, как принято говорить, я стал уже в зрелом возрасте. В юности я как бы тоже был не далек от Церкви, но вряд ли можно было меня назвать воцерковленным человеком. Жизнь церковная была как бы немножечко в стороне. А вот бабушка у меня была верующая, да и вся история моей семьи с Церковью была связана. Ну, а я по молодости как бы в стороне был. Где-то в начале двухтысячных стал ходить в храм и воцерковляться.

А Ваша семья?

– Мы все стали ходить в храм. У меня в семье трое детей. У старшего сына уже своя семья, есть дочка – моя внучка, ей второй год идет. А двое детей еще в школе учатся: средний сын в седьмом классе, а младшая дочка – в третьем.

Отец Игорь, а как Ваша семья отнеслась к тому, что Вы, будучи успешным юристом, решили полностью поменять свою жизнь, взяли и ушли в священники?

– Дети-то особо ничего тогда не понимали. То есть папа и папа… хоть и большая доля неожиданности была в этом. Ну и с моей стороны, конечно, были переживания. А сейчас, вроде, все нормализовалось. Поначалу люди (я сейчас не про семью говорю) из моего окружения недоумевали: с чего, мол, ушел в Церковь, с чего вот взял и все бросил? Могу сказать, что на деле я ничего не бросал, занимаюсь теми же делами, какими занимался раньше, просто у меня еще появилось одно важное занятие в жизни…

Пастырское?

– Да. И самое важное.

Занимаясь пастырской деятельностью, Вам нередко приходится иметь дело и с юридическими вопросами, возможно, своих прихожан. С какими?

– Да с самыми разными. Бывает, что и по уголовному делу обращаются ко мне, просят помочь кому-то из родственников. Особенно по делам, связанным с ДТП, то есть то, что наиболее распространено в обществе. Дорожно-транспортные происшествия… От них, к сожалению, никто не застрахован, аварии случаются, иногда есть и потерпевшие. Вот и приходится разбираться в таких преступлениях, совершенных по неосторожности, но нередко с тяжелыми последствиями.

Отец Игорь, а как юрист епархии какими вопросами Вы сейчас занимаетесь?

– Неправильно будет сказать «как юрист епархии». Я просто как бы рядом нахожусь с юристом епархии. И когда какие-то вопросы возникают, юристу епархии, наверное, проще бывает со мной посоветоваться, чтобы принять правильное решение. Мы с нашим юристом епархии Галиной Степановной Яровой достаточно давно и хорошо друг друга знаем. У нее достаточный опыт работы, просто сейчас вопросы разные возникают, она всегда может мне позвонить, когда, к примеру, у кого-то из священников проблемы или серьезные вопросы возникают. Я как бы специально не назначен на такое послушание владыкой, но если бывают сложные вопросы и у меня спрашивают совета, то, конечно, я не стою в стороне, всегда, чем могу, помогу.

Те люди, которые приходят в ваш храм знают, что Вы не просто священник, но еще и юрист?

– Те прихожане, которые постоянно в нашем храме, конечно, знают. Ведь вся моя церковная жизнь, как я уже упоминал, у них на глазах проходила: сначала я был тоже прихожанином, потом – диаконом, потом вот стал священником…

И все-таки расскажите, пожалуйста, по каким житейским вопросам обращаются к Вам прихожане?

– Последнее судебное дело было в районном суде, когда злоумышленники пытались человека совершенно неимущего и болящего лишить жилья. И, слава Богу, у них из этого ничего не вышло. Он пришел попросил помощи, и мы помогли ему. Я лично участвовал в судебном заседании, готовил процессуальные документы, свою позицию озвучивал, потому что к нему был иск, по которому, в случае его удовлетворения, он лишился бы жилой площади.

Вы выступали как адвокат по этому делу?

– Да, конечно, как адвокат. Часто бывает, когда обращаются с тем, что кто-то деньги не может свои вернуть, сбережения, когда люди сталкиваются с недобросовестными финансовыми организациями, особенно часто попадают в такие истории люди пожилые. Поэтому приходится решать и такого рода вопросы.

Скажите, а вот приходилось ли отстаивать церковное имущество, участвовать в таких процессах? Ведь за годы советской власти значительная часть церковной недвижимости отошла государству.

– У нас пока таких сложных процессов не было. Были процессы, связанные с техническими проблемами, где я работал вместе с юристом епархии, когда надо было границу земельного участка определить. Еще приходилось заниматься вопросами, когда мы были не согласны с некоторыми административными решениями.

А бывали случаи, когда приходилось проигрывать дела?

– Ну как проигрывать? Пожалуй, проигрывать – нет. Случается, когда решение принимается не то, на которое рассчитывают. И здесь важно сразу понимать перспективу. Это ж не футбол: выиграть или проиграть. Мы когда в дело заходим, то просчитываем перспективу и поэтому всегда есть какойто ожидаемый результат.

Вы всегда можете предусмотреть, хотя бы примерно, исход дела? – Да, конечно. Всегда предполагаешь, что при таком-то течении, при таких-то доказательствах вывод очевиден, поэтому уже всегда знаешь, независимо от того устраивает он или не устраивает, какой-то результат, и, исходя из этих предположений, планируешь свою деятельность. Но вот чтобы совсем не предусмотрели какой-то вариант, такого не бывает.

Отец Игорь, Вы десять лет преподавали в вузе, где сами когда-то учились, а сейчас ведете преподавательскую деятельность?

– Нет, преподавательскую деятельность как таковую я не веду, но меня приглашают для участия в государственной комиссии вот уже три лета подряд. Мы принимаем экзамены у выпускников, бакалавров и магистров.

И каков качественный состав нынешних юристов, на Ваш взгляд?

– Сейчас стандарты образования поменялись и сложно судить, но те ребята, которые мотивированы… Ведь сразу же видно, кто перед тобой. Кто с хорошими знаниями, с рассуждениями, с желанием работать – таких и слушать приятно. Но есть и такие, которые не мотивированы, и это, конечно, на экзаменах проявляется.

А почему Вы, когда еще были молодым, выбрали именно юриспруденцию?

– В школе, может быть, было достаточно наивное представление о том, что там есть какая-то романтика, связанная с борьбой с преступностью... А по мере взросления и по мере того, как я стал понимать, что из себя представляет профессия юриста, конечно, эти взгляды стали другими. Само юридическое образование дало возможность прикоснуться к различным отраслям знаний. Когда я учился, предметы были разные, в том числе и основы искусствоведения, логика, русский, иностранный языки, история, то есть достаточно широкий круг дисциплин, позволяющий развивать широкий кругозор. Кроме того, когда я выбирал вуз, было престижно получить юридическое образование. Тогда я, к сожалению, совсем не духовными критериями руководствовался, а обычными, человеческими, житейскими. Просто тогда среди прочих профессий нравилась профессия юриста.

К тому времени в вашем окружении были юристы?

– Нет. Сейчас мой старший сын юрист, в настоящее время он учится в аспирантуре (дневной), специализируется на уголовной практике.

Помогаете ему? Спрашивает он у Вас какие-то советы?

– Да, спрашивает. И я помогаю.

Отец Игорь, а так ли уж важно священнику разбираться в тонкостях юриспруденции? И пригождается ли Вам юридическое образование в Вашей повседневной пастырской деятельности?

– Конечно, необязательно каждому священнику иметь юридическое образование. Просто само по себе юридическое образование предполагает возможность ориентироваться в разных сферах жизнедеятельности. Лично мне проще принимать решения – на любой вопрос смотришь системно. Вот к этому юридическое образование приучает.

Над чем Вы сейчас работаете? Что в Вашей юридической папке находится?

– Прежде всего, решаем, как обеспечить соблюдение законодательства в условиях коронавирусной инфекции. При этом надо сделать так, чтобы интересы прихожан не пострадали при введении карантинных мер в условиях самоизоляции. Тут надо найти такое разумное, в том числе и с анализом законодательства связанное решение, может быть даже компромиссное.

Беседовала Анна ПАНИНА

Публикация журнала «Юрист прихода»
– приложения к изданию «Юрист предприятия»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика