Своевременные встречи или Путь иконописца

20.09.2019

GQcd3nM93Ug.jpg

Нашему времени свойственна даже не стремительность, а какая-то суетливая торопливость: обязательно нужно успеть, достичь, забраться на кажущуюся тебе важной вершину. А всегда ли правильно вот так подгонять жизнь, не следует ли порой дождаться нужной ситуации, встречи, с помощью которой Бог укажет дальнейший путь? Именно об этом рассказ Александры Харламовой, выпускницы иняза, ставшей в конце концов мастером-иконописцем. Ее рассказ стал одним из четырех отмеченных жюри «Конкурса добрых историй», который проводился Иверским монастырем Орска.

 

Бог дал нам большую семью, и так получилось, что в ней оказалось много художников в разных поколениях. Некоторые из них по мере воцерковления решили стать иконописцами. Первопроходцем был мой родной дядя Николай Александрович Сметанин, который, пройдя нелёгкий творческий и жизненный путь, пришёл к Богу и иконе. О нём и его семье можно писать целую статью, а то и книгу. С самого детства я трепетно смотрела на них снизу вверх и восхищалась их образом жизни.

Именно благодаря дяде произошло моё личное воцерковление и постепенное обращение к Богу всей нашей семьи. Он приезжал к нам в гости из Нижнего Новгорода и тихим, но очень красивым и добрым голосом молился по вечерам перед иконами, а я, маленькая девочка, бесшумной мышкой становилась возле него и внимательно, не дыша, вслушивалась в таинственные и торжественные слова молитв и пыталась запомнить их. Потом он подарил мне молитвослов, научил читать Псалтырь на церковнославянском.

Моё «обучение» как раз пришлось на 40 дней после смерти его мамы и моей дорогой бабушки… Во время прощания после моей очередной летней поездки в Нижний Новгород дядя сказал мне как-то очень просто и по-доброму, что в храм на литургию нужно приходить каждое воскресенье и пропускать богослужения можно только по очень веским причинам. Эти слова чётко врезались мне в память, и до сих пор я стараюсь по мере возможности их исполнять. Сказаны они были без принуждения, а мягко, с любовью, поэтому мое «послушание» и не прекращается. Важно, когда на твоём жизненном пути встречается человек, который поведёт тебя к Свету и будет мягким и деликатным в обращении с доверившейся ему душой.

К моменту окончания школы я была четко уверена в том, что хочу поступать только в Нижнем Новгороде. Одной из главных причин этого желания была близость к моему дяде и его семье, источнику и примеру чистой духовной жизни. Во время учебы в нижегородском инязе они всячески поддерживали меня – и духовно, и материально. Позволяли немного подрабатывать в их иконописной мастерской. Научили меня готовить краски из натуральных минералов, золотить, делать ассист (то есть штрихи из сусального золота или серебра на складках одежд, крыльях ангелов, на скамьях, столах, престолах, куполах). Давали писать то ручку, то ножку, то складочку на одежде святых, что я и выполняла со страхом и трепетом, потому что не считала себя достойной ни духом, ни мастерством, по сравнению с моими благочестивыми и талантливыми родственниками.

uB3R2RfbtUA.jpg

Но вот я получила диплом переводчика, стала работать по специальности (которую я, кстати, тоже очень люблю), вышла замуж и уехала в другой город. И всё. Об иконописи и счастливых временах в мастерской напоминала лишь наша венчальная иконочка Божией Матери «Феодоровская», с любовью написанная нам в благословение любящей рукой тети…

Перед переездом в Орск, откуда родом мой муж, он рассказывал мне о храмах города и священниках, которые в них служили. Одним из первых в его рассказах был упомянут протоиерей Сергий Баранов, сделавший для города много добрых дел, одним из которых стало открытие иконописной мастерской. Я узнала, что и сам батюшка был иконописцем. Тогда сердце у меня в очередной раз сжалось и застонало. И в голове возникла мысль: «Кто ты такая, чтобы лезть в лучшую мастерскую города, которой руководит уважаемый священник-иконописец?»

А время шло, подрастал наш старший сын, и вот однажды на Пасху мы пришли на ночную литургию в кафедральный собор Георгия Победоносца. Ребенок спал в машине, и мы с мужем по очереди с радостью бегали в храм. Когда в очередной раз я «сдала вахту» и зашла в праздничный храм, священники восклицали: «Христос Воскресе!» и получали в ответ многоголосое: «Воистину Воскресе!» от прихожан, которые стояли так плотно, что, действительно, и яблоку было негде упасть, только если кому-нибудь на голову. При этой всеобщей громкой радости в душе была такая тихая и мягкая благодать, от которой все сжималось, а по щекам текли слезы. 

DQumQkVcumM.jpg

Вдруг возгласы стали слышны совсем близко, а плотно стоявшее море народа пришло в движение. Люди перешептывались между собой: «А, это отец Сергий опять идет обниматься-целоваться». И, действительно, двухметровый батюшка, возвышавшийся над основной массой своей паствы, уверенно шел вперед, обнимая-целуя всех, кто ему попадался. С замиранием сердца я стояла и ждала, что сейчас, вот-вот, он подойдет и ко мне. Но буквально за два человека до меня батюшка развернулся и пошел обратно к алтарю.

С тех пор я не видела отца Сергия ещё два года. Слышала, что он строит монастырь, но съездить туда все никак не решалась. К тому времени у нас уже родилась дочка, монастырь был далековато – в общем, находила я разные оправдания своему нерадению. Но душа не давала покоя и все тосковала по иконописи. И в офис мне возвращаться не хотелось, и к отцу Сергию обратиться я боялась. Дошла до уныния. Тогда муж «выгнал» меня на исповедь и причастие, сказав, что сам отвезет меня в Иверский монастырь.

Это было в Лазареву субботу. Выйдя из храма после причастия и вдохнув солнечный весенний воздух, я увидела… батюшку Сергия. Тихонько подошла к нему и взяла благословение.

DSC_886.jpg

После этого пришло понимание, что писать иконы – это мой путь. Четыре дня Лазарь пролежал в гробу, а я четыре года не могла подойти к отцу Сергию. Теперь я работаю в иконописной мастерской при Иверском женском монастыре Орска и стараюсь выполнять любую работу с радостью и трепетом, что в этом необычном, святом, наполненном радостью месте совсем не трудно. Ведь находясь рядом с людьми чище, выше и духовно благороднее тебя, осознаешь, как много нужно в себе исправить. И совсем не унываешь от этого, а радуешься и идешь вперед.

Наверное, в этом один из смыслов христианства. А было бы так, получи я все и сразу?

Александра ХАРЛАМОВА

Публикация газеты Орской епархии
«Жизнь во Христе – слово о вере»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика