При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Не на дне

01.10.2018

3425341.JPG

Ежедневные заботы обязанности, привычный круг общения, обычные радости, те или иные трудности и их преодоление... Порой это может показаться скучным и надоевшим, но если какие-то события выкидывают человека из этого нормального для него течения жизни, это становится настоящей трагедией: к кому обратиться за поддержкой, что делать дальше, где, в конце концов, голову приклонить? А внешний мир не столько даже безжалостен, сколько равнодушен: ну и что, что какой-то человек оказался выкинут на обочину жизни, что все его тянет на дно? Мало ли людей перемололи жернова истории? Таких пронзительных историй немало в биографиях людей, которым открывают двери в социальных гостиницах Епархиального комплексного центра помощи бездомным в Новосибирске. Одна из них – история женщины, в мгновение лишившейся всего, но благодаря поддержке, которую она получила от неравнодушных людей, начавшей жить практически заново и помогающей теперь другим нуждающимся.

 

– Знаешь, я конечно, могу сказать, сколько социальных услуг мы оказываем в течение года, скольким людям уже помогли и скольким еще поможем. Но не это, на мой взгляд, главное. Главное, что есть люди неравнодушные, которые всегда готовы помочь – тут же всё бросить и, не считаясь со своим личным временем, своими интересами, нуждами, прийти на помощь ближнему. Не потому что они такие безотказные, не способные сказать "нет", а потому что они милосердные, в них живет этот душевный порыв, который мы, православные, называем христианской добродетелью, и его невозможно остановить. Эта та добрая сила, которая не знает преград, – Борис Викторович Кислый, помощник управляющего Новосибирской епархией по социальному обслуживанию граждан, оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации, замолчал, помешивая ложкой чай.

«Вот сейчас все говорят о возрождении волонтерского движения, – продолжил он, – то там, то здесь возникают добровольческие отряды, и хотя дело продвигается не так скоро, как хотелось бы, но ведь продвигается. А почему? Да потому что если в любом деле участвует хотя бы один неравнодушный человек, то это дело будет жить. Не деньги важны, хотя и они имеют значение. Важен человек».

Борис Викторович рассказывает, что одной из поставленных задач является помощь ближним, оказавшимся без жилья. «И таких, к сожалению, много. Поэтому и работы у нас много, – отмечает он. – Власти (нужно отдать им должное) это видят и стараются всячески нам в этом деле способствовать. Но при этом управляющий нашей епархией владыка Тихон всегда подчеркивает, что мы не призваны взять на себя функции государства. Это просто наше внутреннее побуждение – помогать страждущим, обремененным. Это, как я уже говорил, движение души. А уж сколько мы сделаем, столько и сделаем. Эта наш посильный вклад. Лишь бы сердце не остывало, и дело не превращалось в формальность, не омертвело».

Наш разговор с Борисом Викторовичем проходит в одной из социальных гостиниц Епархиального комплексного центра помощи бездомным. Это целый двухэтажный корпус с достаточно просторными комнатами для постояльцев – людей, мягко говоря, не простых, повидавших на своем веку много такого, чего, не дай Бог, другим повидать. И в конечном счете оставшихся без жилья, без документов. Первое, что приходит на ум, согласно сложившимся стереотипам, – пропили квартиру! Да ничего подобного. Бывыают, конечно, и такие. Но у многих квартирный вопрос решился не в их пользу, кого-то обманули черные риелторы, и людей просто выставили на улицу, кого-то выгнали из семьи, выкинули, как ненужный балласт, кто-то сам ушел… Да мало ли что может в жизни случиться. Не зря же говорят: «От тюрьмы и сумы не зарекайся». Господи, помилуй!

– Некоторые наши постояльцы работают при гостинице в качестве волонтеров – работы на всех хватает. Никто их не заставлял это делать, предложили – они и согласились. А кто-то и сам об этом попросил. Мы никому не отказываем. Вот только один из примеров – наш медработник Елена Петровна. Вот о ком нужно написать! – поднял вверх указательный палец Борис Викторович. – Пойдём!

Мы спустились на первый этаж гостиницы и прошли в медпункт – «вотчину» Елены Петровны. Хозяйка медпункта была здесь же, измеряла давление постояльцу. Судя по тому, как она посмотрела на больного, стало понятно, что результаты измерения ей не понравились. Она попросила мужчину положить под язык какую-то таблетку и что-то начала ему объяснять. Затем повернулась к нам: мол, слушаю вас…

…Восемь лет назад у Елены Петровны Тартминой была большая семья. Все жили в Кыштовке, районном центре Новосибирской области. Елена Петровна трудилась фельдшером – на две деревни! А еще руководила местным домом культуры и даже создала фольклорный ансамбль «Рябина», в котором сама и пела. Слава об ансамбле гремела на весь Кыштовский район. И в город на гастроли они не раз приезжали – везде их принимали «на ура». Даже выдвинули на звание «народного» ансамбля. Деятельная женщина Елена Петровна, всё успевала. И к больным съездить – лечение назначить, и пациентов в медпункте принять-осмотреть, и репетицию провести, и насущные культурные задачи решить. Ко всему прочему, по настоянию главы района она поступила и заочно училась в Новосибирском областном колледже культуры и искусств на фольклорном отделении. А ведь еще и семья, маленькая дочка, хозяйство…

Горе обрушилось, как снежный ком на голову. Сначала умер муж. Следом, один за другим, ушли в мир иной родители. А тут и дочь засобиралась в город – получать высшее образование. Оставаться одной в Кыштовке у Елены Петровны не было ни сил, ни желания. Она всё бросила – работу, учёбу, продала дом и вместе с дочерью уехала за новой жизнью.

А новая жизнь как-то не заладилась. Впрочем, нет. Дочь сразу поступила в вуз, получила место в общежитии – здесь проблем не было. Да и у самой Елены Петровны сначала все шло хорошо. Сняла комнату на ОбьГЭС, устроилась на работу медсестрой в стационар Новосибирского областного наркологического диспансера. Тамошнее руководство её работой было довольно, нового сотрудника ценили. Еще бы не ценить: помимо основных обязанностей, она, будучи женщиной инициативной, быстро организовала в стационаре фольклорный ансамбль. Больные не могли дождаться, когда она заступит на сутки, чтобы начать репетировать и выдать товарищам по стационару настоящий концерт! Ну просто музыкотерапия какая-то!

Больше того, зная, что при Доме культуры железнодорожников организован ансамбль народной песни и пляски «Родной земли краса», поехала туда и попросила, чтобы ее приняли в состав. Конечно, приняли – талантливые люди везде нужны.

Вскоре познакомилась с порядочным, как ей тогда показалось, мужчиной, переехала к нему, думала: теперь точно все будет хорошо. Но нет! Мужчина оказался с криминальным душком. И мало того, что сам во всем этом погряз, так и ее за собой решил потянуть. Она сразу дала ему понять, чтобы тот на нее не рассчитывал, пыталась как-то его образумить. Когда же, наконец, окончательно поняла, что не сможет его изменить, взяла документы и потихоньку ушла. В никуда. На улицу. На тот момент она уже не работала в диспансере и полностью материально зависела от того мужчины. В кошельке – две сторублевки.

Сначала отправилась к дочери в вузовское общежитие. Но мест там не было, ей разрешили только переночевать. Вторую ночь провела на вокзале. Показала документы, сказала, что денег нет, так сложились обстоятельства… Ее пустили. Видно же, что человек приличный, одет-обут, ну, бывает… Сказать, что на душе у неё тогда было тяжело, – ничего не сказать. На сердце давило тяжким грузом. И она взмолилась: «Господи! Неужели и завтра мне сюда придётся прийти, и послезавтра?.. Помоги!»

Она, сколько себя помнит, всегда верила в Бога, с раннего детства носила нательный крестик. Однажды, узнав об этом, учительница заставила ее крестик снять. Так она перед школой его снимала, а как идти домой – снова надевала. Не могла без креста.

Утром, когда выходила из здания вокзала, сразу наткнулась на свою бывшую пациентку по стационару диспансера, где работала прежде. Та удивилась: «Елена Петровна! Что Вы здесь делаете?» И она все рассказала. «Я вам помогу!» Вместе поехали в какой-то баптистский молельный дом, в котором, как уверяла ее бывшая пациентка, «как помолятся, так у нее сразу всё будет хорошо». Там их встретила одна пожилая женщина, она-то и дала Елене Петровне телефон Епархиального комплексного центра для бездомных: «Ты им позвони, они тебя обязательно примут, я знаю».

Елена Петровна позвонила и сквозь слезы стала объяснять, что не пьёт, не курит, наркотики не употребляет, по образованию – медик, двадцать лет в медицине, и что у нее есть все необходимые документы, паспорт, военный билет (она же медработник, значит, военнообязанная), но ей негде жить. «Стойте на месте, никуда не отходите, сейчас за вами приедут», – ответили ей. Так она оказалась в епархиальной социальной гостинице.

Здесь женщина работала добровольцем в медпункте и жила целых девять месяцев. Именно столько времени понадобилось, чтобы оформить все необходимые документы для того, чтобы получить комнату в муниципальном общежитии. Ей никто не верил: «Ты действительно считаешь, что тебе в мэрии выделят бесплатную комнату?» «На всё воля Божия», – отвечала она. И комнату получила-таки. Соседи? А что соседи? Хорошие люди. Ну да, кто-то злоупотребляет алкоголем. Она их называет своими «пациентами», ведь работала когда с такими же в стационаре. Поэтому быстро нашла со всеми общий язык, они ее слушаются. Елена Петровна утверждает, что когда она переехала в муниципальное общежитие, полицию туда стали вызывать значительно реже.

Сейчас женщина трудится в культурном центре «Прогресс», как сама говорит: «По административной части, но когда надо, и полы помою». Но епархиальную гостиницу не оставляет. Ведь, считай, за девять месяцев сроднилась со всеми. Приезжает туда два раза в неделю, а если потребуется, и чаще. С недавних пор начала ездить и в другую социальную гостиницу, что на Затоне, тоже епархиальную. И на Моторную! Там тоже есть гостиница для бездомных, но уже не епархиальная, а относящаяся к общественной организации «Линия жизни», которую Новосибирская и Бердская епархия духовно окормляет. «Я там, – говорит она, – где во мне нуждаются. Откуда позвонят – я сразу туда и бегу».

Воцерковляться Елена Петровна начала еще в епархиальном центре. Она и раньше ходила в церковь, но чтобы вот так – системой, да чтобы регулярно исповедоваться и причащаться Святых Христовых Таин – такого не было. Храм во имя святителя Иоанна Шанхайского – в прямом смысле рукой подать: его открыли прямо в социальной гостинице, на втором этаже. Прихожане – постояльцы гостиницы да жители микрорайона, которые раньше вынуждены были ездить в отдаленные храмы, а теперь у них появилась своя церковь, вот она – под боком.

Но сейчас Елена Петровна ходит в Александро-Невский собор, он расположен поудобнее – ей от дома до него добираться легче. И за эти годы стал собор ей уже родным.

Ну и, конечно, поёт в том самом ансамбле «Родной земли краса». Не может не петь. Говорит, что бабушка пела, мама пела, и она поёт. Песня для Елены Петровны, по её же словам, – как воздух. Нет песни – нет и полноценной жизни.

Она сейчас хочет в социальной гостинице создать из постояльцев фольклорный ансамбль. А почему бы и нет? Начнутся репетиции, концерты… Борис Викторович Кислый ее поддержал: «Давай, Петровна, дерзай!»

А месяц назад приятных забот прибавилось – внучка у нее родилась. Теперь Елена Петровна, как только появляется свободная минутка, бежит с нею нянчиться, и большей радости для нее нет.

Но живет пока одна, не встретила еще того самого… Нет, женщина она видная, поклонников много, но без чувств как можно? И еще важно, чтобы он был верующим, боголюбивым, чтобы вместе в храм ходить, Богу молиться. А иного мужа она себе и не представляет. В общем, говорит, как Бог распорядится.

Сожалеет ли она о том, что когда-то уехала из Кыштовки?

– Нет и нет! – уверенно заявляет Елена Петровна. – Я благодарна Богу за то, что моя жизнь сложилась так, как сложилась, и я сама стала такой, какая есть. Да, было очень тяжело, но теперь точно знаю: надо обязательно чем-то пожертвовать, чтобы приобрести большее! И я приобрела это большее – прежде всего, настоящих друзей, на которых всегда могу положиться. Я имею возможность помогать больным, бездомным людям, которые нуждаются в моей помощи, ждут меня. У дочери здесь своя семья, и я могу часто видеться с внучкой. У меня есть кров, работа, у меня есть песня! У меня есть… Бог. Я так Ему за всё благодарна.

Дмитрий КОКОУЛИН

В основе публикации –
статья Медиа-центра Новосибирской епархии

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓