RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Волонтеры: помогать – это нормально

13.06.2018

volonter_0.jpg

2018 год объявлен в России Годом добровольца и волонтера. Уже не первый год в Чите действует епархиальное добровольческое движение «Добрые дела». О своей деятельности его руководитель Дмитрий Черных рассказывает в беседе с нашим корреспондентом.


«Добровольчество — это маленький подвиг, но за маленьким подвигом может вырасти способность совершать великие дела и великие подвиги, то есть становиться сильной личностью», – подчеркнул Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, выступая на XXVI Международных Рождественских образовательных чтениях.

Само слово «волонтерство» происходит от латинского voluntarius («добровольный») и охватывает довольно широкий спектр понятий, включающий в себя как безвозмездный физический труд на благо общества, так и предоставление разнообразных услуг и моральной поддержки без ожидания денежного вознаграждения.

Однако волонтерство можно рассматривать не только как отказ от денежного вознаграждения – немаловажной составляющей тут является и нравственный аспект. Волонтеры помогают пожилым людям, ищут пропавших без вести людей, строят приюты для бездомных животных, делают все возможное для защиты природы. А самое главное, что люди делают это без какой-либо выгоды для себя, потому что они ставят превыше любых материальных ценностей человечность, заботу о ближнем, готовность прийти на помощь нуждающимся, милосердие, желание сделать мир хоть чуточку лучше.

В ряды добровольцев входят не только молодые активисты, в этой сфере существует и такой термин, как «серебряные волонтеры» – люди зрелого возраста, которые занимаются волонтерством.

Помогать людям – это нормально, в этом проявляется человечность каждого. Сейчас волонтеры пытаются активно работать и помогать в самых разных сферах нашей жизни: медицинской, событийной, строительной, социальной.

01_1.jpg

 

Три пути

– Добровольческое движение Читинской епархии «Добрые дела» было организовано в сентябре 2015 года, – рассказывает Дмитрий Черных. – Работа строится в трех направлениях. Первое направление – это творческая мастерская. Ведь многие люди умеют делать что-то своими руками, например, хорошо вязать, мастерить какие-то поделки, вкусную выпечку готовить. Все это выставляется по праздникам на ярмарки, и прихожане могут что-то понравившееся купить. А вырученные с этих ярмарок деньги идут на помощь малоимущим, многодетным семьям и всем тем, кто обращается к нам в епархию за помощью. В основном, конечно, пользуются спросом продукты.

890978.jpg

Следующее, второе, направление – это помощь престарелым людям. У нас есть такая проблема (и, наверное, она не только в Чите), когда за немощными стариками родственники не ухаживают. Среди волонтеров находятся и те, кто хочет помогать именно престарелым людям. Эта помощь может заключаться в том, чтобы убрать квартиру, когда необходимо, сделать какие-то элементарные вещи по дому, с ремонтом помочь, который старикам самим не осилить, или за продуктами сходить. А иногда надо к кому-то прийти и просто акафист, молитвы почитать, ведь социальные работники хоть и делают положенную работу, но акцентировать свое внимание на духовных вещах вряд ли смогут, им не до этого, а задача православного волонтера – не дать престарелому человеку впасть в депрессию и уныние. И это очень важные моменты в жизни.

8989.jpg

Третье направление – помощь бездомным людям. В эту категорию также входят и те, кто попал в тяжелую жизненную ситуацию. Допустим, человек не может уехать домой, его обокрали, избили – всякое бывает в жизни, и вот такой человек обращается к нам с просьбой купить билет до дома, дать поесть, просит одежду, и мы стараемся оказать помощь. У нас есть, если можно так назвать, своя команда, которая кормит бездомных на специальных точках города Читы.

 

Добрые дела

А где эти точки находятся, и по каким дням там можно поесть бездомным?

– По понедельникам мы кормим в поселке Антипиха. Раньше на улице Каларской, 33 был приют, и вот сейчас там собираются бездомные. Вторая наша точка находится на Центральном рынке, где мы бываем по средам в определенное время, его все обычно знают. И третья точка, куда мы приезжаем по пятницам, – в Кадале. Там тоже много сбирается людей, и не только бездомных, но и малоимущих, которые в социальном плане находятся, можно сказать, на самом низком уровне.

Есть среди тех, кого кормим, такие люди, которые живут в колодцах, спасаются от холода в теплотрассах. А поближе к лету они уже выходят оттуда, и на наших точках появляются все реже – наверное, что-то другое находят. Поэтому в июне, июле, августе мы прекращаем кормление, а те, кто нуждается в пище в летнее время, приходят к нам в Воскресенский храм, зная, что я там нахожусь постоянно. Или в Казанский собор, где их всегда покормят. Там же у нас и вещевой склад находится, где их оденут или помогут сменить одежду.

Информация у них есть, все знают, куда в случае чего можно обратиться за помощью. И я им об этом постоянно объявляю.

В холодное время года в команде, которая помогает бездомным, постоянно есть два-три человека, и я в том числе как руководитель. Мы готовим пищу, развозим ее на своих автомобилях по точкам и раздаем.

3_1.jpg

Развозят ваши добровольцы на своем личном транспорте?

– Да, на личном транспорте. Стараемся довезти побыстрее, чтобы зимой пища была горячей, поэтому перевозим ее в термосах. Практика показывает, что это намного лучше, чем одноразовые пайки.

И сколько таких порций получается?

– В среднем пятнадцать-двадцать порций. Самая крупная наша точка, где собирается много людей, – это Кадала. Если считать по прошлому году, то в иные дни до пятидесяти человек там собиралось.

79867.jpg

 

Портрет волонтера

А кто ваши добровольцы?

– В основном наши добровольные помощники – люди среднего и старшего возраста, те, кто приходит осознанно, уже имея какую-то профессию и стабильную работу. А порой они даже имеют две работы и семью, но вместе с тем изъявляют желание помогать. Ведь не все могут помогать деньгами, поэтому кто-то хочет, как заведено у нас, православных христиан, угодить Богу своими добрыми делами. Можно сказать, что к нам приходят люди от 25 до 50 лет и старше. Даже бабушки просятся помогать: что-то приготовить, за кем-то поухаживать. Как, наверное, и везде, мужчин у нас меньше, чем женщин.

6987678.jpg

 

Александр из Шилки

Наверняка Вам запомнились какие-то истории…

– Разные были случаи, от плохих до хороших. Кого-то из наших подопечных разыскивала полиция, кто-то погиб. Но был у меня один Александр из Шилки, который приходил на точку в Антипихе, ему где-то 45 лет тогда было. Его избили и обокрали, не оставив даже документов. Но мы же все понимаем, что без документов мы практически никто. Как жить, когда работу найти невозможно? Он приходил в течение полугода, мы с ним работали над тем, чтобы восстановить документы, и я ему помогал, вплоть до того, что рассказывал, как написать заявление. Мы заплатили за него штраф, и вот через полгода он получил совершенно новый паспорт. Благодарил меня, конечно, сказал, что теперь будет искать работу, обратно в Шилку уедет. Судя по тому, что он больше у нас не появляется, надеюсь, что Александр нашел работу и с ним все хорошо.

 

Воцерковление через доброе дело

Как готовились к Пасхе в этом году?

– По уже установившейся традиции перед Пасхой мы занимались покраской яиц и выпечкой куличей и уже на Пасхальной неделе выезжали поздравлять своих подопечных, за которыми ухаживаем и которым помогаем. Дарим им куличи, яйца, небольшие подарки делаем. Когда кормим бездомных на наших традиционных точках, то тоже поздравляем их с Пасхой.

789896.jpg

И, конечно, постараемся привлечь наших добровольцев к богослужениям, ведь кто-то из них принимает участие в богослужениях, кто-то – нет. Но это тоже одна из главных наших задач: чтобы люди приходили не только помогать, делать добрые дела, но и воцерковлялись. Сами понимаете, что не все наши волонтеры – люди воцерковленные. И наша главная задача – это спасение души.

В Забайкалье Вы приехали после окончания одной из московских духовных школ – Николо-Перервинской семинарии – по распределению на два года?

– Да. Но два года уже прошли, и мы решили остаться в Забайкалье. Здесь нам нравится, здесь есть все для жизни, есть работа очень интересная...

1.jpg

Мы – это кто?

– Это я и моя жена Даша. Сейчас она регент молодежного хора Читинской епархии.

Насколько известно, с Дарьей Вы венчались здесь, в Казанском соборе Читы.

– Да, она приехала сюда ко мне, и здесь мы обвенчались.

Вопросы задавала Анна ПАНИНА

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓