Проект документа «О неприкосновенности жизни человека с момента зачатия»

24.06.2019
Как оставить комментарий

Данный проект направляется в епархии Русской Православной Церкви для получения отзывов, а также публикуется с целью дискуссии на официальном сайте Межсоборного присутствия, на интернет-портале «Приходы» (https://mnenie.prichod.ru) и в официальном блоге Межсоборного присутствия. Возможность оставлять свои комментарии предоставляется всем желающим.  Проект документа создан комиссией Межсоборного присутствия по вопросам богословия и богословского образования во исполнение поручения президиума Межсоборного присутствия от 17 июля 2017 года. Комментарии к проекту документа собираются аппаратом Межсоборного присутствия до 30 сентября сего года.

О неприкосновенности жизни человека с момента зачатия

1.         Священное Писание о начале человеческой жизни

Священное Писание рассматривает жизнь как благой дар Благого Бога. Из всех живых существ человек обладает величайшим достоинством: о нем говорится как о вершине творения (Быт. 1-2), он создан по образу и подобию Божию (Быт. 1.26-31, 5.1, 9.6; Прем. 2.23), наделен Духом Божиим (Быт. 2.7, Ис. 42.5, 57.16, Иов 27.3, 32.8). Только человеку творение дано во владение (Быт. 1.28-31, 9.1-7); он имеет стремление к Богу, который является Господом жизни (2 Макк. 14.46).

В Ветхом Завете признается существование человека с момента зачатия (напр., Быт. 25.22). Библейские тексты говорят о важных духовных событиях, которые совершались в жизни святых царя Давида, пророка Исаии и Иеремии «от утробы», указывая на то, что во время внутриутробного развития благодать Божия действует на человека. Нерожденные дети уже известны Богу и любимы Им: Самсон (Суд. 13.5-7, 16.17), Давид (Пс. 21.9-10), Соломон (Прем. 7.1-6), Иов (Иов 10), Исайя (Ис. 49.1,5), Иеремия (Иер. 1.4-5; Сир. 49.9), весь народ (Ис. 44.2, 24, 46.3; Пс. 71.6; Пс. 138).

В 138-м псалме говорится о том, что Бог обращает свой любящий взгляд на человека, подчеркивается начало человеческого существа от зачатия: «Ибо Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей. Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это. Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои, в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было» (Пс. 138, 13-16).

Новозаветное повествование о встрече Пресвятой Богородицы и праведной Елизаветы подчеркивает личностное бытие человека и способность к восприятию благодати Святого Духа уже в материнской утробе. Святой Иоанн Креститель радостно взыграл в утробе Елизаветы, приветствуя Господа Иисуса Христа (Лк. 1.13-15, 41-44).

Святой апостол Павел в Послании к Галатам утверждает, что его призвание восходит ко времени пребывания в материнской утробе: «Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатью Своею…» (Гал. 1.15).

Все эти тексты Священного Писания подчеркивают, что с библейской точки зрения тождество личности человека непрерывно с момента, когда Бог дает жизнь в зачатии и до момента смерти.

 

2.          Статус эмбриона

2.1 Биологический статус эмбриона

С самого момента зачатия эмбрион – не просто оплодотворенное яйцо; он является уникальным развивающимся человеческим существом. Уникальная комбинация генов отличает эмбрион от любой клетки организма отца или матери. Эмбрион является человеком и имеет полное право называться таковым: «Тот, кто будет человеком, уже человек», – писал во II веке христианский мыслитель Тертуллиан (Апологетик, IX. 8.). С этой точки зрения некорректно называть человеческий эмбрион человеком в потенции.

На всем протяжении внутриутробного развития новый человеческий организм не может считаться частью тела матери, его нельзя отождествить с органом или частью органа материнского организма. В связи с этим можно говорить, что эмбрион принадлежит своим родителям разве что в том смысле, что они ответственны за его развитие и защиту. Таким образом, аборт на любом сроке беременности является убийством человека.

2.2 Онтологический статус эмбриона

Нерожденный ребенок является личностью как созданный по образу Божию и имеющий право на жизнь. Неприемлемо определять личность только на основе таких характеристик как самосознание, автономия и рациональность, отношения с другими людьми. Из подобных определений проистекает отрицание человеческого достоинства эмбриона. Ошибочность подобного подхода заключается в смешении онтологического статуса с функциональным. Такая подмена с неизбежностью приводит к отказу признать, в том числе, личностное бытие человека, находящегося в бессознательном или коматозном состоянии, к примеру, после травмы головного мозга, приведшей к нарушению функций сознания.

2.3 Человеческое достоинство эмбриона

Эмбрион является человеком. В связи с этим ему принадлежит ряд прав, которые необходимо отстаивать.

а. Право на человеческую идентичность. Эмбрион имеет право называться человеком. Институты общества должны обеспечивать и защищать это право.

б. Право на жизнь. Никто не должен отнимать у эмбриона основополагающее право на свою собственную уникальную и неповторимую жизнь. Недопустимы научные эксперименты с эмбрионами и их замораживание. Тот факт, что для тысяч эмбрионов возможность развития и жизни заменяется экспериментами и смертью, подрывает достоинство человека и нарушает право на жизнь.

в. Право на развитие. Каждый человек имеет право развиваться и раскрывать себя как личность от зачатия до естественной смерти.

Православная Церковь подчеркивает, что фундаментальные права эмбриона как человеческой личности должны быть закреплены в законодательстве.

3.                    Искусственное прерывание беременности

3.1 Отношение к аборту в Священном Предании Церкви

Священное Предание Церкви однозначно приравнивает аборт к убийству, независимо от того, осуществляется ли он хирургическим или химическим способом, на ранней или на поздней стадии.

В памятнике раннехристианской письменности «Дидахе» подчеркивается: «Не умерщвляй ребенка в зародыше»(2.2.). Та же мысль акцентирована в другом раннехристианском источнике – «Послании Варнавы»: «Не умерщвляй младенца (в утробе), и по рождении не убивай его»(19.5.). Там же говорится о людях, которые находятся на пути тьмы, будучи «убийцами детей, во чреве погубляющими создание Божие»(20.2.) Тертуллиан подчеркивает: «Так как нам раз навсегда запрещено человекоубийство, то не дозволяется истреблять даже зародыш, когда кровь еще образуется в человеке. Воспрепятствовать рождению человека значит преждевременно умертвить его, и нет различия между тем, исторгает ли кто из тела душу уже рожденную, или уничтожает ее рождающуюся»(Апологетик, IX, 8.).

Святитель Иоанн Златоуст рассматривает аборт как преступление, которое хуже убийства: «…где прежде рождения совершается убийство, так что ты не только предоставляешь блуднице оставаться блудницей, но и делаешь ее убийцею? Видишь ли, как от пьянства происходит блуд, от блуда прелюбодеяние, от прелюбодеяния убийство, или правильнее сказать, нечто хуже убийства, я даже не знаю, как и назвать это, так как здесь не умерщвляется рожденное, но самому рождению полагается препятствие»(Беседы на Послание к Римлянам, 24.4.).

Блаженный Иероним Стридонский говорит: «Некоторые, когда узнают, что зачали вне супружества, принимают яд для аборта, и часто сами умирают вместе со своим ребенком, и идут в ад, повинные в трех преступлениях: убийстве самих себя, прелюбодеянии вопреки Христу, и убийстве своего нерожденного ребенка»(Письмо XXIII.13.).

Во втором правиле св. Василия Великого подчеркивается: «Умышленно погубившая зачатый во утробе плод подлежит осуждению смертоубийства. Тонкого различения плода образовавшегося или еще необразованного у нас нет. Ибо здесь полагается взыскание не только за имевшее родиться, но и за то, что навредила самой себе, поскольку жены от таковых покушений весьма часто умирают. К этому присоединяется и погубление плода, как другое убийство, от дерзающих на это умышленно. Впрочем, подобает не до кончины простирать покаяние их, но принимать их в общение, по исполнении десяти лет; врачевание же измерять не временем, но образом покаяния».

21-е правило Анкирского собора подчеркивает: «Женам, от прелюбодеяния зачавшим и истребившим плод и занимающимся составлением детогубительных отрав, прежним определением было возбранено причащение Святых Тайн до кончины, - и по сему и поступают. Изыскивая же нечто более снисходительное, мы определили таковым проходить десятилетнее время покаяния, по установленным степеням». 91-е правило Трулльского Собора определяет: «Жен, дающих врачевства, производящих недоношения плода во чреве, и приемлющих отравы, плод умерщвляя, подвергаем епитимии человекоубийцы».

3.2 Аборт как социальная и этическая проблема современного общества

Аборт – это всегда произвольное лишение жизни человеческого существа, то есть убийство, а потому невозможно говорить о «праве на аборт», то есть «праве на убийство». Аборт не может быть признан средством «планирования семьи».

Согласно одному из медицинских подходов к проблеме аборта, критерием при принятии решения о совершении такового является «жизнеспособность» плода, то есть та степень его внутриутробного развития, когда он уже в состоянии выжить вне организма матери с учетом возможностей медицинской реабилитации. Такой подход является неприемлемым. Беременность – это естественный длительный процесс, в течение которого осуществляется формирование нового человека как в период так называемой «жизнеспособности», так и до ее наступления.

Существует множество факторов, которые могут оказать влияние на решение женщины в отношении совершения аборта. В большинстве случаев такое решение является болезненным, а аборт является серьезной моральной и физической травмой для женщины. Однако тяжесть решения и травмирующий характер аборта, не снимают ответственности за совершенный грех. Женщина, совершившая аборт, нуждается в исцелении той душевной раны, которую она нанесла себе. Такое исцеление достигается через покаяние: «Православная церковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословение на производство аборта. Не отвергая женщин, совершивших аборт, Церковь призывает их к покаянию и к преодолению пагубных последствий греха через молитву и несение епитимии с последующим участием в спасительных Таинствах»(Основы Социальной концепции Русской Православной Церкви. XII. 2.).

Особого пастырского попечения и снисхождения требует вопрос спасения жизни матери в разных сложных обстоятельствах, например, таких как внематочная беременность, которая имеет своим следствием неизбежную гибель плода. «В случаях, когда существует прямая угроза жизни матери при продолжении беременности, особенно при наличии у нее других детей, в пастырской практике рекомендуется проявить снисхождение. Женщина, прервавшая беременность в таких обстоятельствах, не отлучается от евхаристического общения с Церковью, но это общение обусловливается исполнением ею личного покаянного молитвенного правила, которое определяется священником, принимающим исповедь»(Там же.).

В то же время следует подчеркнуть, что беременная женщина, добровольно изъявившая желание отказаться от аборта ценой собственной жизни (например, в случае диагностирования заболевания раком, или опухоли головного мозга), в своем страдании ради спасения ребенка уподобляется христианским мученикам и страстотерпцам, являя пример святости.

Одной из причин, подталкивающих женщин к принятию решения об совершении аборта, является крайняя материальная нужда и беспомощность. Профилактика абортов требует от государства, Церкви и общества выработки действенных мер по защите материнства, а также создания условий для усыновления детей, которых мать почему-либо не может самостоятельно воспитывать.

Важно поддержать женщину в период ее беременности и помочь ей осуществить свое христианское призвание матери. Ей необходимо помочь понять, что существует несомненное благо в рождении ее ребенка, и счастье, которое этот ребенок может принести ей и ее семье, перевешивает такие земные блага, как комфорт и благополучие, которые женщина боится потерять вследствие беременности и рождения ребенка.

3.3 Ответственность супругов за совершение аборта

В период беременности женщине особенно необходима всесторонняя поддержка супруга. Намерение женщины совершить аборт порой обусловлена неспособностью или нежеланием отца обеспечить её необходимой поддержкой и вниманием при воспитании детей. В «Основах социальной концепции» подчеркивается, что «ответственность за грех убийства нерожденного ребенка, наряду с матерью, несет и отец, в случае его согласия на производство аборта. Если аборт совершен женой без согласия мужа, это может быть основанием для расторжения брака»(XII. 2.). Принуждение мужем жены к аборту также может служить основанием для расторжения брака(О канонических аспектах церковного брака. V.).

3.4 Ответственность врача за совершение аборта

Православная Церковь с глубоким уважением относится к врачебной деятельности, в основе которой лежит служение любви, направленное на предотвращение и облегчение человеческих страданий. Врачи, медсестры и весь медицинский персонал призваны к пониманию своего служения как «христианского долга милосердия»(Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. XI. 1.). Миссия исцеления, совершенная Господом Иисусом Христом, однако, включала не только заботу о физическом здоровье, но прежде всего духовное исцеление.

С христианской точки зрения забота о больных является актом любви к Богу и ближнему. Это понимание подчеркивает необходимость всегда в заботе о здоровье обращать внимание на личность человека, а не только на его болезнь.

Церковь призывает государство гарантировать право медицинских работников на отказ от совершения аборта по соображениям христианкой совести. Церковь подчеркивает, что «грех ложится и на душу врача, производящего аборт»(Там же. XII.2.): «Врач должен проявлять максимальную ответственность за постановку диагноза, могущего подтолкнуть женщину к прерыванию беременности»(XII. 2.).

В законодательстве многих стран определяется, что женщина может совершить аборт при условии «добровольного информированного согласия». Добровольное информированное согласие должно предполагать возможность ознакомления женщины со всеми моральными, психическими, медицинскими и прочими последствиями принятия ею решения, которое навсегда самым трагическим образом изменит ее жизнь и лишит ее ребенка. При этом подобное консультирование женщины, заявившей о намерении сделать аборт, не должно иметь целью получение от нее окончательного согласия на аборт, но, наоборот, быть направлено на оказание ей помощи в исполнении ее материнской миссии и спасении жизни ее ребенка.

3.5 Абортивная контрацепция

«Недопустимым с православной точки зрения является использование абортивных контрацептивов, действие которых приводит к гибели эмбриона на ранних стадиях его развития, поскольку такие действия ничем принципиально не отличаются от аборта»(Там же. XII. 3.).

Использование гормональных контрацептивов с целью лечения женских болезней при сочетании с половой близостью может привести к аборту на самой ранней стадии развития эмбриона. Поэтому использование таких лекарственных средств может быть оправданным с нравственной точки зрения только в случае воздержания от супружеских отношений на протяжении всего периода лечения заболевания.

4.                    Пренатальная диагностика

Использование современных технологий привело к развитию пренатальной диагностики.

В случаях, когда пренатальная диагностика имеет целью лечение плода, она является морально допустимой и не отличается по своей сущности от любой другой медицинской процедуры, направленной на спасение человеческой жизни и исцеление. Пренатальная диагностика допустима, когда процедура не угрожает жизни или физической целостности нерожденного ребенка или матери и не подвергает их непропорциональному риску; когда диагностика может обеспечить информацией, чтобы помочь подготовить мать к заботе о будущем ребенке(Там же. XII. 4.).

К сожалению, подобные случаи в медицинской практике являются редкими. Отрицательный результат, полученный в ходе пренатальной диагностики, в подавляющем большинстве случаев приводит к совершению женщиной аборта «по медицинским показаниям». Эта ситуация усугубляется тем, что с точки зрения современного законодательства либо ответственность врача за жизнь матери выше, чем за жизнь нерожденного ребенка, либо врач не несет какой-либо ответственности за жизнь последнего. В результате женщина, особенно в период первой беременности, испытывает тяжелейшее психологическое давление, связанное с переживанием опасности появления у нее на свет ребенка с теми или иными отклонениями, усиленным давлением врача.

Церковь защищает жизнь плода с момента зачатия. Поскольку в настоящее время возможность лечить генетические болезни на пренатальной стадии существует только гипотетически, нет действительных причин использовать такую диагностику. Совершенствование генных технологий в ближайшие годы может сделать возможной коррекцию генетических характеристик эмбриона на самых ранних стадиях его развития и способствовать устранению генетических заболеваний. Подобное вмешательство будет недопустимо, если наряду с возможностью исцеления от генетического заболевания, оно будет нести риски, сопряженные с гибелью эмбриона.

Церковь также считает недопустимым использование методов тестирования с целью выбора будущего потомства с заданными характеристиками, поскольку таковой метод предполагает уничтожение в зародыше детей, не прошедших этот «отбор».

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓

Страницы: 1  2  3  4  
0
Священник Алексей Шляпин Епархия: Московская
28.07.2019 16:33:51
продолжение

1.
Пункт лучше назвать "Свидетельства Свящ. Писания" и поставить в ряду "Обоснование" (тезиса) наряду с пунктами "Свидетельства Свящ. Предания", "Биологическое обоснование" и "Онтологическое обоснование".

1. Цитата: "...личностное бытие человека..."

2.2 Цитата: "...личностное бытие человека..."

Личность есть ни что иное как ипостась, обладающая разумной природой. В свете данного понимания что означает фраза "личностное бытие"?

То, что это бытие ипостасное, и так понятно, само собой разумеется, т. к., по св. отцам, всё существующее существует не иначе как в ипостасях. Любое бытие – ипостасно. Неипостасного бытия не бывает. Т. к. ипостась – и есть бытие, сам факт конкретного бытия.

Прп. Иоанн Дамаскин:

"...нет естества, лишенного ипостаси или сущности, не имеющей лица, потому что и сущность, и естество созерцаются в ипостасях и лицах" (ТИПВ, 3, 9).

"...ни сущность не существует сама по себе без вида, ни существенная разность, ни вид, ни акциденция, но одни только ипостаси, или индивиды. В них созерцаются и сущности, и существенные разности, и виды, и акциденции... индивид и называется по преимуществу именем ипостаси, ибо (только) в нем получает действительное существование сущность вместе с ее акциденциями" (ФГ, 42).

"...ипостась есть именно существование само по себе" (ФГ, 66).

Значит, фраза "личностное бытие" оправданна, если подчёркивает не просто наличие бытия или ипостаси, но наличие разума, т. е. то, что это ипостась, обладающая разумной природой. Что, похоже, и имеется ввиду в документе. Но без точного определения термина "личность" (см. выше) фраза выглядит неуклюже и неопределённо.

1. Цитата: "...тождество личности человека непрерывно..."

Фраза – неопределённа.

Личность есть ни что иное как ипостась, обладающая разумной природой.

А тождество ипостаси на всём протяжении её существования определяется не свойствами природы, которой она обладает, в данном случае даже не наличием разума, т. е. не тем, что данная ипостась является личностью, но самим фактом ипостаси. Ипостась, даже не обладающая разумной природой, в принципе не может потерять тождество себе по самому смыслу этого понятия. Это следует из самого значения понятия "ипостась".

Прп. Иоанн Дамаскин: "...невозможно, чтобы то, что однажды существовало само по себе, имело другое начало своего ипостасного существования, ибо ипостась есть именно существование само по себе" (ФГ, 66).

Можно сказать, тождество ипостаси определяется нетварным замыслом Бога об этой ипостаси, т. е. логосом ипостаси.

Т. ч. в этом смысле,- если иметь ввиду тождество собственно ипостаси,- данная фраза излишня. Т. к. это и так понятно, само собой разумеется, независимо от приведённых обоснований.

Данное утверждение оправданно, если иметь ввиду тождество природного содержания ипостаси, включая наличие разума. Но тогда и корректнее употребить выражение о непрерывном тождестве"природы человека в каждой человеческой ипостаси (личности)" с самого момента зачатия.

1. Цитата: "...и до момента смерти".

Тождество личности, т. е. ипостаси, не прекращается и по смерти.

Прп. Иоанн Дамаскин: "...хотя со смертью душа и отделяется от тела, тем не менее ипостась их остается одна и та же, ибо ипостась есть изначальный самостоятельный источник всякого бытия. Таким образом и тело, и душа всегда удерживают одно и то же начало своего бытия и ипостасного единства, хотя и разлучаются друг с другом" (ФГ, 66).

продолжение следует
Ссылка 0
0
Священник Алексей Шляпин Епархия: Московская
28.07.2019 16:35:29
продолжение

Нужно добавить ещё пункт "Свидетельства Свящ. Предания" и поставить в ряду "Обоснование" наряду с пунктами "Свидетельства Свящ. Писания", "Биологическое обоснование" и "Онтологическое обоснование".

В этом пункте можно привести такие свидетельства:

Антропология познаётся через христологию. Момент Боговоплощения – это Благовещение, а не Рождество. Бог-Слово стал человеком с момента Благовещения, т. е. Непорочного Зачатия.

При том, в момент Благовещения Бог стал человеком, т. е. усвоил человеческую природу в полноте, включая душу и дух (ум), а не только человеческое тело.

Прп. Иоанн Дамаскин: "...после того как Святая Дева изъявила согласие, на Нее, по слову Господню, которое сказал Ангел, сошел Святой Дух... И тогда ипостасная Мудрость и Сила Всевышнего Бога, Сын Божий, единосущный со Отцом, осенил Ее, как бы Божественное семя, и из непорочных и чистейших Ее кровей образовал Себе плоть, одушевленную душою, одаренной как разумом, так и умом... Божественное Слово... Оно в Своей Ипостаси неописуемо восприняло Себе от чистых кровей Приснодевы плоть, одушевленную душою, одаренную и разумом, и умом... Итак, в одно и то же время – плоть, в то же время – плоть Слова Божия, вместе с тем – плоть одушевленная, одаренная и разумом, и умом" (ТИПВ, 3, 2).

Праздники Благовещения, Зачатия Пресв. Богородицы, Зачатия Иоанна Предтечи свидетельствуют, что Церковь именно зачатие считает началом жизни человека.

Также, свидетельства св. отцов, что тело и душа сотворены одновременно:

Прп. Иоанн Дамаскин: "...тело и душа сотворены в одно время... Бог сотворил человека... в одно и то же время – духа и плоть" (ТИПВ, 2, 12).

Свт. Григорий Нисский: "Другие  же... говорят, что душа по времени вторая после тела... учение тех и  других  равно не может быть принято... И я думаю, посредине между этими предположениями должно правиться в истине наше учение. И значит это... не утверждать также, будто бы человек был предварительно создан Словом, как будто статуя из брения, и для этого-то изваяния появилась душа (ведь тогда умная природа окажется менее ценной, чем статуя из брения)... Так как человек, состоящий из души и тела, един, нужно предполагать одно общее начало его состава, так, чтобы он оказался ни старше, ни младше самого себя, когда телесное первенствовало бы в нем, а  остальное последовало бы... Ведь по апостольскому наставлению природа наша умопостигается двоякой: человека видимого и сокровенного (1 Пет. 3, 4)" ("Об устроении человека", XXVIII , XXIX ).

продолжение следует
 

Ссылка 0
0
Священник Алексей Шляпин Епархия: Московская
28.07.2019 16:37:03
продолжение

2.1
Пункт лучше назвать "Биологическое обоснование человеческого статуса эмбриона с момента зачатия" и поставить в ряду "Обоснование" наряду с пунктами "Свидетельства Свящ. Писания", "Свидетельства Свящ. Предания" и "Онтологическое обоснование".

В этом пункте нужно добавить, что с момента зачатия до момента рождения нет никакого переломного момента, который бы делал эмбрион человеком. Таким ключевым моментом является только сам момент зачатия. А дальше до самого момента рождения идёт только развитие того, что уже дано в зачатии.

Если описать биологический статус на языке богословия, то нужно сказать так. Зародыш с момента зачатия есть самостоятельная отдельная ипостась, отличная от ипостаси матери. Соединённость с организмом матери – лишь отделимая акциденция, т. е. несущественное качество, характеризующее ипостась в данный момент.

2.2 Пункт лучше назвать "Онтологическое обоснование человеческого статуса эмбриона с момента зачатия" и поставить в ряду "Обоснование" наряду с пунктами "Свидетельства Свящ. Писания", "Свидетельства Свящ. Предания" и "Биологическое обоснование".

Не приведено обоснование "онтологического статуса" эмбриона (лучше сказать: "онтологическое обоснование человеческого статуса"). Которое заключается в святоотеческом учении о природе (сущности), которая, по св. отцам, не может быть "более" или "менее".

Прп. Иоанн Дамаскин: "Свойство сущности заключается и в том, что она... не принимает определение «более» и «менее». Это свойство принадлежит и существенным разностям" (ФГ, 47).

Соотв-но, человек не может быть "более человеком" или "менее человеком", но любой человек в любом возрасте и состоянии обладает человеческой природой в полноте, т. е. в равной и полной мере является человеком, т. к., по св. отцам, природа (сущность) – это общее, одинаково присущее всем ипостасям данного вида.

"...святые отцы... общее и о многих предметах высказываемое, т. е. низший вид назвали сущностью, природой и формой, – например, ангела, человека, собаку и т.п." (ФГ, 30).

"...ипостасям каждого самого низшего вида свойственны одни и те же существенные разности, которые, с одной стороны, соединяют их друг с другом через понятие сущности, с другой, отделяют их от ипостасей другого вида" (ФГ, 42).

А т. к. разум и свобода воли являются существенными свойствами ("разностями"), определяющими природу человека, т. е. в принципе неотъемлемыми, равно общими для всех людей, то человек не может быть "более разумным" или "менее разумным" (если говорить о принципиальном наличии разума, а не его функциональном развитии). И это относится ко всем существенным (определяющим природу) свойствам.

Т. о. любой человек в любом возрасте и состоянии в принципе непременно обладает всеми существенными свойствами, т. е. составляющими природу человека, включая разум и свободу воли.

Соотв-но, нерождённый ребёнок с самого момента зачатия обладает полнотой человеческой природы, т. е. в полном смысле является человеком. Соотв-но, с самого момента зачатия в принципе онтологически обладает свойствами человеческой природы, которые делают человека образом Божиим,- разумом и свободой воли. Даже если в функциональном отношении эти свойства в нём ещё не развиты. Т. к. следует отличать принципиальное наличие и функциональное развитие, которое относится уже к акциденциям (несущественным качествам, характеризующим ипостась).

Существенные свойства, которые определяют природу, т. е. делают человеческую ипостась человеком – непременны, неотъемлемы, неизменны и одинаково присущи всем людям. Изменяемое в ипостаси – это акциденции, несущественные качества. К каковым и относится в т. ч. состояние, развитие, соединённость с организмом матери.

Т. ч. зигота отличается от взрослого человека только акциденциями, но не существенными свойствами. Т. е. не тем, что делает человеческую ипостась человеком.

Иначе, если игнорировать святоотеческое учение о неизменности природы (сущности), не отличая онтологический статус от функционального, т. е. принципиальное наличие существенного свойства от его функционального развития или состояния, тогда любой человек, находящийся в бессознательном состоянии или страдающий какой-либо патологией может быть признан "менее человеком". Т. о. отрицание за человеческим эмбрионом с самого момента зачатия статуса личности и полноценного человека логически ведёт к отрицанию человеческого достоинства многих других категорий людей, противоречит Христианскому взгляду и отношению к человеку и является фашизмом.

2.2 Цитата: "...Неприемлемо определять личность только на основе таких характеристик как самосознание..."

Надо учесть, что термин "самосознание" может употребляться в двух смыслах:

1) В смысле субъект сознания, т. е. собственно ипостась, обладающая сознанием, т. е. собственно личность, собственно "я" (в этом случае часть "само..." указывает на субъект сознания).

В этом смысле данный термин употреблён в Указе Московской Патриархии № 2267 от 7 декабря 1935 г. (об учении прот. Сергия Булгакова - дополнение):
"...Высшим отличием человека в земном мире является его ипостась, то есть самосознание. Человек не только живет, но и сознает, что живет и для чего, и притом сознает и принадлежащими ему — своими — все свои части, и все их переживания. Думает «не телу больно», а «мне больно»; не «душа моя любит», а «я люблю» и так далее. Но также человек освещает своим самосознанием и присваивает себе, считает своим — и свой дух, почему и говорит не только «мое тело», «моя душа», но и «мой дух», или как Апостол: «Ваши дух, душа и тело» (I Сол. 5, 23). Это свидетельствует, что ипостась (самосознание) и дух не одно и то же; что, не говоря уже о человеке — существе полудуховном и полутелесном, но и в чистом духе (каковы ангелы) нужно различать, с одной стороны, ипостась — самосознание, а с другой — духовную природу, так сказать, предмет их самосознания. Это столь отвлеченное различение необходимо иметь в виду, чтобы правильно понять церковное учение о Лице Господа Иисуса Христа. В Лице Господа Иисуса Христа человечество имело не только тело и душу, но и дух, и однако не имело отдельной ипостаси, человеческого самосознания. В Едином Господе могло быть, конечно, только одно самосознание, одна Его Ипостась, Божественная Ипостась второго лица Пресвятой Троицы. Воплотившись, Он сознает принятую человеческую природу как свою собственную и все ее переживания как Свои, подобно тому как обыкновенный человек сознает свою природу и ее жизнь. Поэтому Господь и говорит: «Тело Мое, Кровь Моя», «Душа Моя скорбит смертельно». Жаждало человечество, оно же испускало и дух на кресте, а Господь говорил: «Жажду (Я)», «Предаю Дух Мой». Это и значит, что человечество Христово, не имея своего самосознания — ипостаси, было «воипостасировано», то есть введено во Ипостась Слова Божия, или, грубо выражаясь, стало пользоваться Ипостасию — самосознанием Слова Божия за отсутствием отдельного человеческого самосознания... Точка расхождения Булгакова с Церковью здесь в том, что он, различая теоретически ипостась (самосознание) и природу и в тварном духе (в Боге это различие у Булгакова проведено, пожалуй, последовательно), в учении о Богочеловечестве это различие как бы забывает. В понятии «дух» он подчеркивает признак «ипостасный» и так переходит к отождествлению понятий «дух» и «ипостась»..."

2) И в смысле деятельность сознания, направленная на себя, т. е. осознание себя (в этом случае часть "само..." указывает на объект сознания). Что для отличия удобнее называть словом "самоосознание".

В первом значении самосознание есть собственно ипостась, во втором – энергия. При том, надо понимать, что ни в том, ни в другом значении это слово не означает сознание (т. е. ум, или дух), которое есть составляющая природы. Так, Христос обладает человеческим сознанием (т. е. умом, духом), т. к. обладает человеческой природой в полноте, и человеческим самоосознанием, т. к. обладает двумя действиями,- со стороны каждой из природ. Но не имеет человеческого самосознания (в первом значении этого слова, т. е. субъекта сознания), т. е. человеческой ипостаси, т. к. "Само Слово сделалось для плоти Ипостасью" (прп. Иоанн Дамаскин, ТИПВ, 3, 2).

Так вот, учитывая первое значение этого слова и прецедент его употребления в документах РПЦ именно в этом значении, следует исключить это слово из текста. Т. к. в данном проекте документа это слово употреблено во втором значении, что создаёт путаницу. Либо заменить его на слово "самоосознание".

2.2 Цитата: "...Неприемлемо определять личность только на основе таких характеристик как самосознание, автономия и рациональность, отношения с другими людьми..."

Кстати, это точка зрения светской психологии. Которая понимает слово "личность" как совокупность акциденций, т. е. характеристику ипостаси, а не как собственно ипостась. Т. е. теряет неизменную онтологическую основу и определяет личность человека как совокупность изменчивых свойств. Т. ч. именно с точки зрения светской психологии человек может быть "более человеком" и "менее человеком".

Отсюда тем более должна быть понятна необходимость уточнить термин "личность" в его богословском значении как собственно ипостась и отсечь его мирское психологическое и социологическое употребление в смысле характеристики ипостаси.

продолжение следует
Ссылка 0
0
Священник Алексей Шляпин Епархия: Московская
28.07.2019 16:38:18
продолжение

2.2 Цитата: "...имеющий право на жизнь..."

2.3 Цитата: "ему принадлежит ряд прав, которые необходимо отстаивать.

...Право на человеческую идентичность. Эмбрион имеет право называться человеком... обеспечивать и защищать это право.

...Право на жизнь... основополагающее право на свою собственную уникальную и неповторимую жизнь... право на жизнь.

...Право на развитие. Каждый человек имеет право развиваться и раскрывать себя как личность...

...фундаментальные права эмбриона как человеческой личности...

"Право на жизнь" и т. д. – это понятия мирской юридической сферы. Неправильно – переносить эти понятия в сферу богословия и онтологии. Т. к. перед Богом у нас нет никаких прав. Жизнь и всё остальное – это дар Бога по Его милости, а не наше "право".

Т. ч. подобные утверждения неверны и неприемлемы в богословских документах.

Если же речь именно о мирской юридической сфере, тогда следует и говорить, что эмбриону "должны быть присвоены" определённые права, а не то, что он ими "уже обладает по факту бытия".

3.1 Цитата: "Во втором правиле св. Василия Великого подчеркивается: «...Тонкого различения плода образовавшегося или еще необразованного у нас нет...»

Здесь надо привести уточнение. Дело в том, что это выражение "еще необразованного" иной раз понимают неправильно,- как ещё не образовавшегося полностью как человек, ещё не ставшего человеком, неодушевлённого.

На самом деле это выражение "еще необразованного" означает ещё не приобретшего явный человеческий облик, внешнюю форму. Речь о различении внешней формы, внешнего облика плода.

Т. е. это апелляция к ветхозаветному различению наказания за невольное убийство плода "образовавшегося" и "ещё необразованного", т. е. приобретшего внешний человеческий облик и ещё не приобретшего. Дело в том, что если плод ещё не "образовался", т. е. ещё не приобрёл явный человеческий облик, то, во-первых, нет уверенности, что женщина выкинула именно плод, а не просто какой-нибудь кровяной сгусток, во-вторых, в таком случае беременность не была внешне заметна. Поэтому наказание за невольное убийство "еще необразованного" плода в Ветхом Завете не наказывалось смертью, в отличие от "образовавшегося".

Но дело вовсе не в существенном различии самого плода "образовавшегося" и "ещё не образованного" как человека, в плане одушевлённости.

Если бы ветхозаветное различение "плода образовавшегося или еще необразованного" действительно означало существенное различие плода, тогда Церковь и в Новом Завете не могла бы его игнорировать. Ведь человеческая природа и в Ветхом, и в Новом Завете – одна и та же.

Данным правилом свт. Василия Великого Церковь как раз отрицает существенное различие самого плода на основании внешней "образованности" или "необразованности", т. е. внешней формы, и, игнорируя ветхозаветное различение плода по внешней форме, полагает равное наказание в том и в другом случае как за убийство. Т. е., осуждая аборт как убийство, не различает сроков беременности.

продолжение следует

Ссылка 0
0
Священник Алексей Шляпин Епархия: Московская
28.07.2019 16:39:22
продолжение

3.2 Цитата: "Аборт — это всегда произвольное лишение жизни человеческого существа, то есть убийство".

Можно выразиться короче и чётче: "Аборт – это всегда убийство человека".

3.2 Цитата: "Особого пастырского попечения и снисхождения требует вопрос спасения жизни матери в разных сложных обстоятельствах, например, таких как внематочная беременность, которая имеет своим следствием неизбежную гибель плода. «В случаях, когда существует прямая угроза жизни матери при продолжении беременности, особенно при наличии у нее других детей, в пастырской практике рекомендуется проявить снисхождение. Женщина, прервавшая беременность в таких обстоятельствах, не отлучается от евхаристического общения с Церковью, но это общение обусловливается исполнением ею личного покаянного молитвенного правила, которое определяется священником, принимающим исповедь»".

В интернет-дискуссиях столкнулся с тем, что эти слова ОСК РПЦ толкуют превратно. "Снисхождение" в такой ситуации понимают как возможность при угрозе жизни матери получить благословение на аборт. Вопреки утверждению тех же ОСК РПЦ, что «Православная церковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословение на производство аборта» (XII.2.).

Т. ч. здесь требуется уточнение. Надо различать аспекты. Снисхождением для женщины при таком решении является смягчение канонических последствий такого выбора, т. е. то, что она "не отлучается от евхаристического общения с Церковью". Но не оправдание или благословение самого выбора. Сам выбор убийства нерождённого ребёнка при любых обстоятельствах является грехом, даже при смягчающих обстоятельствах, таких как "прямая угроза жизни матери при продолжении беременности, особенно при наличии у нее других детей", и ни при каких обстоятельствах не может получить оправдания или благословения Церкви. Иначе, это будет противоречить утверждению тех же ОСК РПЦ, что «Православная церковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословение на производство аборта» (XII.2.). Женщина, прервавшая беременность при таких обстоятельствах, даже при смягчении канонических последствий своего выбора, тем не менее должна понимать греховность своего выбора и собственное христианское несовершенство при таком выборе. Даже при снисхождении, т. е. смягчении канонических последствий греха, вещи должны быть названы своими именами и сам грех не может получить благословения или оправдания.

3.2 Цитата: "В то же время следует подчеркнуть, что беременная женщина, добровольно изъявившая желание отказаться от аборта ценой собственной жизни (например, в случае диагностирования заболевания раком, или опухоли головного мозга), в своем страдании ради спасения ребенка уподобляется христианским мученикам и страстотерпцам, являя пример святости."

Верно! В принципе. Но есть замечания:

Цитата: "...(например, в случае диагностирования заболевания раком, или опухоли головного мозга)..."

Примеров не нужно, т. к. это создаёт впечатление выборочности применения этого принципа. Тогда как на самом деле это верно в принципе для любой ситуации, в т. ч. и для ситуации нежизнеспособности плода, т. е. невозможности спасти жизнь ребёнка. Даже при самой критической нежизнеспособности плода, такой как внематочная беременность, когда плод не имеет возможности дожить до рождения**, сопряжённой с угрозой жизни матери, тем не менее принципы отношения к нерождённому ребёнку остаются те же самые. И в такой ситуации искусственное прерывание беременности является убийством человека и грехом. Соотв-но, и в такой ситуации правильным решением для женщины является отказ от убийства своего нерождённого ребёнка, даже при его нежизнеспособности, даже ради спасения своей жизни, и женщина, ценой своей жизни отказавшаяся от убийства своего нерождённого ребёнка, поступает праведно и являет пример страстотерпчества.

**Ремарка: На самом деле известны случаи рождения живого ребёнка при внематочной беременности.

Цитата: "...в своем страдании ради спасения ребенка..."

Суть не в спасении жизни ребёнка. Ведь спасение жизни ребёнка не всегда возможно. Но убийство, т. е. согласие воли на его умерщвление, и в таком случае является грехом. Поскольку краткая и социально беспреспективная жизнь ребёнка не менее ценна, чем жизнь матери. Суть в том, чтобы не нарушить заповедь Бога "Не убивай" (Исх. 20, 13), даже при явной невозможности спасти жизнь ребёнка. Т. е. в том, чтобы своей волей не пойти на убийство ребёнка, даже если надежды на его выживание нет. В нравственном отношении важна не практическая перспектива, а сам принцип недопустимости греха в данный момент. Т. е. важно в принципе не приложить свою руку, свою волю к умерщвлению ребёнка, не зависимо от того, поможет ли это спасти его жизнь практически.

Поэтому лучше сформулировать так: "...в своём страдании ради заповеди Бога "Не убивай"..."

Цитата: "...являя пример святости".

Не корректно. Т. к. факт мученичества или страстотерпчества ещё не является безусловным признаком святости. Но для святости важен мотив,- чтобы это страдание было именно ради Христа, ради Бога, ради Его заповеди, а не ради естественного чувства или земного побуждения. И главное – святость возможна только при условии Православной веры.

Поэтому правильно сформулировать так: "...являя пример страстотерпчества".

продолжение следует
Ссылка 0
Страницы: 1  2  3  4  
Яндекс.Метрика