Как не остаться один на один с кризисом

06.06.2019

4576874.jpg

В ходе дискуссии на конференции «Пастырство в современном мире: опыт, практика, перспективы», состоявшейся 16 мая 2019 в Санкт-Петербургской митрополии, выступила главный редактор портала «Приходы», член Межсоборного Присутствия Русской Православной Церкви, кандидат социологических наук Евгения Жуковская. В своей реплике она поделилась мнением по ряду вопросов церковной жизни, волнующих современных мирян.

 

К настоящему моменту сложилась ситуация, когда мы сформировались как довольно большое сообщество – даже если брать хотя бы только российский социум. Православные стали довольно заметной силой, мы стали заметны, в том числе в разных информационных потоках. Но несмотря на то, что мы стали огромной массой, мы довольно часто очень разобщены. Мы не общаемся друг с другом и не знаем ничего друг о друге. Когда нужно оказать какую-то поддержку – не просто от церковной семьи к семье, от священника к священнику и от матушки к матушке – мы, как правило, не знаем куда бежать и кому эту руку протягивать.

Каждый из нас сам справляется со своими печалями, своими болями. Каждый из нас сам переживает внутренние кризисы и даже богоотступление. Человек-христианин, церковный человек в течение своей жизни проходит этапы становления в вере. Богоотступничество естественно и в той или иной степени присуще крестовому пути – идет ли по нему священник или мирянин, выросший в церковной семье, или человек, пришедший к вере в сознательном возрасте. Наступает момент, и мы вновь и вновь говорим Богу: «Верую, Господи, помоги моему неверию».

Однако перед тем, как мы вошли в данный этап и готовы уже произнести эту сакральную фразу, мы как правило, пребываем в большом кризисе, с которым боремся один на один. Максимум, кто может его заметить, – это самые близкие, наши семьи. У священников, если это белое духовенство, кризис могут видеть жены, иногда – дети. А если человек одинок, то его непростой период может оказаться закрытым для всех, потому что у нас не принято показывать, что ты в чем-то слаб и проходишь какое-то испытание. Ты всегда должен быть сильным и не допускать никакую слабость и эмоцию во внешний мир. Сегодня мы наблюдаем в информационном потоке эти кризисы и эти крахи в связи с разговорами о выгорании. А, может быть, выгорания никакого нет: человек совершенно по иным причинам попал в сложную жизненную ситуацию и сложную психологическую ситуацию. И она никак не связана с богоотступлением и выгоранием веры. Человек сам в себе закопался, сам боится осознать, куда он попал, с кем-то пообщаться об этом. В результате же мы вообще можем потерять пастыря или мирянина – члена Церкви.

Мне кажется, многое можно изменить, если мы будем создавать другую информационную повестку внутри Церкви. Если мы будем говорить о том, что кризисы возможны и в жизни церковных людей. Если будем рассказывать об опыте их преодоления. Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет собирает пастырские совещания, они создали свой информационный портал и объединяют вокруг этой идеи тех, кому близка поддержка и близки подходы, сформированные в этом учебном заведении. Но если смотреть в формате всей Церкви, у нас ничего подобного не тиражируется. В лучшем случае, проявляются какие-то отдельные инициативы отдельных епархиальных архиереев, в том числе здесь присутствующих. Эти архипастыри внимательны к людям в силу своей способности быть внимательными к людям, они не могут не помогать своему духовенству.

Я думаю, что это не потому что у нас все так плохо и мы такие плохие. Просто мы всем церковным сообществом проходим этап роста. Если посмотреть на нашу жизнь, мы сейчас приближаемся к периоду церковного взросления. Конечно, речь не идет о двухтысячелетнем периоде существования Церкви Христовой. Я имею в виду историю Русской Православной Церкви новейшего периода, в котором мы с вами, всечестные владыки и отцы, выросли и служим. Всего 30 лет назад мы все, в общем-то, крестились – в формате всей страны. Паства Русской Церкви выросла из младенчества и сейчас, почти преодолев период бунтующего отрочества, приблизилась к возрасту осознания и взросления. Невозможно младенцу ходить сразу во взрослой обуви. Сегодня мы только начинаем искать, какая обувь нам по ноге – по фасону и по размеру.

Вот почему важно развивать церковные практики со-общения клириков между собой, мирян между собой, клириков и мирян вместе. Во-первых, плотнее работать со студентами духовных школ. Сейчас, более-менее, система распределения выпускников настраивается. Этот опыт должен помочь нам, в том числе, сформировать более объективное понимание реалий о том, как Церковь живет не в столицах. Чтобы студенты, которые учатся в ведущих духовных школах, не боялись ехать в регионы на два года или даже больший срок (это они уже сами определят после прохождения практики). По крайней мере, они будут знать, что жизнь в епархиях нецентральной России не страшна. Идея с летними распределениями помимо распределений по окончании обучения – очень важная вещь и ее стоит зафиксировать как одну из рекомендаций нашей конференции.

Если говорить о пастырских совещаниях, то самое ужасное, когда происходит директивное проведение подобных встреч. Это часто мертвая ситуация, потому что насильно мил никогда не будешь. В русском языке эти правила жизни даже закреплены в пословице. Хорошо было бы, если бы те архипастыри, в епархиях которых проводятся пастырские совещания, делились своим опытом, в том числе и через церковные информационные каналы – портал «Приходы», через «Журнал Московской Патриархии», сайт «Пастырь». Постепенно другие архиереи стали бы сами перенимать опыт. Причем важно делать не в жанре сухого официоза, а в жанре репортажа. У нас есть церковные журналисты, прекрасно владеющие этим жанром и умеющие ярко транслировать церковные события в разные аудитории.

Кроме того, было бы полезно, если бы опытные пастыри, настоятели крупных соборов разных епархий рассказывали о своем пути в Церкви, делились своим опытом жизни. Достаточно взять один раз у священника интервью и потом уже его тиражировать на всю Церковь, а не каждый раз их куда-то приглашать. Клирики старшего поколения – наше богатство, и его нужно оберегать.

Что еще важно. Мне кажется, совершенно необходимо по-другому подходить к теме свадеб студентов высших духовных учебных заведений. И отдельно говорить о том, как складываются семьи, кто становится женами священников. Эта тема у нас вообще закрыта. Сама я преподаю в ряде духовных и православных вузов и вижу, что у семинаристов есть огромный интерес к теме, есть желание знакомиться с опытом священнических семей, желательно молодого и зрелого возраста от 35 лет до 50 лет, когда семья прожила уже десять-пятнадцать лет. Семинаристы должны видеть «живых матушек», слышать от них рассказы о том, какие кризисы были в семье, с чем было священнику и его жене сложно на первых порах или в годы следующих кризисных этапов. Часто бывает так, что тема семейной жизни узурпирована монашествующими. Тем самым она искажается и часто представляется совершенно не в том ключе, который соответствует реальной жизни наших семей.

Если бы семинаристы лицезрели живой положительный образ священнической семьи, видели, что матушка – это не всегда неухоженная попадья, то иным было бы понимание того, как созидать свою жизнь. Пока как специалист по анализу информационной сферы я вижу, что с образом священнослужителя в информационной сфере подвижки есть, что в нем становятся видны черты современного человека, а все, что касается образа женщины, и тем более матушки в Церкви, – этот образ далек от истины и, в общем-то, очень искажен. Помимо каких-то управленческих решений со стороны архиереев важно, чтобы мы уделяли внимание формированию достоверного имиджа церковного человека, не побоюсь этого слова в стенах митрополии. Это позитивно повлияло бы на развитие взаимоотношений между священнослужителями различных уровней, а также между мирянами и священнослужителями.

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓

Яндекс.Метрика