Первый епископ

04.04.2019

78798789.jpg

Удивительно, но столетия назад, когда в нашем распоряжении еще не было таких средств передвижения, как автомобиль, теплоход, самолет либо вертолет, епархии в Русской Церкви были гораздо больше по размерам и занимали территории нескольких современных областей или краев. А ведь если сейчас разукрупняются епархии для того, чтобы архипастырь мог знать всех своих священников, заботиться о всех приходах, понятно, как сложно было с этим двести-триста лет назад, насколько сильно это тормозило какое-либо развитие церковной жизни в местах, куда архиерей не мог добраться годами и десятилетиями. Однако и в те времена бывали случаи разукрупнения епархий. Так, в этом году празднует 220-летие Пермская епархия. С какой целью ее вывели из подчинения Вятского архиерея и назначили туда нового иерарха? Кто был первый Пермский епископ, с чем ему довелось столкнуться на первых порах? И что владыка успел сделать за неполные два года, которые Господь судил ему нести служение на этой земле? Об этом шла речь в ходе беседы с историком Дмитрием Михайловичем Софьиным.

 

В этом году мы отмечаем 220 лет со дня основания Пермской епархии, расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

– Действительно, указ об ее основании вышел в 1799 году, в царствование императора Павла I. Это было решение Святейшего Правительствующего Синода. До того времени территория Прикамья входила в состав Вятской и Великопермской епархии.

Стоит напомнить, почему здесь в конце XVIII века основали самостоятельную Пермскую епархию. В ходе реализации «Учреждений о губерниях» императрицы Екатерины Великой от 1775 года было принято решение создать отдельное Пермское наместничество. Решение воплотилось в жизнь в октябре 1781 года, когда в соответствии с указом Екатерины состоялось торжественное открытие наместничества и его административного центра – города Перми.

453.jpg

Получается, что все важные даты в Перми так или иначе соотносятся с октябрем: и Пермская епархия обрела самостоятельность в этом месяце, и наместничество было учреждено. Видимо, октябрь – «пермский» месяц.

– Да, действительно! Ведь потом еще в октябре 1916 года в городе будет открыто отделение Императорского Петроградского университета. История нашего Пермского университета начинается именно тогда.

Вернемся все же к нашей теме. Территория Прикамья была выделена из состава Казанской губернии и стала самостоятельным Пермским наместничеством, но при этом в церковном отношении она подчинялась Вятке, и владыка Лаврентий, который в то время возглавлял Вятскую епархию, проводил необходимые церковные мероприятия в связи с важными событиями в истории. Он, например, совершал торжественные богослужения в Петропавловском соборе, приуроченные к открытию Пермского наместничества. Каменное здание собора стояло еще с тех времен, когда губернского города Перми не существовало, а было поселение при Егошихинском заводе. Когда же учредили наместничество и основали город Пермь, то церковь при заводе переименовали в собор. И он стал первым кафедральным собором на территории города Перми.

67486.png

Петропавловский собор

Первым пермским наместником был генерал Евгений Петрович Кашкин. Он принимал очень активное участие в организации церковной жизни на Урале. По его инициативе в Пермь было решено перевезти Пыскорский Спасо-Преображенский монастырь.

Мы с Вами все ближе подходим к 1799 году. Это время правления императора Павла I, и многие из нас помнят, что одно время об этом императоре везде говорили лишь как о слабовольном человеке с очень эксцентричным характером. Но на сегодняшний момент любой человек, интересующийся историей, может найти сведения, свидетельствующие о совершенно противоположном. Как на самом деле можно охарактеризовать то время, в которое организовывалась Пермская епархия, – время императора Павла?

– Память об императоре Павле I стала жертвой политической борьбы того времени, как, собственно, и память о его отце императоре Петре III. Дело в том, что Павел I стал жертвой дворцового переворота 1801 года, и в XIX веке о нём было принято отзываться достаточно критически. В целом его оценивали негативно и в исторической литературе того времени. Ситуация изменилась на рубеже XIX – XX веков, когда стали появляться работы историков, которые пристально стали заниматься самим Павлом I, изучать документы, связанные с ним; тогда начался некий пересмотр общепринятой позиции.

Революционные события 1917 года и последующий советский период несколько затормозили процесс переосмысления личности и деятельности императора Павла I, но с 90-х годов прошлого столетия этот процесс продолжился, и в настоящее время в довольно уже многочисленных работах, посвященных этому императору, мы видим выдающегося государя, яркого и талантливого государственного и военного деятеля, человека с большими планами, безусловно, человека, мыслящего интересами государства!

Действительно, существует печальный стереотип о том, что Павел I «ломал» созданное Екатериной Великой. Это не так. Он, напротив, продолжал процесс реформирования, запущенный еще Петром Великим, который, в свою очередь, провел реформы практически во всех сферах жизни общества и государства. Императрица Екатерина II целый ряд реформ Петра I логически завершила, скорректировав то, что требовало корректировки, в частности, губернскую реформу, которая недостаточно отвечала стоявшим перед страной задачам. Пугачевский бунт выявил слабость местного управления, и Екатерина Великая решила пересмотреть принципы губернской реформы, в результате так скорректировав эту реформу, что созданные губернские учреждения практически без серьезных изменений просуществовали до 1917 года. Также и Сенату она придала значение высшей судебной инстанции, которое он в принципе и будет сохранять до революционных потрясений начала XX века.

34653.jpg

Сопроводительное письмо иеромонаху Никандру от епископа Иоанна (Островского)

Император Павел I пошел дальше – фактически он стоял на пороге проведения министерской реформы, но не успел её провести, хотя целый ряд подготовительных мероприятий был проделан. В итоге министерскую реформу провел император Александр. Если мы внимательно посмотрим на суть царствования Екатерины Великой, Павла I, Александра I, то не увидим разрыва – наоборот, заметна преемственность реформ. Никто из них не стремился ломать то что сделали предшественники, но поступательно развивал уже наработанное. А то, что говорились в общественном пространстве, во многом был данью политической борьбе, и на это не стоит обращать особое внимание.

Сразу ли учреждение Пермской епархии в пределах Пермской губернии принесло те плоды, на которые было рассчитано?

– Развитие отношений государства и Церкви в синодальный период предопределило решение о том, что границы губерний и епархий должны совпадать. Так было удобней и чисто в административном смысле, потому как в XVIII веке государство проводит ряд мероприятий по, скажем так, административному подчинению Церкви. Здесь нужно сразу сказать, что звучащие порой высказывания о том, что в этот период государство себе подчинило Церковь, не точны и не корректны. То, что касается канонических вопросов, моментов, которые непосредственно связаны с церковной жизнью, решалось церковными деятелями. Святейший Правительствующий Синод состоял из архиереев, которые управляли непосредственно епархиями, а обер-прокурор, государственный чиновник, не являлся собственно руководителем Синода – он был лишь государевым представителем и обеспечивал взаимосвязь Церкви и государства для того, чтобы светское и духовное законодательства друг другу не противоречили.

Чтобы была понятна взаимосвязь, приведу пример. Мы все хорошо знаем поговорку «не хочу учиться, а хочу жениться», так вот, император Петр Великий распорядился, чтобы все дворяне получили образование, а те из них, которые не будут иметь аттестата зрелости, не получат права жениться. Но браки в то время совершались исключительно в церкви, соответственно, обер-прокурор пришел с этим указом в Синод, а архипастыри, со своей стороны, тоже составляли указ, который следовало довести до всех священнослужителей. Таким вот образом шла работа в Синоде.

К тому же в XVIII веке церковное имущество фактически государство секуляризирует, забирает себе, и получалось, что тем самым и содержание священнослужителей государство брало на себя. В этом плане можно говорить о подчинении, но исключительно административно-хозяйственном – обер-прокурору Синода, императору или же императрице и в голову не пришло бы заниматься лично решением каких-то богословских вопросов.

67486.png

Переходя непосредственно к первому Пермскому епископу Иоанну (Островскому), нужно сказать, что Церковь порой и не нуждалась в помощи по административным вопросам, потому как в среде церковных иерархов и рядовых служителей очень часто были исключительно талантливые люди, которым удавалось сочетать в себе глубокие богословские знания с административной одаренностью. Сейчас мы сможем без труда сосчитать архиереев, подобных тому, который приехал в те давние годы в новооснованную Пермскую епархию. Причем это случилось очень скоро после его назначения на кафедру...

– Здесь нужно вспомнить жизненный путь Владыки Иоанна, первого Пермского архиерея. Он родился на юге России – в Киевской губернии, в городе Василькове. Получил прекрасное образование в Киевской духовной академии и уже тогда настолько себя хорошо зарекомендовал, что был там оставлен для преподавания и со временем стал даже префектом – вторым лицом после ректора. В дальнейшем он был ректором в ряде учебных заведений, в частности, в Новгородской духовной семинарии. Был настоятелем в монастырях, в частности, знаменитого Антониева монастыря в Новгороде. Таким образом он приобрел большой опыт, в том числе административно-хозяйственный, и это вдобавок сочеталось с тем, что он был человеком очень ученым. Владыка Иоанн – яркий представитель «ученого монашества» с огромным управленческим опытом. Перед назначением в Пермь он был настоятелем Троицкого монастыря в Калязине.

Итак, указ об образовании самостоятельной епархии вышел в 1799 году в октябре, а Владыка Иоанн был назначен на Пермскую кафедру в феврале 1800 года. В связи с этим возникает вопрос: почему так много времени прошло между образованием епархии назначением первого архиерея? Дело в том, что первым человеком, который был назначен епископом Пермским и Екатеринбургским (изначально Екатеринбургское викариатство входило в состав Пермской епархии), был владыка Арсений, до того – епископ Старорусский. Его назначили в октябре, однако он то ли не захотел приехать, то ли по состоянию здоровья не смог это сделать, то ли было принято другое решение в отношении его судьбы, но буквально через несколько недель появился новый указ о назначении владыки Арсения на прежнее место. До Перми он так и не доехал, а скорее всего, так и не выезжал с места своего прежнего служения.

И вот в феврале 1800 года решено было назначить новым архиереем Пермским владыку Иоанна. Любопытно, что если владыка Арсений до назначения в Пермь был уже епископом, хотя и викарным, то владыка Иоанн до назначения был в сане архимандрита. Действительно необычно, когда во главе большой недавно образованной самостоятельной епархии, ставят человека, у которого не было архиерейского опыта.

34252.jpgВладыка Иоанн

В феврале появляется указ о его назначении в Пермскую епархию, в том же месяце состоялась его архиерейская хиротония, после чего владыка Иоанн, не мешкая, выезжает в Пермь, и уже 29 февраля 1800 года он приезжает в наш город. Если скажу, что это было быстро, то не скажу ничего! Дело в том, что по нормам того времени (мы можем легко посмотреть биографии как архиереев, так и руководителей светского управления территорий – губернаторов) между назначением в епархию или губернию и прибытием на место и вступлением в должность проходит обычно два, три, четыре месяца – это стандартно. А здесь мы видим, что даже месяца не прошло! Это крайне необычно. Ведь даже в начале XX века, когда уже и железные дороги есть, всё равно проходило между назначением и прибытием те самые два-четыре месяца.

Можно сказать, что вот эта стремительность задала тон дальнейшей деятельности владыки Иоанна (Островского), поскольку он прославился как неутомимый архиерей, который за короткий срок управления Пермской епархией действительно создал здесь всё! За очень короткий срок он сделал то, что многие могут не сделать и за пять, и за десять лет…

Наверное, стоит упомянуть, с чем пришлось столкнуться владыке Иоанну. Например, духовенство на тот момент неоднозначно относилось, скажем, к старообрядцам.

– Да, в то время территория Прикамья рассматривалась как очень далекая местность. По тем временам в рамках империи она считалась «окраиной России». Было принято говорить так: «Есть Россия и есть Сибирь», а Пермь, получается, как раз на границе с Сибирью. И когда кого-то назначали в Пермь, это считалось чрезвычайно далеко и потому особо желающих получить сюда назначение не было.

Первый пермский генерал-губернатор Кашкин приложил огромные усилия, чтобы подобрать здесь соответствующий штат чиновничества. Священнослужителей тоже был совсем не переизбыток. Духовных учебных заведений здесь не имелось, то есть нужно было из других, более близких к центру мест приглашать священнослужителей. Из-за проблем с подбором клира понятно, что заботиться о его «качестве», когда количественно не удается решить проблему, очень сложно.

Решению этой проблемы и должно было способствовать образование самостоятельной Пермской епархии?

– Да, одна из главных задач образования самостоятельной епархии – это улучшение в том числе «скажем так» «качества» духовенства. Вспомним, как первый пермский наместник Е.П. Кашкин, который уже неоднократно нами упоминался, подчас решал очень сложные вопросы с духовенством того времени и часто встречался недопониманием.

В конце XVIII столетия целый ряд представителей местного духовенства жестко вели себя по отношению к старообрядцам, а ведь на территории Пермской епархии их проживало огромное количество. И Евгений Кашкин (при полной поддержке Екатерины Великой) считал, что с старообрядцами диалог нужно вести очень мягко, нужно без всякого насилия добиваться их воссоединения с канонической Церковью. Но часть местного духовенства вела свою работу так, что, наоборот, отталкивала приверженцев «старых обрядов» от Православной Церкви, создавала на пустом месте барьеры и препятствовала делу воссоединения, делу единоверчества. Кашкин со своей стороны предпринимал какие-то шаги, но ему сложно было что-то сделать.

46543.jpg

Храм Рождества Богородицы

В отдельных случаях можно было наблюдать, что кто-то из местного духовенства мог, скажем так, ставить личностное начало выше церковного. Это, например, демонстрирует ситуация с храмом Рождества Богородицы, который и сейчас мы можем видеть на углу улиц Ленина и Газеты «Звезда». Этого одно из немногих сохранившихся в Перми сооружений конца XVIII века, отреставрированных согласно исторической достоверности и дошедших до наших дней. Когда в 80-е годы XVIII столетия пермский городской глава Василий Герасимович Лапин на свои средства, исполняя давний обет молодости, решил построить Рождество-Богородицкий храм, ему стали чинить искусственные препятствия в Пермском духовном управлении. В документах того времени отмечается, что «препятствия» возникали из-за того, что клир Петропавловского собора (где, собственно, тогда и был центр пермской духовной жизни) боялся, что с открытием нового храма прихожан станет меньше и упадут доходы. То есть был продемонстрирован личностный, сугубо хозяйственный в самом узком понимании подход к церковному делу. А ведь посмотрите, где один храм, и где другой – по тем временам расстояние достаточно большое. И как раз появление нового храма должно было способствовать росту города и развитию его в том направлении. Совершенно очевидно, что храм был там нужен.

То есть проявлялась некоторая местечковость, можно сказать?

– Да, можно видеть какие-то сугубо узкие вопросы, когда нужды одного храма шли в некотором смысле в разрез с интересами Церкви в целом. Чтобы разрешить вопрос со строительством храма Рождества Богородицы, Е.П. Кашкину пришлось обращаться непосредственно к владыке Лаврентию в Вятку. И только после получения от него «храмозданной грамоты» процесс пошел.

Когда владыка Иоанн в 1800 году приехал в Пермь, он в первую очередь провёл «ревизию» пермского духовенства. Архипастырь очень строго отбирал тех, кто подходит, а тех, кого считал не способным к несению служения, не подходящим для этого, он удалял. У него как самостоятельного епископа появились дополнительные возможности привлечь священнослужителей из других мест, в том числе тех людей, кого лично знал с хорошей стороны, клириков, которые понимали сложные задачи обустройства церковной жизни на новой отдаленной территории, да и ещё там, где много живёт старообрядцев.

В то же время было понятно, что для удовлетворения возрастающих нужд в священнослужителях нужно создавать свое духовное учебное заведение. И одним из первых деяний владыки Иоанна (Островского) стало создание Пермской семинарии. Причём он настолько качественно, быстро и энергично поставил эту работу, что уже буквально через год-два количество воспитанников духовной школы достигало 399 человек. Можно сказать, что в короткий срок благодаря владыке Иоанну работа была поставлена настолько прочно, что Пермская духовная семинария в полной мере стала удовлетворять нужды в качественно подготовленном образованном духовенстве на территории всей новообразованной епархии.

Интересно, что семинария была создана «на пустом месте», то есть не на базе духовного училища либо иного учебного заведения. Поэтому, чтобы в ней сохранялись и передавались традиции, епископ Иоанн распорядился перевести из других духовных школ несколько десятков семинаристов, которые могли бы принести с собой тот особый семинарский дух, который искусственно не создашь.

678576.jpg

Пермская духовная семинария

При этом не стоит думать, что все 399 воспитанников Пермской семинарии были приезжими?

– Нет. Двадцать человек приехали из Вятской духовной семинарии (то есть из епархии, из которой, собственно и была выделена Пермская епархия), а четырнадцать семинаристов – из Тобольской духовной семинарии. Но эта «десятая часть» от общего количества воспитанников новообразованной семинарии стала тем «костяком», который передал семинарские традиции, могла «подтянуть» новых семинаристов и привнесла в созданное учебное заведение тот самый «семинарский дух».

Кроме семинарии владыка занимается и различной просветительской деятельностью. В какой мере епископ Иоанн осуществил всё задуманное? Был ли этот необходимый импульс доведен до своего логического завершения?

– Не нужно думать, что раз владыка Иоанн приехал и стал «перебирать» здесь духовенство, то здесь совсем не было просвещенных людей, что это был какой-то дикий «медвежий угол». Вовсе нет! Среди служившего в то время духовенства хватало просвещенных и очень достойных священнослужителей, которые стали главными помощниками первого Пермского епископа.

Самое первое дело при создании епархии — это образование Духовной консистории, органа управления. И вот среди нескольких членов консистории мы видим одного из священников Петропавловского собора отца Гавриила Сапожникова, который в истории Перми известен как первый летописец. 

P90321-152907.jpg

Потомки отца Гавриила будут носить фамилию Свидомские, и они как раз приобрели всероссийскую, всемирную известность. Это знаменитые братья художники Александр и Павел Свидомские. Помимо занятий светской живописью они также также активное участие принимали и в росписи храмов.

Подводя некоторый итог, можно сказать, что личность владыки Иоанна повлияла и на окружающее его духовенство. К сожалению, не так долго продолжилось его епископское служение. Много ли было сделано, доведено до конца, на Ваш взгляд?

– Да, действительно, владыка Иоанн отошёл ко Господу накануне Рождества Христова 24 декабря 1801 года, пробыв таким образом во главе епархии чуть менее двух лет. Срок, вроде бы, небольшой, но все эти месяцы он деятельно занимался организацией жизни епархии, разъезжал по всей пермской земле, расставлял клириков по местам служения, организовывал церковную жизнь. И нет ощущения того, что он что-то не успел, что-то не доделал. За этот небольшой срок он реально, по-настоящему основал Пермскую епархию, и его преемник епископ Иустин уже пришёл на устроенное и организованное место, то есть ему не пришлось буквально ничего доделывать, дорабатывать. Владыка Иоанн не «в черновике» всё это создал, не на «на скорую руку», а вполне основательно успел сделать всё, что было нужно.

Источники отмечают, что кончина епископа Иоанна произошла внезапно. Возможно, что сказалось подорванное здоровье, а может быть, и климат. Ну и, конечно, неутомимая деятельность. Обстоятельств точных мы не знаем.

*

Очень важно чтобы память о владыке Иоанне (Островском) сохранялась. К сожалению, его могила находится сейчас в забвении и запустении, потому что место за алтарной частью Спасо-Преображенского собора, где архипастырь был похоронен, ныне относится к территории Пермского зоопарка.

Беседовал Юрий КИЩУК

 


Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Яндекс.Метрика