RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Храмы на «Дороге жизни»

08.09.2018

675878.jpg

«Дорога жизни» – эхо прошедшей войны и нестираемая память о погибших на этой земле. Связывавшая блокадный Ленинград с «большой землей» транспортная нить, про которую поэтесса Ольга Берггольц писала: «Дорогой жизни шёл к нам хлеб, дорогой дружбы многих к многим. Ещё не знают на земле страшней и радостней дороги». О храмах и молитвах, которыми отмечены километры этого пути, вспомним в годовщину начала Ленинградской блокады.

 

С чего начинается Родина? В этой песне нет слов о том, что Родина – от слова «родная», «родное», и будь то город или деревня, жизнь всегда начиналась с часовенки-церквушки или храма… Дорога жизни тоже начинается с храма…

932.jpg

Первый километр «Дороги жизни» символично посвящен памяти девушек-регулировщиц, которые стояли на всем протяжении этого пути, в том числе и на льду Ладожского озера. В мороз или дождь, под разрывающимися бомбами и в полной темноте регулировщицы были всегда на своём боевом посту, указывая идущим полуторкам путь. Они напоминают об Ангеле Хранителе, указывающем нам путь из тьмы к свету. Так у каждой церкви при освящении престола рядом становится Ангел, собирающий молитвы священника и верующих людей. Даже если от храма остаются только развалины, Он не уходит с этого места, как часовой, выполняет свой долг… И если взглянуть на карту «Дороги жизни», то с первым километром начинается и духовная Дорога жизни, на которой до сих пор стоят Ангелы церквей.

7986567.jpg

 

1-й километр «Дороги жизни».
Церковь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина»

«В конце 70-х годов ХIХ столетия на окраине Петербурга, недалеко от местечка, носившего название Ржевская слобода, на обширном Охтинском поле были размещены два артиллерийских полигона. Один полигон принадлежал Военному ведомству и испытывал полевую и крепостную артиллерию для армии, другой – Морского ведомства – занимался испытаниями морской корабельной и береговой артиллерии для флота.

К 1900 году численность служивших и работавших на обоих полигонах превысила тысячу человек, но своего храма у них не было, а посему приходилось ходить молиться в церковь Земледельческой колонии для малолетних преступников, находившуюся по соседству.

Контр-адмирал Дмитрий Густавович Фелькерзам, который в то время был начальником Морского артиллерийского полигона, обратился в Святейший Синод с прошением о постройке на территории полигона своей церкви. Вскоре разрешение было получено. Но выделенных из государственной казны денежных средств было получено явно недостаточно, и тогда было принято решение временно приспособить под храм деревянный сарай для хранения противопожарного имущества, перестроив его в соответствии с необходимыми для храма требованиями. Было отремонтировано само здание, сделана пристройка к алтарю, на крыше установлен купол с крестом, а вокруг будущей церкви сооружена деревянная ограда. К концу лета 1901 года переоборудование бывшего склада под храм было закончено, после реконструкции он мог вмещать не менее 500 одновременно молящихся. 6 октября (23 сентября) 1901 года при большом стечении окрестного населения и личного состава двух полигонов состоялось торжественное освящение новой церкви, получившей наименование в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина».

Освящал церковь протопресвитер военного и морского духовенства Александр Александрович Желобовский, а первым её настоятелем был назначен о. Александр (Александр Васильевич Логиневский). Во время Первой мировой войны этот пастырь уходит на фронт полковым священником. После прибытия с фронта о. Александр узнал, что место священника полигонной церкви занято о. Виталием Покровским, и тогда он по приглашению «двадцатки» стал служить в усадебной церкви князя Всеволожского. С 25 (12) мая 1918 года до дня своего ареста о. Александр служил в Троицкой церкви посёлка Всеволожский. Арестован 8 декабря 1937 г. Особой тройкой УНКВД Ленинградской области 30 декабря 1937 г. приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян в г. Ленинград 2 января 1938 г.». Имя его записано в вечную книгу «Возвращённые имена. Книги памяти России».

Напомним, что икона Божией Матери «Неопалимая Купина» – пророческая икона, на которой изображены ветхозаветные пророки. Этот образ особенно почитают представители Пожарной службы. Возможно, именно благодаря заступничеству Божией Матери и была сохранена «Дорога жизни».

Сейчас храм стоит в полуразрушенном состоянии, но Ангел ждёт, когда в его чаше снова появится благоухание молитвы, восходящей к Богу.


3-й километр «Дороги жизни»

«Цветок жизни» – мемориал, посвящённый жизни и смерти в блокадном Ленинграде. Здесь каждый год 8 сентября проходят траурные митинги, но уже с недавнего времени священники служат здесь панихиды.

876989.jpg

Теперь это тоже молитвенный километр.

 

4-й километр «Дороги жизни»

Поклонный крест у дорожки, ведущей к накопителю для расстрельных групп. По преданию, в этих местах палачи «красного террора» в 1918 году уничтожали цвет нашей Родины. Они стёрли из Российского флага белый цвет – чистоту офицерской чести, и сине-голубой – цвет русской интеллигенции и священства, оставив красный – цвет крови.

В этих местах покоится прах поэта Николая Гумилёва и многих других невинно убиенных, ежегодно на этом месте совершаются поминальные службы. Однажды монахиня Варвара (Митицкая), участвовавшая в перевозке людей по «Дороге жизни» и потерявшая ногу при обстреле Ладожского озера, сказала: «Дорога жизни сохранялась молитвами этих людей, ведь почти в каждой семье есть невинно убиенный; вот они-то и молились за своих...»

 

10-й километр «Дороги жизни»

В конце XVIII – первой половине XIX вв. усадьбой Приютино владела семья выдающегося государственного деятеля, учёного, президента Академии художеств А.Н. Оленина. В гости к Олениным ездили лучшие представители отечественной культуры – А.С. Пушкин, И.А. Крылов, К.Н. Батюшков, А.С. Грибоедов и другие. Хозяева Приютина были прихожанами Ильинского храма. Когда жене Оленина, Елизавете Марковне, из-за старости и болезни стало трудно ездить в Ильинский храм, в Приютино в 1830 г. в гостевом флигеле была устроена и освящена домовая церковь в честь Святой Троицы. На основании архивных документов было установлено, что приютинская церковь была приписной к Ильинскому храму. Службы в ней совершались по воскресным и праздничным дням ильинскими священниками, «свободными от очереди».

67888.jpg

 

15-й километр «Дороги жизни»

В северной части города Всеволожска живописной грядой протянулись Румболовские высоты. Здесь в XIX веке домовым храмом Рябова была церковь во имя благоверного князя Всеволода, небесного покровителя одного из владельцев усадьбы – Всеволода Андреевича Всеволожского. На самой высокой точке зелёного массива, среди вековых елей и сосен старинного парка, в бывшем имении князей Всеволожских Рябово стоит небольшой кирпичный храм, история создания которого относится к концу XIX века. Инициатором строительства стала супруга Павла Александровича Всеволожского Елена Васильевна, урожденная Кочубей (1850 – 1906).

6 марта 1899 года Елена Васильевна получила благословение митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Антония (Вадковского) на сооружение над могилой мужа каменной церкви. Храм был освящён 29 августа 1901 года в честь Спаса Нерукотворного Образа и приписан тогда к церкви Преображения Господня в Ириновке.

После революции храм ждала незавидная участь. В 1918 году в Рябовском имении была организована пролетарская коммуна, потом воинская часть, позднее финская сельскохозяйственная школа. Последняя архиерейская служба в храме была совершена 29 июля 1930 года, ее возглавил епископ Шлиссельбургский Григорий (Лебедев), будущий священномученик.

Круг верующих людей, преданных храму, после волны арестов сузился, наступили атеистические времена. В октябре 1931 года церковь закрыли, колокола со звонницы увезли в Ленинград. Тогда же была осквернена усыпальница князей Всеволожских: могилы были вскрыты, останки были брошены прямо на улицу неподалеку от церкви. Там ничем не прикрытые останки лежали зимой. Долгое время никто не осмеливался их убрать, поскольку это могло быть расценено как антисоветское деяние, за которое можно было поплатиться жизнью. Лишь на Пасху финские девушки, шедшие из лютеранского храма с богослужения, отважились позаботиться об останках Всеволожских и захоронили в том месте Румболовской горы, где сейчас стоит стела в честь погибших в годы Великой Отечественной войны воинов. На ней выбита надпись «Никто не забыт, ничто не забыто».

9808978.jpg

Во время войны храм использовался как клуб. Но машины-полуторки, памятник которым установлен напротив церкви, проходили совсем рядом… и мало кто из сидящих в машинах, видя стены полуразрушенного храма, не осенял себя крестным знамением…

С 1989 года храм снова открыт, и ангел Церкви снова стал собирать молитвы верующих; теперь это храм Всеволожского Благочиния. В настоящее время на кирпичной стене за алтарём установлены мемориальные доски с именами 187 железнодорожников Ленинград-Финляндского узла, осуществлявших перевозки в 1941 – 1944 годах.

 

25-й километр «Дороги жизни».
Посёлок Рахья

Именно через это место проходила «Дорога жизни». И чтобы вражеские самолёты не смогли обстрелять данный участок, дорога была очень извилиста; такая она и сейчас. 

Рахья.jpg

С 2003 года здесь собрана православная община храма святой великомученицы Варвары. Это святое имя для храма выбрал священник Дмитрий Амбарцумов, внук новомученика Владимира Амбарцумова – священника, расстрелянного осенью 1937 года на Бутовском полигоне под Москвой. Этот храм он посвятил женщинам, которые во время блокады по пояс в холодной воде добывали торф для блокадного города; их поминают на каждой службе в храме.

 

28-й километр «Дороги жизни».
Ириновка

Приобретший в 1851 году в Ириновке имение барон Л.Ф. Корф (1804-1858) построил здесь деревянную Преображенскую церковь, замененную после пожара 1870 года каменной (освящена в 1879 г.). При ней имелись два дома причта и 36 десятин земли. В склепе под церковью были погребены Петр Леопольдович Корф, его брат Николай и сестра Мария. Храм, закрытый в 1938 году, снесли в начале 1950-х. Старинные памятники на кладбище растащили; уцелело лишь гранитное надгробие М.И. Емельяновой.

 

46-й километр «Дороги жизни».
Деревня Морье

Эта поселение, известное еще с петровских времен. По картам XVIII века можно увидеть на мысу «Морьин нос» обозначение часовни святителя Николая. В настоящее время остались только воспоминания 92-летней жительницы этого поселения о том, как весной в Николин день после молебна в часовне по реке Морья шел водный крестный ход с иконой святого Николая Чудотворца.

В начале XX века деревня Морье было крупным населённым пунктом, там работал большой фарфоровый завод, потому и краснокирпичный храм на гранитном фундаменте построили таким монументальным. Строительство храма начали по личному распоряжению императора Николая II. Церковь была возведена в 1904-1906 годах по проекту архитектора А.В. Кенеля в формах псевдорусского стиля с четвериком, завершенным мелким пятиглавием, с алтарем и притвором, над которым поставлена шатровая колокольня. В цокольном этаже – Ольгинский придел. В церкви была богатая библиотека, а блестящие купола служили ориентиром для плывущих по Ладоге кораблей.

В 1938 году храм был закрыт. В «Синодике новых мучеников Российских, расстрелянных в 1937 году православных клириков и мирян Ленинградской и Новгородской епархии» есть запись: «Кузьмин Иннокентий Осипович, 1873 г. р., уроженец г. Колпино (по др. данным с. Старая Ладога Лен. обл., русский, беспартийный, священник церкви в д. Морье Всеволожского р-на Лен. обл. Арестован 26 сентября 1937 г. Особой тройкой УНКВД ЛО 25 ноября 1937 г. приговорен по ст. 58-10 УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстрелян в г. Ленинград 3 декабря 1937 г.».

Морье.jpg

Сейчас в почти опустевшей деревне Морье находится воинская часть ПВО; здание местного храма признано памятником архитектуры.

Здесь, на 46-м километре «Дороги жизни», стоит Ангел церкви во имя Петра Афонского и великой княгини Ольги.

325436.jpg

С первого до 46 километра «Дороги» жизни стоят духовные регулировщики наших судеб. Для многих этот трудный и очень опасный путь стал дорогой к Богу. Да и сама «Дорога жизни» стала в какой-то мере большим храмом, вмещающим в себя миллионы людей. Полуразрушенные церкви ждут наших молитв, ведь они помнят всё, в духовном небе записаны слова: «Никто не забыт, ничто не забыто».

Иерей Олег ПАТРИКЕЕВ,
настоятель храма великомученицы Варвары
в поселке Рахья

В основе материала –
доклад на конференции «Церковь и война 1917-2017: Уроки столетия»,
опубликованный сайтом Выборгской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓