ПАМЯТИ ПАСТЫРЯ

02.01.2013

2 января исполняется 40 дней со дня кончины одного из старейших клириков Корсунской епархии митрофорного протоиерея Михаила Осоргина. Долгие годы он был настоятелем храма святых равноапостольных Константина и Елены, а также святых благоверных князей Константина и чад его Михаила и Феодора, Муромских в Кламаре (Франция). Об истории храма и служении отца Михаила специально сайту «Илиинский приход» рассказал клирик Корсунской епархии иеромонах Иосиф (Павлинчук).

 О храме и приходе святых равноапостольных Константина и Елены

 – Храм святых равноапостольных Константина и Елены, а также святых благоверных князей Федора и чада его Константина, был основан в Кламаре в 1924 году. Это первая церковь, построенная русскими эмигрантами, приехавшими во Францию после революции. И здесь, в Кламаре, собралась очень большая эмигрантская община, пожелавшая иметь свой православный храм и молиться в нем. Заведовал всем этим отец Михаил Осоргин – но не тот, сорок дней которого мы сегодня вспоминаем, а его дедушка. Он также был здесь священником, а до этого раньше – одним из российских губернаторов. Священство он принял уже во Франции и основал храм в Кламаре. Вокруг церкви с годами собралась часть русской интеллигенции, духовных чад, окормлявшихся у отца Михаила (деда).

 Позже в историю и прихода, и церкви вошло выдающееся служение архимандрита Киприана (Керна), который написал очень много трудов по литургическому богословию. Он являлся духовным наставником отца Михаила Осоргина (внука). Последний с тех пор, как стал священником в конце 1970-х годов, служил во многих храмах. Но главным для него был здесь, в Кламаре. Он считался домовым и даже родовым храмом их семьи и был построен в усадьбе, в ограде дома семьи Осоргиных. Именно благодаря трудам отца Михаила этот храм до сих пор сохраняет традиции и преемственность русского Православия и русской эмиграции, поселившейся в этом пригороде Парижа.

Вот уже сорок дней, как отца Михаила не стало, и для всех русских и первой, и второй волн эмиграции это огромная утрата и потеря. Все переживают и молятся о дальнейшей судьбе храма. Это важно и потому, что благодаря отцу Михаилу этот храм в начале 2000-х перешел в юрисдикцию Московского Патриархата. Раньше он принадлежал Константинопольскому Патриархату. Для русской эмиграции это был очень большой шаг, некий courage, как говорят по-французски, отца Михаила, который он предпринял здесь, в Кламаре, а до этого в Риме.

 Об отце Михаиле Осоргине

 – Отец Михаил был замечательным человеком, моим духовником, и я у него исповедовался с тех пор, как приехал во Францию шесть лет назад. Я нашел в нем и пастыря, и доброго учителя, который наставлял не как власть имущий, но как друг, приятель. Он умел и пошутить, и преподать урок, поставить на место. Для меня все эти качества были очень большим открытием, и я всегда находил у него утешение и советы в своих сомнениях, вопросах. Я не только говорю о себе. Его любили все его духовные чада. Любили, ценили, уважали, приходили к нему. И не только миряне. К нему за советом и наставлением приходили священники и даже архиереи.

Отец Михаил глубоко чувствовал богослужение. Во время службы он всегда старался сохранять благочиние и порядок, то состояние молитвенности, в которое и сам мог войти, и другим передать. Говорить о нем можно много и долго. Самое главное, пожалуй, в том, что от него всегда исходила любовь ко всем. Конечно, он мог быть и строгим. Но он всегда умел преодолеть все трудности, какие-то проблемы, которые его могли беспокоить и существовали в среде русской эмиграции, среди близких, друзей, семьи. Все это он мог преобразовать и отдавать людям только мир, любовь.

Он любил Родину, он любил прошлое, то, что принял от своих родителей, от своих прадедов. Отец Михаил очень сильно любил своего отца, которого, кстати, никогда не знал. Он был зачат на Соловках, когда его отец был в заточении, и мать отца Михаила приехала навестить супруга. Позже его мама выехала во Францию, а отец вскоре был расстрелян на Соловках. Именно поэтому в завещании отца Михаила было желание, чтобы его тоже погребли на этом архипелаге. Для нас, тех, кто его знал и помнит, эта связь с российскими новомучениками очень важна.

 Верую, Господи, помоги моему неверию

Протоирей Михаил Осоргин – близкий родственник настоятеля храма пророка Илии в Черкизове, заместителя управляющего делами Московской Патриархии архимандрита Саввы (Тутунова). Храм святых Константина и Елены родной для него: сюда ходили его родители, здесь он узнал богослужение, с детства прислуживал в алтаре. Мы попросили отца Савву поделиться своими воспоминаниями о почившем пастыре.

– Мой двоюродный дедушка, дядя Миша, один из трех священников, которые меня в детстве и отрочестве учили прислуживать в алтаре. Диакона на нашем приходе не было и в помине, и помню, как он всегда давал мне после литургии девятичинную просфору, с доброй усмешкой приговаривая: «Вот тебе диаконская, на будущее».

Еще помню, как он однажды, готовясь с вечера к проповеди, скептически замечал о блудном сыне, что хоть он и пришел к отцу, «но я все же думаю, что он негодяй».

Запомнился он многим крайне широкой душой и легендарно ершистым характером. А мне навсегда врезался в память образ, как он плачет навзрыд, будучи едва способным дочитать евангельское зачало «верую, Господи, помоги моему неверию».

Милена Фаустова,
обозреватель радиостанции «Голос России»,
корреспондент Патриаршего пула – специально для «ИП»
Благодарим Е.Н.Тутунову за предоставленные фотографии и внесенные к тексту уточнения
Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓