При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Воспитатели, миссионеры, мученики

20.03.2018

Воинская присяга в императорской армии.jpg

Непременными участниками обучения и воспитания в учебных заведениях дореволюционной России были священники. Не стал исключением и Хабаровский кадетский корпус. Кем были эти священники? Какое влияние они оказали на своих питомцев? И почему выпускники корпуса до конца жизни сохранили память о своих духовных наставниках и преподавателях Закона Божьего? Многие из этих священнослужителей разделили трагические судьбы большинства русских православных священников, подвергшихся гонениям и перенесших страдания за веру. Что известно об их жизни во время гражданской войны и все более разгоравшихся преследований?

 

Воспитатели христолюбивого воинства

Воспитание будущих воинов в русской армии до 1917 года было тесно связано с христианским пониманием защиты Отечества как священного долга. Русская Православная Церковь считала первостепенной деятельность по духовному просвещению и нравственному укреплению военнослужащих, опираясь на евангельский постулат, что «нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15. 13). Именно на Руси появилось особое наименование для защитников Отчизны – «христолюбивое воинство».

В русской армии военные священники (капелланы) наравне с военнослужащими давали присягу на верность служения Отечеству, служили в регулярных и действующих войсках, военных учебных заведениях. Должности священнослужителей в армии приравнивались к офицерским.

Обязательным было служение священников и диаконов в военных учебных заведениях в качестве преподавателей и духовных наставников. В российских военных школах в формировании духовно-нравственного облика будущего офицера первостепенное значение имело христианское учение Церкви о воинском служении. Воспитание будущих воинов проходило в духе любви к Отечеству, а основой офицерского миропонимания должна была стать Православная вера, предопределяющая все поступки и духовные устремления. Кадеты получали не только специальное военное и обширное общее образование, но и воспитывались в духе главных постулатов армейской жизни: верность присяге и воинскому долгу, личная ответственность, честь, совесть, любовь к ближнему, товарищество, кадетское братство.

В корпусах действовали домовые храмы, обязательным было преподавание Закона Божия. Те, кто исповедовал иную веру (католики, магометане, иудеи), имели возможность посещать свои храмы.

Церковное служение было частью воинской службы. Так, например, принятие присяги кадетами всегда начиналось с молебна, затем молодые военные вслед за священником повторяли слова торжественной клятвы, присягу принимали священнослужители.

 

Воинский устав и
православный календарь

Духовное воспитание кадетов Хабаровского имени Муравьева-Амурского кадетского корпуса было неотъемлемой частью образования. В первые годы существования школы, не имевшей своей церкви, воспитанники посещали церковные службы в соборном храме (вероятно, в Градо-Хабаровском Успенском кафедральном соборе); иногда богослужения совершались в столовой.

324.jpg

В 1894 году была сделана пристройка для алтаря к рекреационному залу, и в день святого апостола Филиппа состоялось малое освящение домовой школьной кадетской церкви. Церковь внутри была украшена резьбой, выглядела строго и величественно, была красивой и уютной.

12.jpg

Весь уклад жизни в корпусе строился по православному календарю. Были установлены ежедневные краткие утренние и вечерние молитвенные правила, а также молитвы перед едой и после, перед началом учебных занятий и после. В корпусе все делалось по сигналу пехотного горниста, в том числе и пение молитвы перед принятием пищи. Батюшка благословлял трапезу. После утреннего молитвенного правила в целях «более жизненного ознакомления с началом православной христианской веры» кадетам вменялось чтение Святого Евангелия. 

Корпусные священники совершали богослужение в воскресные и праздничные дни, занимались религиозным воспитанием; они проводили занятия по истории Церкви и армии, вели обширную просветительскую деятельность. Под руководством духовных наставников кадеты должны были регулярно исповедоваться, причащаться и в меру сил поститься.

11.jpgСтараниями преподавателей корпуса, в том числе и законоучителя отца Аркадия Прозорова, для кадетов устраивались разные мероприятия духовно-просветительского содержания. Так, неоднократно организовывались групповые паломнические поездки в Шмаковский Свято-Троицкий мужской монастырь, проводились духовные беседы, в том числе о крестных страданиях Спасителя (со световыми картинками), о церковных напевах (с исполнением кадетами песнопений), о святом Иоанне Златоусте, об осаде Троице-Сергиевой Лавры и др.

Очевидно, что законоучители прилагали немалые усилия не только к религиозному образованию кадетов, но и к формированию у каждого из них нелицемерной христианской веры, любви к Богу и ближнему.

Судьбы многих священнослужителей, трудившихся в Хабаровском кадетском корпусе в разные годы его недолгого существования, стали реальным отражением трагической истории России в начале ХХ в. Известно, что трое из них приняли мученическую кончину за веру в 1920-1930-ее г., двое побывали в лагерях НКВД, двое вынуждены были покинуть Россию и эмигрировать в Шанхай.

Более десяти священнослужителей были в разное время законоучителями Сибирского кадетского корпуса и Xабаровской приготовительной кадетской школы, которая в 1900 году была преобразована в корпус. О некоторых из них сведения очень скудны, о трудах и, порой, мученическом подвиге других мы знаем довольно подробно.

 

Учитель и миссионер

Одним из первых преподавателей Закон Божьего в корпусе (приготовительной школе) был протоиерей Афанасий Александрович Протодиаконов, прослуживший на этой должности чуть более четырех лет. Отец Афанасий, будучи сыном известного дальневосточного миссионера, сподвижника святителя Иннокентия (Вениаминова) Александра Протодиаконова, сам стал подлинным подвижником в миссионерской деятельности по христианскому просвещению коренных народов Приамурья.

Родился отец Афанасий в Хабаровске (по другим сведениям в Иркутске) в 1866 г. С 1889 по 1892 гг. нёс служение штатного священника Иннокентьевской церкви в Хабаровске, совмещая его с преподаванием в Хабаровском кадетском корпусе. Несмотря на слабое здоровье, он посвятил себя миссионерскому служению и в 1893 году по распоряжению правящего архиерея возглавил Камчатскую духовную миссию. Отец Афанасий самостоятельно изучал языки местных народов, собирал подробные сведения о жизни, быте, культуре и верованиях инородцев. Первым из местных этнографов он посетил такие отдалённые уголки Приамурья, как реки Тумнин, Сюркум, Окуми и Улика. При участии батюшки в некоторых амурских селах и стойбищах были построены и открыты церкви и часовни.

На страницах «Камчатских епархиальных ведомостей» в 1894-1898 гг. отец Афанасий Протодиаконов регулярно публиковал отчёты о состоянии миссионерской работы в крае, ставшие своеобразной летописью дальневосточной православной миссии конца XIX века. Батюшка подробно описывал состояние миссионерских станов, отмечал особенности христианизации различных народностей, рассказывал о работе миссионерских школ, о подвигах священников-миссионеров. «Не испытавшие подвигов миссионерского служения могут думать, – пишет он в отчете за 1895 год, – что небольшой труд – обличить нелепость языческих суеверий и убедить идолопоклонников к принятию истинной веры Христовой; но ближайшее ознакомление с суевериями язычников, обитающих в пределах Приамурья, достаточно убеждают, что христианство нелегко прививается к ним. При глубоком сознании своего малосилия в этом высоком и святом деле Камчатская духовная миссия не может не видеть над собой силы благословения Божия».

Большой интерес проявил отец Афанасий и к изучению истории Православной Церкви в Хабаровске, результатом его труда стала статья «К истории Хабаровской церкви», в которой он детально описал становление Православия в городе с момента основания Хабаровска и до конца XIX столетия.

В 1898 году отец Афанасий Протодиаконов был назначен настоятелем и благочинным хабаровского Успенского собора с оставлением в должности начальника миссии и благочинного 9-го (Хабаровского) участка. В 1899 г. он получил назначение на должность ключаря Владивостокского кафедрального собора.

В ноябре того же года священнослужитель скончался в возрасте 34 лет от отека легких, будучи в командировке в Никольске-Уссурийском. У батюшки осталась семья: жена и две дочери.

Образцы формы кадетов.jpg

 

Отвергший обновленчество

В середине 1890-х гг. преподавал в приготовительной кадетской школе и протоиерей Андрей Васильевич Швецов, служивший штатным священником в Градо-Хабаровском Успенском кафедральном соборе. В октябре 1895-го он оставил службу в кадетской школе, вероятно, в связи с тем, что был назначен секретарём Хабаровского уездного отделения училищного совета, а также законоучителем церковно-приходской школы при соборе. В 1900 году был уволен за штат.

О жизни отца Андрея после 1917 г. имеется немного информации, но известно, что он остался верен Православной Церкви, отвергнув возможность присоединиться к обновленцам. В списке «тихоновских» приходов Хабаровской епархии за 1925 г. отец Андрей числится настоятелем церкви в поселке Иман Дальневосточного края (ныне Дальнереченск в Приморье).

В марте 1932 года отец Андрей Шевцов был арестован в Имане по обвинению в проведении «контрреволюционной агитации и пропаганды». Решением «тройки» был приговорен к трем годам ссылки в Западную Сибирь. Дальнейшая судьба отца Андрея остается неизвестной. Реабилитирован он был в 1989 г.

 

Богоборчество партизан-анархистов

О судьбе протоиерея Серапиона Леонтьевича Черных, преподававшего в приготовительной школе кадетского корпуса в 1894-1895 годах, впервые стало известно из книги Михаила Польского «Новые мученики российские», изданной в Джорданвилле (США). Серапион Черных родился в 1873-м, в 1894 году стал священником Хабаровской причётнической школы, был приписан к Иннокентьевскому храму Хабаровска, а затем переведён в Градо-Хабаровский Успенский кафедральный собор. На следующий год был назначен делопроизводителем Хабаровского уездного отделения училищного совета. В 1898-м иерей Серапион Черных стал благочинным Хабаровской Иннокентьевской и Уссурийских церквей. Известно, что в 1901 году отец Серапион совершил поездку в Японию и Забайкалье, находясь в шестимесячном оплачиваемом отпуске.

Впоследствии батюшка стал настоятелем Николаевского собора в Николаевске-на-Амуре. В 1920-м, в первую седмицу Великого поста, город был занят отрядами приамурских партизан-анархистов под командованием Якова Тряпицына и Нины Лебедевой, которые сохраняли контроль над городом до мая того же года. От них отец Серапион принял мученическую смерть. По версии Михаила Польского, священник был схвачен во время освящения ваий в Вербное воскресенье и спущен под лёд в бухте прямо в облачении. В 1981 году отец Серапион Черных был прославлен в лике святых Собором РПЦЗ.

 

Расстрел пастыря

Дольше всех духовным наставником хабаровских кадетов был протоиерей Аркадий Прозоров. Он прослужил в корпусе более восемнадцати лет. До 1902 года отец Аркадий нес священническое служение в Градо-Хабаровском Успенском кафедральном соборе, был членом Нижнеамурского отделения Благовещенского епархиального училищного совета. С 1902 по 1920 год он окормлял кадетское братство, будучи священником домовой церкви во имя святого апостола Филиппа Хабаровского кадетского корпуса. Преподавал также в Хабаровском Гоголевском мужском приходском городском училище.

Затем батюшка служил в кафедральном соборе Николаевска-на-Амуре. Предположительно в 1922 году он принял там мученическую кончину: в возрасте 61 года был расстрелян большевиками.

2134134.jpg

Последний настоятель

Более пяти лет преподавал Закон Божий в корпусе протоиерей Виктор Васильевич Козловский. Родился он в 1873 году в Амурской области в семье священника, окончил Благовещенскую духовную семинарию. В 1899-м служил в храме села Ивановка Амурской области. Отец Виктор был последним настоятелем Хабаровского Свято-Иннокентьевского храма, он не оставлял службы и в дни революционных событий, и в период гражданской войны.

В Хабаровском кадетском корпусе он преподавал с 1915 по 1921 год.

Известно, что в 1932 году отец Виктор проживал в Вятке, был благочинным Вятского округа. Там в 1937-м он был арестован вместе с епископом Вятским (бывшим Приморским и Владивостокским) Киприаном (Комаровским), приговорен к высшей мере наказания. Отец Виктор Козловский был расстрелян в декабре 1937 г. в подвале внутренней тюрьмы НКВД г. Вятка.

 

На перекрестках гражданской войны

Разделил трагическую судьбу своих сослуживцев по корпусу и священник Марк Никонишин. Известно, что родился отец Марк в семье портного в городе Староконстантинове Волынской губернии (ныне это запад Украины). Он имел педагогическое образование и, кроме священнического служения в храме села Зеньковка (сейчас это Чкаловское Спасского района Приморского края), заведовал Зеньковской и соседней Васильковской церковно-приходскими школами, преподавал Закон Божий.

В 1917 году иерей Марк Никонишин жил в Хабаровске, служил смотрителем Хабаровской городской больницы и архивариусом Городской управы. С 1919-го был священником военного госпиталя и преподавателем в Хабаровском кадетском корпусе. Кадетами корпуса были и сыновья отца Марка Григорий и Иннокентий. Всего в семье священника было семь сыновей и две дочери.

Батюшка служил в Хабаровске военным священником в Белой армии, по некоторым сведениям, был приближенным атамана И.П. Калмыкова. Состоял членом Общества ревнителей Православия. В 1922 году он был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности и службе в Белой армии и осужден на пять лет военным трибуналом 1-й Забайкальской стрелковой дивизии. После девятимесячного заключения в Хабаровской тюрьме по решению ВЦИК был освобождён досрочно.

С 1924 году батюшка служил в церкви в пригородном районе Владивостока Эгершельд. В 1928-м оказался был вновь арестован и до 1931 года отбывал ссылку в Томске.

На следующий год отца Марка арестовали по обвинению в «антисоветской агитации» и «связи в шпионских целях» с сыновьями, проживающими за границей. Его сыновья были эвакуированы вместе с Хабаровским кадетским корпусом, и к этому времени старший Григорий жил в США, а младший Иннокентий на Цейлоне (позже он переехал в Австралию).

Яркое свидетельство отношения отца Марка к действующей власти представлено в документах его дела: «В апреле 1932 года сказал Трубачеву: "Слышь, Анатолий, ты знаешь, что крестьяне говорят о пятилетке, что она приведет к ленинским заветам, сталинским декретам и рабоче-крестьянским скелетам"». Осужденный на три года исправительных лагерей священник отбывал заключение на станции Медвежья Гора Белтбалтлага. По состоянию здоровья был условно-досрочно освобожден под поручительство родственников в мае 1933 года. Батюшка был очень болен, страдал «припадками, вздутием живота, к физическому труду не годен». Дальнейшая судьба его осталась неизвестной. Реабилитирован отец Марк в 1993-м.

Хабаровские кадеты в Iанхае.jpg

 

Воспитатель кадетов в Китае

Священник Симеон Николаевский, ранее служивший в Камчатской епархии, оказался после 1917 года в эмиграции в Китае. Духовным воспитанием кадетов он занимался в Китае вплоть до перевода корпуса в Сербию. Позже служил в Пекинской миссии в церкви Союза военнослужащих. Скончался в Шанхае в 1931 году.

*

Бывшие хабаровские кадеты, подавляющее большинство из которых волею судеб оказались за границей, сохранили имена своих первых духовных наставников на страницах книги «Хабаровский графа Муравьева-Амурского кадетский корпус», изданной в Сан-Франциско в 1978 году.

 

Н.А. РУБАН

В основе публикации –
доклад на конференции «Священническое служение на Дальнем Востоке:
особое призвание или обыкновенные проблемы» (Хабаровск)

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓