RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

История из американской посылки

29.12.2017 02.jpg

В устной памяти жителей села Никитовки, что в Спасском районе Приморского края, сохранилось предание о том, что в кровавые годы гражданской войны на их земле был казнен священник. Местные старожилы знали от своих бабушек место, где совершилось это злодеяние. Промыслом Божиим недавно открылось не только имя священника, но и факты его биографии и обстоятельства гибели.


Некоторое время назад в Спасский краеведческий музей позвонила из США Тамара Монтгомери. Женщина говорила по-русски. Она сообщила, что у нее есть информация о священнике, который в 20-е годы прошлого столетия служил в здешних местах и был убит. Музей этими данными заинтересовался, и спустя какое-то время пришла посылка с восемью машинописными томами воспоминаний жены и сына расстрелянного в деревне Никитовка священника Павла Лазарева.

Архив был передан приходу храма Вознесения Господня в селе Спасском, где его с благодарностью приняли и изучили. На основе этих документов писатель и историк Александр Бачурин составил краткий биографический очерк об отце Павле Лазареве.

 

Приходской священник

Священник Павел Андреевич Лазарев родился в городе Колывани на Оби 19 ноября 1877 года. В двадцатилетнем возрасте окончил Томскую ветеринарно-фельдшерскую школу, в 1900-1903 годах проходил военную службу. После увольнения в запас управлял хором Николаевской церкви в Уссурийске.

В 1907 году в Хабаровске сочетался браком с Клавдией Николаевной Синцовой. У супругов родились дети: Лев, Женя, Варвара и Милитина. В 1910-м помогал организовать хор и устраивать Богослужения в Южно-Уссурийском Богородице-Рождественском женском монастыре, на следующий год служил псаломщиком в селе Многоудобное. После рукоположения в сан диакона, которое совершил в начале 1912 года в Успенском кафедральном соборе Владивостока архиепископ Евсевий, он служил при храме села Раковка.

В марте 1915 года на Седанке в домовой архиерейской церкви отец Петр был рукоположен во священника. В августе 1917 года его перевели в Покровскую церковь села Антоновка. Родственники боялись, что после государственного переворота 17-го года их служащему священником в глухой деревне брату может грозить опасность. Но напрасно братья звали его в Спасск, где семья Лазаревых имела дом, – отец Павел не бросил паству. Он учил деревенских детей. Помогал, чем мог, крестьянам, за что его очень любили. В годы войны крестьяне обнищали. Батюшка помог организовать потребительский кооператив в деревнях Афанасьевка, Глуховка, Антоновка и Никитовка – только так крестьяне смогли улучшить свое положение.

Часто священник говорил супруге: «Какая пустая, бесплодная жизнь наша была в городе. Я только сейчас живу полной жизнью, здесь каждый цветок, каждая травка напоминает мне о Боге. Природа так убедительно говорит о величии Творца».

Согласно рапорту священника Павла Вотчинского, 2 июня 1919-го отец Петр был убит красноармейцами за деревней Никитовка.

 

Погиб, но не отрекся

Падение самодержавия, революционные события, а затем гражданская смута и военная интервенция наложили отпечаток на весь уклад бывшей империи. Одновременного начались гонения на Христову Церковь, монашествующих, священников и архипастырей.

С наступлением весны 1919-го противоборство враждующих лагерей в Приморье четко определилось: в городе – войска белогвардейцев, чехословаков, американцев, японцев, китайцев, румын, французов и прочих, в таежных деревнях – партизаны. В деревне Никитовка (60 верст до Спасска) объявились партизанские отряды командиров Гурко, Морозова, Алёшечкина, Топоркова под общим командованием А.П. Баранова.

Одновременно в округе бесчинствовала банда бывшего каторжника Песецкого, за которым числилось много кровавых преступлений. Заступником у крестьян был один отец Павел.

Однажды Песецкий заявился во время Божественной литургии в церковь и принялся оскорблять Иисуса Христа, глумиться над святынями.

Отец Павел вышел из алтаря и заявил Песецкому:

– Господь Спаситель велик и вечен в свете Истины Его, и благо тому, кто пойдет по Его пути, но горе тому, кто заблудился в безумии своем.

Песецкий не посмел при народе увести с собой отца Павла.

В июне 1919 года глухой ночью вломились в дом священника девять вооруженных людей во главе с Гурко, который приказал батюшке следовать за ними. Отец Павел помолился, надел наперсный крест и вошел в спальню проститься и благословить детей. Жена Клавдия Николаевна окаменела от ужаса. Благословив ее, священник сказал: «Не горюй! Молись Царице Небесной. Она не оставит вас».

Его увели, супруга рванулась следом, но штыки преградили дорогу.

Убивать отца Павла в Антоновке, на земле его прихода, бандиты не решились, а повезли в деревню Никитовку. Там потребовали в праздник Троицы отречься от Христа и публично признать, что он сознательно обманывал народ. Священник отказался. Его вывели за деревню и расстреляли, смертельно раненого оставили умирать. Это случилось 2 июня. Священнику было всего сорок два года. Тело его было тайно захоронено в лесу.

 

Чудом спасенная

Татьяна, помогавшая по хозяйству в доме священника, уговорила Клавдию Николаевну уехать в Спасск и дала слово, что как только найдут тело батюшки, ей сообщат. Крестьяне Антоновки нашли место его захоронения, выкопали тело и положили в гроб, о чем и сообщили вдове.

Вернувшись в Антоновку, Клавдия Николаевна побоялась останавливаться в своем доме и ночевала у Татьяны, на краю села. Ночью к ним ворвался бандит Гурко и с ним насильно мобилизованные из другого села крестьяне. Восемь вооруженных винтовками человек отвели матушку в ночную тайгу.

Клавдию Николаевну поставили на колени у заранее выкопанной ямы, наполненной водой от ночного ливня. Она молилась Господу, готовясь к смерти и мысленно прощаясь с детьми. Стрелять в супругу священника крестьяне отказались: «Не дело это. Расстреляли отца, и мать убить? С кем сироты останутся?» Пошли препирательства, от Гурко потребовали ордер на расстрел. Его не оказалось, и это спасло Клавдию Николаевну. Злодей согласился отпустить женщину, но предупредил, что если она еще здесь появится, изрубит ее на куски.

Не разбирая дороги, Клавдия Николаевна бросилась бежать. На другой день тело отца Павла сожгли бойцы отряда Гурко.

 

Последний долг

Прихожане решили отдать последний долг своему настоятелю: заказать заупокойную литургию в Шмаковском мужском Свято-Троицком Николаевском монастыре, который находился в 30 верстах от Антоновки. Дорога туда идет через лес. Пешком добрались в обитель на Уссури двадцать женщин из Покровского прихода Антоновки, хоронясь от бандитов, партизан, шаек хунхузов («краснобородых», так называли членов организованных банд, действовавших в Северо-Восточном Китае, а также на прилегающих территориях российского Дальнего Востока – прим.). В монастыре помолились об упокоении любимого батюшки и с миром вернулись домой.

 

Семья

Братья отца Павла в гражданской войне воевали на стороне Белой армии. Старший, Петр Андреевич, работал во временном правительстве Меркулова и Дитерихса (1921-1922).

Сын отца Павла Лев учился в школе Спасска, а в 1921 году он поступил в каппелевскую 1-ю стрелковую бригаду полковника Глудкина, квартировавшую в городе. В 1922-м сыновья учились в Хабаровском кадетском корпусе имени графа Муравьева-Амурского на Русском острове, там же работала и их мать.

В 1922 году кадетские корпуса перебазировались в Шанхай, в котором пробыли два года; затем их принял в свою страну югославский король Александр I.

 

Предназначение

«Я ясно вижу, – говорил отец Павел, – что задача людей состоит в том, чтобы не переделывать государственный строй, а работать над человеческой личностью. Самому быть лучше и за Истину Христову идти даже на страдания. Только выстраданные убеждения могут иметь силу примера. Христианам нужно быть апостолами просвещения – вот наше назначение. Будем следовать по пути святых апостолов Господа Иисуса Христа, которые не делали заговоров, не основывали ни тайных, ни явных политических обществ, а распространяли учение своего Божественного Учителя. Если общество не поколеблется в вере в Спасителя, тогда оно пойдет к совершенству».

По материалам еженедельника «Спасск» № 11 (1527),
а также сведений из Российского государственного исторического архива
Дальнего Востока

Цитируется по публикации журнала «Приморский Благовест»

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓