Боголюбивая

01.07.2015

00_123.jpg

Как связаны между собой две древних святыни – Владимирская и Боголюбская иконы Пресвятой Богородицы? Как по молитвам перед чудотворным образом были спасены от массового мора и малая деревня, и столица Владимирского княжества, и первопрестольный град Москва? В день празднования Боголюбской иконе Божией Матери предлагаем читателям очерк о святыне, опубликованный 70 лет назад.

Когда после смерти Изяслава князь Юрий прочно уселся на великокняжеском столе в Киеве (1154 г.), он отдал Вышгород Киевский князю Андрею, храброму в ратных делах, в мирное же время — осторожному политику и благоразумному советнику. Он доверял этому сыну своему более других и желал иметь всегда под рукою, чтобы опереться на него в случае нужды, ибо князья северные и южные – Мономаховичи и Ольговичи – все добивались Киева.

В ту далекую седую старину старшим городом во всей земле был Киев и пределом желаний каждого удельного князя было владеть «Матерью русских городов», а венцом их стремлений и целью междоусобиц – «умереть князем Киевским».

Летописец говорит: «Сильно полюбилось им великое княжение Киевское. Да и кто не полюбит Киевского княжения? – ведь здесь вся честь и слава, величие и глава всем русским землям: сюда от многих дальних царств стекаются всякие люди и купцы и всякое добро от всех стран собирается к нам».

Но князь Андрей лишь малое время пробыл в Вышгороде и удалился на север, предпочтя знаменитому Киеву бедный и незначительный городок Владимир на Клязьме. Летопись сохранила нам объяснение этого, на первый взгляд, непонятного поступка. Она говорит о князе Андрее как о человеке искренне набожном и простом: он любил до службы приходить в церковь и сам зажигал свечи и лампады перед образами; в праздники приказывал развозить по улицам пищу для сирых и убогих. Победами своими и храбростью не кичился; по замечанию летописца, он «не величав был на ратный чин, но ждал похвалы лишь от Бога». Усобицы и кровопролития среди родных ему были тяжелы, он «смущащеся о нестроении братии своея... и скорбяше много о сем и болезноваше душою и сердцем и восхоте итти на княжение в Суждаль и Ростов, яко там, рече, покойнее есть». Да и братья жены его, Кучковичи, имевшие села на месте нынешнего города Москвы, склоняли его вернуться на север, где он родился и провел большую половину жизни.

Приняв стол в Ростове и Суздале, князь Андрей обосновался все же во Владимире, не покинув его и тогда, когда стал великим князем и отдал Киев младшему брату своему Глебу. Так, впервые в истории Руси, старшинство было отделено от места, и великое княжение приобрело значение личное, что послужило поводом к разделению Руси Северной от Южной: области, различные по характеру природы и народонаселения, с особыми стремлениями и гражданскими отношениями, получили отныне каждая свой центр и средоточие. Кроме того, создав себе во Владимире независимое и могущественное положение, Андрей получил возможность влиять на дела прочих князей и изменить взаимоотношения старшего князя с младшими в сторону желательного ему единовластия. Под его давлением родственные, довольно расплывчатые, отношения стали уступать место обязательному повиновению и политическому подчинению — «подручничеству». Таким образом, переход его на север положил начало переходу родовых отношений в государственные.

Когда князь Андрей покидал беспокойный Киев и отходил на родину, он взял с собой чудотворную икону Богоматери, которую весьма почитал, известную впоследствии под именем Владимирской. Путешествие совершалось благополучно и беспрепятственно, но неподалеку от Владимира, в десяти поприщах вниз по течению реки Клязьмы, кони, везшие киот со святыней, внезапно остановились и не пошли далее. Благочестивый князь велел тогда сопровождавшему его иерею Николаю петь молебен Царице Небесной, сам со слезами молился перед иконой и дал обет построить на этом месте церковь в честь Богоматери. Он разбил здесь шатры, и ночь на 18 июня провел в уединенной молитве, а на утро заложил храм и монастырь при нем во имя Рождества Пресвятыя Богородицы. Затем, призвав искусных иконописцев, велел им написать образ Владычицы, как привиделось ему на молитве.

По указаниям князя была создана превосходная, величественная икона уставного византийского письма. Богоматерь изображена на ней во весь рост, с короной на главе и хартией в правой руке. Лик Ея обращен к благословляющему Спасителю, стоящему в облаках. От земли поднимаются очертания храма и монастыря, а у ног Пречистой благоговейно склонился князь Андрей. Левая рука Пресвятой Богородицы поднята к небу, верно, в молитве о нем, о его добрых начинаниях; но вместе с тем Она как бы вверяет этим жестом Божьему водительству всех прибегающих к Ней – и сильных мира сего, и убогих. Суровое величие образа рождает в молящемся чувство благоговейного страха и безответности перед благостью Матери Божией.

В 1157 году церковь была закончена строительством, освящена и новая икона Богоматери торжественно внесена в храм; она получила наименование «Боголюбской» или «Боголюбивой» – по месту, которое князь Андрей назвал «Боголюбовой», ибо, говорил он, «Сама Богоматерь возлюбила его». Ежегодное празднование иконе 18 июня, тогда же установленное, совершается и поныне, хотя почти 800 лет истекло с той поры. Впоследствии около обители был основан город Боголюбов, а князь Андрей вошел в историю с именем «Боголюбского».

Так Богоматерь, не оставлявшая дивным покровом страну нашу в годины лихолетий и битв с внешними врагами, благоволила освятить важнейший переломный момент мирной жизни наших прадедов — перенесение центра государства с Юга на Север и переход одной формы государственных отношений в другую.

Боголюбская икона Божией Матери – одна из древнейших коренных русских икон. Впоследствии она прославилась многими чудотворениями, особенно в моровые поветрия, опустошавшие древнюю Русь. Но и сравнительно недавно, в XVIII веке, когда во Владимире свирепствовала чума, через образ было явлено много милостей; современники отмечают, что ни в монастыре Боголюбском, ни в селе, примыкавшем к нему, не было страшной гостьи. По принесении святыни во Владимир и там, предстательством Богоматери, болезнь прекратилась, в память чего был установлен крестный ход.

000_1211.png

Существует много списков с чудотворной Боголюбской иконы. Один из наиболее чтимых и прославленных находился в Москве у Варварских ворот, при входе в Китай-город. Он очень велик – 2 3/4 аршина в длину и 1 3/4 аршина в ширину – и несколько отличается от своего первообраза. Лику Царицы Небесной придано более мягкое выражение, и, кроме того, Ей предстоят в молитвенном положении святители Московские Петр, Алексий, Иона, Филипп, блаженные Василий и Максим – печальники за землю Русскую и молитвенники за родную Москву; святитель Василий Великий, святая мученица Параскева, святой Симеон, сродник Господень, преподобная Параскева, святой апостол Петр, святой Алексий человек Божий, и преподобная Евдокия.

Неизвестно в точности, когда и кто поместил эту икону над Варварскими воротами, но имеются известия, что сделано это было при Петре Великом, в семье которого она пользовалась особым уважением.

По-видимому, и самая икона была написана после Патриарха Никона, при Петре Великом, что подтверждает манера написания образа, а также присутствие на нем изображений митрополита Филиппа (перенесение мощей которого состоялось в 1652 г.), св. апостола Петра, преподобной Евдокии и святого Алексия человека Божия — очевидно, ангелов Петра Великого, царицы Евдокии (его первой жены) и цесаревича Алексия.

В 1771 году во время чумы, опустошавшей Москву, от чудотворной иконы над Варварскими воротами было явлено много милостей. С этих пор она особенно благоговейно чтится верующими.

В 1880 году по ходатайству митрополита Московского Иннокентия в башне у Варварских ворот была устроена Боголюбская часовня, в которую и внесли чудотворный образ, дотоле висевший на кремлевской стене. Вместо него над воротами был помещен точный список.

Ежегодно, 18 июня, в день празднования Боголюбской иконе, к Варварским воротам стекались верующие, чтобы приложиться к святыне и отслужить перед нею молебен. В это время чудотворный образ выносился из часовни к наружной стене и ставился в приготовленном для него шатре. В часовню же на это время ставился список, находившийся обычно над Варварскими воротами, который на толстых цепях спускали вниз.

По прошествии трех дней, после общего молебна, святыню из шатра снова переносили в часовню, где она и пребывала до 18 июня следующего года, а список, стоявший в течение трех дней в часовне, снова на цепях осторожно поднимали на стену Кремля.

В наши дни чудотворная икона Боголюбская из часовни перенесена в церковь святых апостолов Петра и Павла у Яузы, где ей еженедельно с благоговением и любовью поются акафисты, а образ, находившийся над Варварскими воротами, также прославленный чудотворениями, стоит в Воскресенском храме в Сокольниках, прекрасно убранный и окруженный благочестивым почитанием.

Т. М. БОГОСЛОВСКИЙ

Публикация «Журнала Московской Патриархии»
№10 октябрь 1945 г.
 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓