Подвиги Москвы

06.09.2014 Подвиги Москвы

6 сентября Православная Церковь особо почитает святителя Петра, Митрополита Киевского, Московского и всея Руси. Также в первые выходные сентября отмечается День города российской столицы. В 2014 году торжества, посвященные Первосвятителю Русской Церкви, в Высоко-Петровском монастыре Москвы возглавил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

"С совершенно особым чувством я совершал сегодня Божественную литургию в день памяти святителя Петра и освятил древний храм начала XVI века, заложенный в честь святителя Петра, митрополита Киевского, Московского и всея Руси. Верим, что по его молитвам Господь умирит народ Свой, дарует ему силы к тому, чтобы совместно исповедуя православную веру в Господа и Спасителя, будучи объединенным единой Церковью, идти вперед, утверждая величайшие и мироспасительные заповеди Господа нашего Иисуса Христа, никогда не поддаваясь ни на какие греховные искушения и не изменяя своим крещальным обетам", -- сказал Его Святейшество после литургии.

Предлагаем в праздничные выходные посмотреть в прошлое и вспомнить о личности митрополита Петра, об отважном прошлом старушки-Москвы. Портал "Приходы" публикует выдержку из статьи С.Алфеева, размещенную в 1947 году, в год 800-летия Первопрестольного града, в Журнале Московской Патриархии.

...Заложенный на Москве-реке, на территории владений боярина Кучки, город, оказавшийся на перекрестке торгового сообщения между западом и востоком, югом и севером, очень скоро после своего возникновения стал разрастаться и приобретать все более важное значение и в жизни, и в развитии России. История Москвы начинается собственно со времени князя Даниила Александровича, который присоединил к дотоле небольшой Московский области Переяславль – плотно населенный удел с главным городом Дмитровом. Но особенно заметно стало расти торговое и политическое значение Москвы при его сыне Иване Калите. Под влиянием все более распространявшейся в народе уверенности во власти Московского князя даже удельные князья, сохранившие независимость, приходили к сознанию о старшинстве Московского княжества. С своей стороны Церковь, нуждаясь в покровительстве светской власти и найдя его в Москве, дала решительный перевес Москве перед всеми другими княжествами.

Огромная заслуга в деле возвеличения Москвы принадлежит Святителю Петру, ставшему позднее Митрополитом всея Руси. Ведя с двенадцати лет подвижническую жизнь в одном из пустынных монастырей на Волыни и пройдя все степени иноческих подвигов, он удалился в еще более уединенное место в Галиции и основал там монастырь. Когда бывший в то время Киевский и всея Руси Митрополит Максим при объезде своей митрополии посетил и Волынь, Петр со своей братией встретил его для принятия благословения и поднес Митрополиту писанный им самим образ Богоматери, перед которым Митрополит Максим молился до конца своей жизни. Образ этот был впоследствии помещен во Владимирском кафедральном соборе. По смерти Митрополита Максима Петру было предложено ехать к Патриарху для получения сана Митрополита. После долгих уговоров Петр, наконец, согласился и был посвящен в Константинополе в Митрополиты всея Руси. Вернувшись на родину, Святитель поселился сначала в Киеве, а затем переехал во Владимир. Здесь он с большим рвением занялся устройством и нуждами Церкви и в то же время являлся примирителем князей в их постоянных ссорах и распрях между собой. Но вскоре взоры мудрого Митрополита обратились к Москве. Предвидя в этом все более укрепляющемся городе зачатки будущего государства, он решил переселиться в Москву и перенести туда свою митрополию. Свой митрополичий двор Святитель основал при церкви Рождества Иоанна Предтечи под бором, и с тех пор эта церковь называлась митрополичьею или кафедральною вплоть до построения Успенского собора.

Вся деятельность Святителя Петра с этих пор была направлена к тому, чтобы способствовать проведению в жизнь великой цели собирания разрозненных русских земель.

В качестве ближайшего советника и друга Московских князей Юрия и Ивана Даниловичей он помогает им своими мудрыми советами, своим благотворным влиянием, не переставая в то же время заботиться о процветании Церкви.

Таким образом, все более укрепляясь со стороны гражданской и церковной власти, Москва становится как политическим, так и религиозным центром княжеской Руси.

В 1328 г. Москва уже официально сделалась великокняжеским городом. Великому ревнителю ее возвышения, Митрополиту Петру, не суждено было увидеть это торжество: он скончался в 1326 г., но его предсмертные слова оказались пророческими.

Завещая Ивану Даниловичу построить в Москве храм в честь Успения Пресвятой Богородицы, Святитель говорил: «Если ты послушаешь меня, сын мой, то и сам прославишься более иных князей с родом твоим, и град твой будет славен между всеми городами русскими, и святители поживут в нем, и кости мои здесь положены будут». Иван Данилович исполнил завещание Святителя Петра. Собор Успения был окончен через семь месяцев после смерти Митрополита и освящен в 1327 г. Кроме этого храма, при князе Иване Даниловиче было выстроено еще несколько церквей, в числе которых следует упомянуть каменную церковь Спаса Преображения (ныне Спаса на бору).

Москва к тому времени значительно обстроилась. Вырастали новые дома, Кремль был обнесен дубовыми стенами, за городом возникали посады, слободы, заселенные ремесленниками.

Такое важное событие для прославления Православной Церкви, как учреждение преподобным Сергием Троице-Сергиевой Лавры (при сыне Ивана Калиты Симеоне) повлекло за собой возникновение ряда других монастырей, основанию которых способствовал святой Алексий, сделавшийся впоследствии Митрополитом Московским. Ему также принадлежит заслуга воспитания Дмитрия Ивановича, будущего великого князя Московского.

Личность Святителя Алексия настолько ярка и значительна на церковно-историческом фоне древней Москвы, что ее нельзя обойти молчанием.

Обратив на себя внимание Митрополита Феогноста своим умом и строгостью жизни, инок Алексий становится сперва наместником Митрополита и в этой должности успешно управляет всеми церковными делами во время его отлучек; а после смерти Феогноста, в 1354 г., получает в Константинополе сан Митрополита Киевского и всея Руси.

Москва тогда переживала тяжелое время. После смерти Симеона великое княжество досталось его брату Ивану Ивановичу, человеку слабому и безвольному. Между тем наряду с ростом Москвы вырастали и крепли соседние с ней княжества: Тверское, Нижегородское и другие, которые, рассчитывая на помощь со стороны Литвы, готовились к борьбе с Москвой. Православная Церковь также находилась в тяжелом положении, так как недруги всячески старались нарушить ее единство. Поэтому можно с уверенностью сказать, что то благотворное влияние, какое оказывал Митрополит Алексий на князя Ивана Ивановича, имело огромное значение для дальнейшего будущего Москвы и всей Руси. Алексий отличался редким умом, был человеком по тому времени образованным и наряду с чрезвычайной осторожностью умел, где надо, применять решительные меры воздействия. Так, три его поездки в Орду, благодаря умению Святителя разумно и настойчиво действовать, оказались успешными.

Когда после непродолжительного княжения умер Иван Иванович и на его место должен был заступить его сын Дмитрий Иванович, Митрополит Алексий не только взял на себя опекунство над десятилетним Дмитрием, но стал главою совета управлявших Московским княжеством бояр и подвизался на этом поприще до полного совершеннолетия молодого князя. В условиях тяжелой обстановки, характеризующейся кровавой борьбой за власть в Золотой Орде, а также среди русских людей, Митрополит Алексий с помощью постоянных молитв за русский люд и разумных советов добивается получения великокняжеского ярлыка для Дмитрия Ивановича, победы над князьями, не желавшими признать старшинства Дмитрия, подчинения Московскому князю непокорного Новгорода, а затем Твери и т. д.

Святитель Алексий хотел иметь своим преемником преподобного Сергия, и высказал ему свое желание, но преподобный Сергий решительно отказался принять сан Митрополита. Великий подвижник, много помогавший своему другу Святителю Алексию мудрыми советами, считал себя неспособным к деятельности Митрополита и остался скромным отшельником, продолжая служить Церкви и Отечеству в стенах своей обители.

Митрополит Алексий скончался в 1378 г. Почувствовав приближение смерти, он позвал к себе великого князя, простился с ним, благославил его и завещал похоронить себя в основанном им Чудовом монастыре, что и было исполнено.

Через шестьдеся лет после кончины Святителя мощи его были обретены нетленными.

Если Ивану Даниловичу история дала почетное прозвище «собирателя земли русской», то князю Дмитрию было присуждено название «Донского» за одержанную им победу над татарами.

Услышав о выступлении Мамая против Руси, Дмитрий приказал всем войскам соединиться в Москве, чтобы отсюда начать свой поход. Москва впервые выступала в роли активного защитника Родины. Войска собирались бодро, помня свою недавнюю победу при Воже. Они уже не считали татар непобедимыми. Приготовив полки к выступлению, Дмитрий Иванович поехал в Троицкую Лавру за благословением к игумену Сергию. Преподобный Сергий не только благословил его на борьбу с татарами, но предсказал ему победу. Он отпустил с князем двух иноков, бывших ранее воинами, Александра Пересвета и Родиона Ослабю, которые стали в ряды войск, не снимая с себя одежды иноков. Русских войск собралось 150 тысяч, для того времени небывалое количество, и летопись говорит по этому поводу: «От начала бо такова сила не бывала князей русских, якоже в се время». Как известно, славная Куликовская битва, начавшаяся словами: «Бог нам прибежище и сила», закончилась сплошным бегством татар. Весть о победе пронеслась радостным эхом по всей земли русской. Громко прогремело имя Москвы, народ почувствовал ее великую заслугу, и это сознание было новым шагом на пути к возвеличению нашей столицы. С этих пор ненавистное татарское иго неуклонно теряло свою силу над Русью. После нескольких битв, неизменно завершавшихся победой над врагом, зависимость русских перед Ордой выражалась в получении ярлыка на княжение и отдаче дани. Последним Московским князем, ездившим в Орду за ярлыком, был князь Василий Васильевич (Темный).

Вторым историческим подвигом Москвы является изгнание с русской земли поляков. То было страшное, смутное время для страны. Появление самозванца, тяжкая борьба с ним, победа над вторым и третьим самозванцами, вступление польских войск в пределы Отечества вплоть до Москвы, болезни и голод и, наконец, беззастенчивое хозяйничанье поляков в столице. Народ волновался, терпел лишения и бесчинства со стороны вторгшихся врагов. Поляки и служившие у них немцы предавались все это время отчаянному грабежу. По словам летописи, своевольные солдаты стреляли в русских жемчужинами величиною с боб и проигрывали в карты детей, отнятых у бояр и именитых купцов. Белокаменная, подожженная поляками, пылала в огне. Кучка бояр, преследовавшая свои низменные цели, все еще стояла за присягу королевичу Владиславу. Но тут поднял свой голос Патриарх Ермоген, видя, какая опасность грозила русской стране со стороны польского короля, возымевшего желание воспользоваться смутным временем и подчинить тебе «Московию», а также со стороны папы и его приспешников-иезуитов, мечтавших ввести католическое вероисповедание в Московском государстве.

Народ давно уже тяготился присутствием иноземных и иноверных пришельцев и с радостью принял благословение и призыв Патриарха к борьбе с врагом. В то же время пришла в Москву грамота от жителей Смоленской области, где говорилось о том, что поляки притесняют русское население, надругаются над верой православной, разоряют церкви, и предлагалось общими силами восстать на врага. Москвичи переправили эту грамоту в другие города, присоединив к ней другую от себя, в которой убеждали все города русские объединенными силами встать на защиту веры православной и Родины.

Призыв этот нашел отклик во всей России. Вскоре к Москве двинулось ополчение, состоящее из русского люда многих городов, под руководством Прокопия Ляпунова.

Когда известие о движении ополчения дошло до Москвы, Салтыков с боярами пошел к Ермогену, стал упрекать его, зачем он поднял восстание, и требовал, чтобы Патриарх велел ратным людям, идущим к Москве, возвратиться назад, но Ермоген твердо заявил, что пока изменник Салтыков не выйдет со всеми врагами из Москвы, он не перестанет благословлять тех, которые идут на защиту веры и Отечества. Тогда к Патриарху была приставлена стража. Вскоре после этого великий мученик за правду был закован в цепи и заточен в подземелье Чудова монастыря, где он умер от голода 17 февраля 1612 г. Но правда восторжествовала. Героическими усилиями московского люда во главе с князем Пожарским и при помощи русского народа других городов Москва, и вместе с нею наша Родина, была очищена от нашествия поляков. Так Москва сбросила со своих могучих плеч второе иноземное иго...

C. АЛФЕЕВ

Статья приводится в сокращении по публикации
в «Журнале Московской Патриархии» №11 1947 г.

 

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓