ПАТРИАРХ ДЕЛИТСЯ СВОЕЙ ВЛАСТЬЮ?

24.03.2013 Решением Священного Синода от 6 октября 2011 года в Русской Православной Церкви появились митрополии. Не стоит их путать с митрополичьими округами.

Между ними главная разница в том, что в митрополичьем округе, согласно Уставу Русской Православной Церкви и Положениям об этих округах «высшая церковная власть... принадлежит Синоду Митрополичьего округа под председательством главы Митрополичьего округа. Синод округа состоит из епархиальных и викарных архиереев епархий Митрополичьего округа».

В митрополиях же таких Синодов нет, а есть только Архиерейские Советы, созываемые исключительно для координации:

- богослужебной, пастырской, духовно-просветительской, образовательной, миссионерской, молодежной, издательской, информационной, социальной, благотворительной деятельности епархий, а также их взаимодействия с обществом и органами светской власти;

- вопросов материального обеспечения и деятельности духовных учебных заведений, расположенных в пределах Митрополии, а также обеспечения проектов и мероприятий, касающихся всех епархий Митрополии;

- распределения между епархиями материальной поддержки, поступающей из общих для всей Митрополии источников.

При этом права высшей церковной власти в митрополии принадлежит не такому совету, а Патриарху, Священному Синоду, Архиерейскому и Поместному Соборам. Архиерейское Собрание митрополии права церковной власти не имеет, оставаясь только координирующим органом. То есть Собрание полноценным Собором не является.

Но есть в Положении о митрополиях и другой нюанс. Глава митрополичьего округа не обладает по сути никакими особыми судебными, третейскими или досудебными полномочиями по отношению к архиереям округа. А вот глава митрополии – более «низшего» по рангу канонического образования - напротив, некоторые полномочия получил. Читаем положение:

13. Митрополит: л) принимает жалобы на архиереев Митрополии и рассматривает их без формального церковного судопроизводства, а в случае невозможности решить вопрос – направляет дело на рассмотрение Патриарха с приложением своего мнения;

Кроме того, глава митрополии наделен особо и следующим:

к) по запросу Общецерковного суда представляет отзыв относительно дел, находящихся на рассмотрении в Общецерковном суде и касающихся деятельности канонических подразделений или должностных лиц Русской Православной Церкви на территории Митрополии; м) осуществляет формальное расследование по делам, касающимся епархий Митрополии, в тех случаях, когда органы высшего церковного управления направляют ему соответствующий запрос.

Напомню, что в действующем каноническом праве Русской Православной Церкви не существует таких понятий как «ветви власти» и «разделение ветвей». Хоть это и не прописано в Уставе Русской Православной Церкви прямо, сама формулировка «высшая церковная власть», примененная по отношению к Синоду Митрополичьего округа, говорит, что такой теоретически может быть наделен судебными полномочиями на территории округа. Но в Уставе Русской Церкви, в главе VII «Церковный суд», судебные полномочия Синода округа не упомянуты вовсе. В Положении о Церковном суде Московского Патриархата также ни слова не говорится о судебных полномочиях Синода округа, а только о таких полномочиях высших церковно-судебных инстанций Русской Зарубежной Церкви и Самоуправляемых Церквей.

Но в ситуации с новосозданными митрополиями, хоть и с важной оговоркой «без формального судопроизводства» право рассмотрения жалоб на архиереев и принятия по таким жалобам решений оказалось исключительно в руках митрополита. Что конечно понятно, в ситуации когда в митрополии, как мы видели выше, нет полномочного соборного органа канонического управления.

Снова вернемся к Уставу. «Досудебными» полномочиями по жалобам на архиереев не наделены ни главы Самоуправляемых Церквей, ни главы Экзархатов. Похоже ли «досудебные» полномочия новых митрополитов на такие же

полномочия Патриарха Московского и всея Руси? Скорее всего, нет. Давайте посмотрим главу IV «Патриарх Московский и всея Руси» Устава:

7. Осуществляя свою каноническую власть, Патриарх Московский и всея Руси: т) преподает архиереям братские советы как относительно их личной жизни, так и относительно исполнения ими архипастырского долга; в случае невнимания к его советам предлагает Священному Синоду вынести надлежащее постановление; у) принимает к рассмотрению дела, связанные с недоразумениями между архиереями, добровольно обращающимися к его посредничеству без формального судопроизводства; решения Патриарха в таких случаях для обеих сторон обязательны; ф) принимает жалобы на архиереев и дает им надлежащий ход;

Обратите внимание, на упоминание необходимости участия Священного Синода в случае невнимания епархиального архиерея к братскому совету Патриарха. Помимо этого в параграфе «у» говорится о добровольности обращения архиереев к третейскому патриаршему суду, а не об обязательности такого права.

Теперь давайте посмотрим Положение о Церковном суде. Статья 3 «Делегированный характер церковного судопроизводства»:

2. Полнота судебной власти в епархиях принадлежит епархиальным архиереям. Епархиальные архиереи самостоятельно принимают решения по делам о совершении церковных правонарушений в случае, если данные дела не требуют исследования.

Без передачи в суд Патриарх может рассматривать исключительно дела относящиеся непосредственно Патриаршего округа, судебные же дела, касающиеся архиереев других епархий не могут быть рассмотрены Предстоятелем РПЦ без передачи в Общецерковный суд, разве что в качестве добровольной третейской инстанции, в случае согласия обоих спорящих архиереев. Правда, еще остаются внесудебные жалобы, хотя с их статусом в современных документах Русской Церкви особой ясности нет, но примем их просто за факт.

И здесь мы видим очень интересный момент. Патриарх «делится» своими полномочиями на рассмотрение жалоб с главами новых митрополий, но не дает таких же полномочий более старшим по статусу главам Самоуправляемых Церквей, Экзархатов и даже Митрополичьих округов. Что это: Недоверие? Эксперимент? Создание новой системы в рамках только епархий Русской Православной Церкви, непосредственно входящих в ее состав, а не через Самоуправляемые Церкви, Экзархаты или округа? Или просто отсутствие стройной системы?

Вероятно, об этом мы узнаем в недалеком будущем: жизнь не заставит нас долго томиться в неведении и конкретными примерами разъяснит наши недоумения.

опубликовано в «Юристе прихода» (приложение к журналу «Юрист предприятия»)
Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓