Епископ тоже человек?
Епископ тоже человек?

Епископ тоже человек?

04.09.2013

«Через месяц был назначен новый викарный архиерей, а о преосвященном Петре уже никто не вспоминал. А потом и совсем забыли. И только старуха, мать покойного, которая живет теперь у зятя-дьякона, в глухом уездном городишке, когда выходила под вечер, чтобы встретить свою корову, и сходилась на выгоне с другими женщинами, то начинала рассказывать о детях, о внуках, о том, что у нее был сын архиерей, и при этом говорила робко, боясь, что ей не поверят... 

И ей в самом деле не все верили».

В финале своего рассказа «Архиерей» Антон Павлович Чехов отметил одну из самых характерных черт нашего национального отношения к епископату.

На Руси всегда архиереев было мало, и воспринимались они либо как церковные «губернаторы», либо как люди, у которых не может быть родителей, братьев, сестер или детей. Последний пункт вызывает наибольшее число соблазнов, а потому сразу раскроем «тайну». Епископом может быть только монах, но некоторые люди становились иноками и архиереями не в молодости, а прожив долгую жизнь, обзаведясь семьями и детьми. Овдовев, они могли уйти из мира и стать епископами.

Митрополит Антоний Сурожский в одной из своих бесед говорил о том, что для любого священника существует соблазн почувствовать себя очень духовным человеком, почти святым. Любимому батюшке такие слова говорим мы, прихожане, и человеку очень тяжело преодолеть это испытание славой и любовью.

Когда человек становится епископом, опасность возрастает во много раз.

За свою жизнь в Церкви и работу журналистом я не раз был на архиерейских службах, не раз брал интервью у епископов, но до сих пор ловлю себя на мысли, что отношусь к нашим иерархам довольно трепетно.

Вряд ли почитание епископского или священнического сана можно считать недостатком, но самим иерархам от этого приходится очень нелегко. Вот характерный отрывок из воспоминаний митрополита Евлогия (Георгиевского): «С первого же дня по приезде отца я почувствовал, что в моих взаимоотношениях с ним что-то изменилось. Мое епископство внесло какую-то стеснительность, не было между нами былой простоты, близости, непосредственности. Бытовая сторона архиерейского сана создавала отчужденность. Обстановка, в которой я жил, атмосфера торжественности, некоторого величия и почестей, которая меня окружала, внешние формы моей жизни… отца восхищали − он сиял! Но неестественность наших отношений дала себя остро почувствовать в первое же воскресенье, когда он пожелал сослужить и мне пришлось давать отцу целовать руку…»

Нецерковному человеку очень сложно понять причину такого отношения верующих к епископу. Разговоры об апостольском преемстве и церковной иерархии нагоняют на него зевоту, а рассказ о том, что без архиереев Церковь физически не сможет существовать, заставляет такого собеседника сомневаться в моей адекватности. Еще сложнее бывает объяснить тот факт, что священник – это представитель епископа, что только епископ совершает хиротонии.

Впрочем, поговорим лучше о нас, воцерковленных людях. Иногда нам самим бывает сложно отделаться от мысли, что епископ обладает большей благодатной мудростью, чем «простой» священник.

Это приводит к довольно неожиданным последствиям. Мне приходилось среди церковных людей проводить такой эксперимент. Я просил их представить себе ситуацию, когда они могут задать Патриарху только один вопрос. Чаще всего мои собеседники признавались, что задали бы Святейшему Владыке самый главный вопрос своей жизни, тот, который их мучает или не дает покоя, попросили бы его молитв. Иными словами, она воспринимали Предстоятеля Русской Православной Церкви как человека, обладающего самым большим духовным опытом. Как человека, который по благодати Божией может найти такой ответ на вопрос, который не в состоянии дать священник-духовник.

К слову сказать, я бы тоже задал Святейшему Владыке личный вопрос, а не беспокоил бы его вопросами о политике, внутрицерковных проблемах, отношениях Церкви и государства или возможности встречи с Папой Римским.

Корни такого отношения к духовенству лежат в нашей истории. Священник, епископ, врач, учитель относятся к таким «профессиям», к которым люди не могут относиться отстраненно. В эпоху советских гонений на духовенство и епископат обрушился главный удар. Антицерковная риторика всегда строилась на обличении личных пороков духовенства. Недавно мне пришлось читать статьи Маркса, Энгельса и Ленина о религии. Первые два автора могут подробно разбирать противоречия в Евангелиях, «ловить» составителей Нового Завета на слове, разбивать постулаты религии с помощью логики и доводов истории. Ленину все это не интересно. Он строит свои тексты на обличении Церкви как социального института, на пороках епископата и духовенства. Он борется не с Библией, а с «тихоновщиной», «черносотенным духовенством», с Церковью как контрреволюционным институтом.

То же самое делает и Александр Блок в статье «Интеллигенция и революция». Он находит единственный образ, который в его глазах оправдывает разрушение храмов: «Почему дырявят древний собор? − Потому, что сто лет здесь ожиревший поп, икая, брал взятки и торговал водкой». Поэт создает хлесткий образ, который концентрирует все недостатки православного духовенства, не оставляя читателю шанса защитить батюшек и архиереев.

Нетрудно заметить, что почти все споры о Церкви, которые вызывают интерес у большого числа людей, до сих пор связаны не с догматикой, историей или библеистикой, а с обсуждением поступков иерархов и духовенства.

Внутри Церкви происходит то же самое. Многие люди искренне не могут относиться к епископу просто как к человеку, а потому нашим иерархам придется потерпеть еще какое-то время ситуацию, когда к ним будут относиться по-особому.

Андрей Зайцев


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Sberbank money На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты:

Автономная некоммерческая организация «Делай благо»
Свидетельство о регистрации юридического лица №1137799022778 от 16 декабря 2013 года
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971 ОГРН 1027700067328 БИК 044525593 корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82,  (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.

Яндекс.Метрика