RSS

При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Вот такой ширины…

06.09.2018

23072018941fomin152-31-e1449510810372.jpg

…И машина, и кошелек, и, чего уж там, живот священника. Это набор, пожалуй, самых нелепых, но, тем не менее, довольно распространенных – в определенных кругах – стереотипов о личности служителя Церкви. Понятно, что все прихожане очень любят и ценят своих дорогих батюшек и уж точно не будут искать поводов, по которым можно придраться и к духовенству, и к Церкви. Но, к сожалению, все прихожане – это не все живущие на земле люди… Почему не нравятся священники, откуда берутся негативные представления о жизни и служении священников? Спросим у самих батюшек, что они думают по поводу того, что о них говорят. А говорят вот что…

 

«…священники полные, потому что могут себе много позволить и не знают меры в еде»

Протоиерей Александр Писларь, благочинный Краснокутского округа, настоятель Свято-Троицкого храма в городе Красный Кут (Саратовская область):

– Человек, входящий в мир веры, обязательно сталкивается с трудностями. И они нередко связаны с нами, людьми Церкви – священниками, прихожанами, работниками храма… В таких ситуациях новоначальному всегда нужно помнить, что Церковь – это богочеловеческий организм. В Церкви есть благодать Святого Духа, спасающая человека от рабства греху, ведущая к вечной жизни, но также в ней есть и обычные люди, которые к этой благодати прибегают. И их, в том числе и священников, не нужно отделять от всех остальных людей на земле. Ведь священник, как и любой другой христианин, также противостоит своим немощам, старается спастись, обрести жизнь вечную.

У каждого из нас в школе были учителя, которые нам очень нравились, но были и такие, с которыми мы не находили взаимопонимания. Между тем педагогика, воспитание детей считается благороднейшим человеческим служением, и учителей никто не обвиняет в том, что они по какой-то причине не нравятся детям или родителям.

Вообще, это нормально, что чьих-то взглядов мы не понимаем и не разделяем. Но мне кажется, что сплетни о священстве живут вот почему: человеку всегда легче запомнить и усвоить негативную информацию, особенно если она оправдывает его личную позицию по какому-либо вопросу. Все плохое в священниках замечают люди, сделавшие определенный выбор в отношении веры. Возможно, путь Христа им показался слишком сложным и обременительным, ведь на этом пути нужно отказываться от греха и зла, которые обычно притягательнее всего. Человеку трудно расстаться со страстью, ему проще отрицать воцерковление и свою позицию, почему он в храм не ходит и в Бога не верит, оправдывать чужими недостатками. Бывает, что и мнимыми.

Что же касается священников, которые якобы не знают счета деньгам и меры в еде, то это действительно миф, причем не имеющий подтверждения. Когда я воцерковлялся, я не встречал тучных батюшек, которых можно было бы обвинить в чревоугодии. Я не встречаю таких и сейчас. Вот взять хотя бы вверенное мне благочиние и два ближайших – Новоузенское и Федоровское: нет у нас священников, не знающих меры в еде. Все батюшки – нормального и даже худосочного телосложения, скромные и очень достойные люди.

Священник Алексий Талалаев, руководитель отдела тюремного служения Покровской епархии, клирик храма во имя святителя Спиридона Тримифунтского в Покровске (Энгельсе):

– Полных священников не больше, чем полных представителей других светских профессий и вообще среднестатистических граждан. Как правило, к священству люди приходят из мирской жизни в зрелом возрасте. С определенным багажом: опыта, знаний и заболеваний… И напомню, что конституция играет не последнюю роль в этом вопросе – кто-то от природы худой, а кто-то полный.

Если говорить о заболеваниях, то у священника, как и у любого другого человека, их предостаточно, и некоторые из них влияют на обмен веществ, а значит, и на комплекцию. Многие заболевания являются результатом образа жизни. Большую часть времени мы проводим на ногах, четыре-пять раз в неделю совершаем литургию на голодный желудок, соблюдая литургический пост. После богослужения потрапезничать практически невозможно – крещение, венчание, отпевание, причастие и соборование на дому, хозяйственные дела на приходе. Теперь представьте, если это село, где один храм и один священник… В общем, нормальный прием пищи случается только за ужином, а все мы прекрасно знаем, к чему приводит нерациональное питание – к ухудшению здоровья и набору лишнего веса. Но опять же не все от этого страдают – у нас в епархии много худых батюшек!

А вообще, на священника можно повесить все что угодно, любую вину. И толстый, и машина у него есть, причем не учитывается ее состояние. Что и говорить, в магазине в корзинку заглядывают: чего я там себе набрал. Но это же просто невоспитанность – ее жертвой может стать любой человек, не только священник.

 

«…священники очень хорошо зарабатывают. Все их услуги платные. Ничего личного – только бизнес»

Священник Аркадий Махсумов, руководитель отдела молодежного служения Покровской епархии, клирик Свято-Троицкого кафедрального собора Покровска (Энгельса):

– Современный мир живет потреблением, поэтому неудивительно, что тема заработка и достатка волнует людей больше всего. Подобный интерес основан на страстях: зависти, нежелании принимать людей с мнением, отличным от твоего. Говорить, что священник хорошо зарабатывает, может только человек, который далек от Церкви. Который не знает, как живет священник, что он встает в пять утра, готовит ум и сердце к литургии, совершает Божественную службу, а потом отправляется на послушания: общается с прихожанами, разбирается с хозяйственными и финансовыми нуждами прихода, совершает требы – молебны, панихиды, крещение, отпевание, причащение больных на дому.

Если людей так интересует этот вопрос, то скажу, что на требах заработать невозможно. Во-первых, потому что требы – это молитва, а не способ добывания денег; это служение. Ты в любую погоду, при любых обстоятельствах молишься и проникаешься или людским горем, или людской радостью. Во-вторых, требы священник совершает не так часто, как многим кажется, – у нас верующих, прибегающих к церковной молитве, не так много. В-третьих, пожертвования за требы идут на ремонт и благоустройство церкви, в котором священник принимает непосредственное участие. Все это скрыто от людских глаз церковной оградой. Тот, кто не является прихожанином храма, этого не видит, а видит только то, что хочет: богатеев на дорогих машинах.

Почему-то никому не приходит в голову, что у священника, особенно если он настоятель крупного прихода, если он духовник, могут быть сотни людей, любящих духовных чад, которым хочется помочь, поддержать своего пастыря, обеспечить ему комфортное, насколько это возможно, существование, чтобы он мог думать только о службе и помощи ближним. Никто не думает, что большинство священников – многодетные отцы. У меня вот пятеро детей. Их нужно воспитывать, кормить, одевать, образовывать, развивать… Мне не хочется их вырастить обделенными. Мне не хочется, чтобы они думали, что христианство – удел убогих. Потому что это не так. Господь держит в хорошем духовном напряжении, Он дает ровно столько, сколько нужно.

У меня большая машина, но у меня и семья большая. Периодически ловлю на себе недвусмысленные взгляды. Что на них ответить? Я не родился священником. Меня рукоположили в 36 лет, и к этому времени я уже был состоявшимся человеком, сам обеспечивал семью; к тому же нам помогали родители, а мы к этой помощи очень бережно относились. Сейчас, если с этой машиной что-то случится, точно такую же новую я себе позволить не смогу. Поэтому не нужно никого бездумно осуждать, особенно не вдаваясь в подробности ситуации. Лучше всего прийти в храм, познакомиться с батюшкой, стать частью Церкви и посмотреть на ее жизнь, ее радости и болезни изнутри.

 

«…священники лицемеры: сами ведут себя недостойно, грешат, но при этом поучают, что нужно жить благочестиво и богоугодно»

Священник Александр Ермошин, настоятель Никольского храма поселка Новопушкинское (Саратовская область):

– Зачастую возражать что-либо на тему недостойного поведения священства не имеет смысла. Не из-за того, что нам не хочется оправдываться, а из-за того, что обвиняющий ничего слышать не хочет. Он не знает Бога, не ищет и не хочет искать пути к Нему, он не является частью Церкви и не знаком с духовной жизнью – он не понимает, что есть людская немощь, что есть грех и ему подвержен каждый человек.

Конечно, нельзя отталкивать, особенно в грубой форме, тех, кто требует разъяснений, почему священники, как им кажется, плохие. Но как это сделать? Одному будет достаточно рассказать о жизни Церкви, а другого, может, придется отрезвить, указав на его собственные недостатки. Кстати, на священников очень часто именно из-за этого и раздражаются: человек не получает от батюшки одобрения поступков, которые считает правильными и хорошими.

В интернете, в СМИ встречаются новости о непотребном поведении священнослужителей, но это, скорее, исключение, чем правило. В подобных случаях в священниках всегда видят все самое плохое, а на то, что вокруг другие люди ведут себя еще хуже, совершают по-настоящему страшные поступки и преступления, никто не обращает внимания. Зачастую «другие люди» – это и есть обвинители духовенства. И если спросить их, почему они так живут, разговор сразу обрывается или переходит в оправдательный монолог: «Я такой потому, что жизнь такая, время такое». Время может быть каким угодно, но заповеди, которые нам дал Господь для спасения души, всегда и для всех одинаковы, и им нужно следовать.

Согрешивший, нарушивший Божественные заповеди священник – это скорбь и боль Церкви. Последствие его греха, его проступка – тень, упавшая на все духовенство, на всю Церковь. Но я уверен, что священники, смутившие своим поведением людей, приносят покаяние и раскаиваются в своей несдержанности, а Господь им поможет и все управит.

Подготовила Дарья ХОХЛОВА

Публикация сайта Покровской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓

Возврат к списку