Суррогатное материнство − не выход, а бунт против Бога

Суррогатное материнство − не выход, а бунт против Бога 30.10.2013

В наше время стало общепринятым, что не только законодателями моды, но и проводниками идей, вбрасываемых в общество, становятся «звезды» − ставшие известными люди из шоу-бизнеса. Очередным таким вбросом стала тема суррогатного материнства, которое представляют людям как удобный и безопасный способ получить ребенка, если не можешь родить своего или просто не хочешь переносить связанные с этим трудности. Но так ли все безобидно? Рассуждает епископ Орский и Гайский Ириней.

Новая форма работорговли?

В Российской Федерации 21 ноября 2011 года был принят закон № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», положения которого в том числе касаются и суррогатного материнства.

Пункт 9 статьи 55 гласит: «Суррогатное материнство представляет собой вынашивание и рождение ребенка (в том числе преждевременные роды) по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям».

Таким образом, суррогатное материнство – это ситуация, когда женщина добровольно соглашается забеременеть для того, чтобы выносить и родить биологически чужого ей ребенка, который затем будет отдан на воспитание другим лицам − генетическим родителям. Они и будут юридически считаться родителями данного ребенка, несмотря на то, что его выносила и родила суррогатная мать.

После появления этого закона и первых таких «родителей» многие спрашивают мнение Церкви. Люди желают услышать от нас правду и во многом поддерживают тех, которые выступают против этого закона. Противники суррогатного материнства опасаются порочной практики превращения детей в подобие товара, создания ситуации, при которой богатые люди смогут нанимать женщин для вынашивания своих потомков.

Существуют также обоснованные опасения того, что для суррогатных матерей представляет серьезную психическую травму необходимость отдать ребенка, ставшего «своим» после беременности и родов (даже если вначале суррогатной матери казалось, что она сможет расстаться с таким ребенком без особых переживаний). Об этом в социальной концепции Русской Православной Церкви и сказано: «Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания».

Суррогатное материнство – по сути, новая форма торговли людьми. Не случайно такая светская страна, как Франция, запрещает суррогатное материнство с формулировкой, что оно нарушает принцип неотчуждаемости человеческого тела. Такого же мнения придерживаются законодатели Германии, Австрии, Норвегии, Швеции и некоторых штатов США (Аризона, Мичиган, Нью-Джерси), где суррогатное материнство полностью запрещено. В некоторых юрисдикциях разрешено лишь некоммерческое суррогатное материнство — таковы австралийский штат Виктория, Великобритания (допускается лишь оплата текущих расходов суррогатной матери), Дания (с серьезными ограничениями), Канада, Израиль, Нидерланды (запрещена реклама суррогатного материнства, предложение услуг суррогатных матерей и их подбор), некоторые штаты США (Нью-Гемпшир, Вирджиния). В Бельгии, Греции, Испании, Финляндии суррогатное материнство не регулируется законодательством, но фактически имеет место.

Есть страны, где суррогатное материнство, в том числе и коммерческое, законодательно разрешено – это большинство штатов США, ЮАР, Россия, Украина, Грузия и Казахстан. В Белоруссии суррогатным материнством может воспользоваться только та женщина, для которой вынашивание и рождение ребенка по медицинским показаниям физиологически невозможно либо связано с риском для жизни, здоровья ее или ребенка.

Страшно то, что суррогатное материнство как форма работорговли запрещено в атеистической Франции, в протестантских Германии и Швеции, в католических Австрии, Италии, Испании, но оно разрешено в православных странах с правителями, позиционирующими себя как православные, – Греции, Грузии, Украине, Белоруссии и России. Неужели Президент России не знал, что существует консенсус религиозных организаций как внутри страны, так и на международном уровне, выражающий строго негативное отношение к суррогатному материнству? И если знал церковную позицию, то почему пренебрег ею?

Для регистрации ребенка, рожденного суррогатной матерью, родители должны предоставить в органы ЗАГС следующие документы: медицинское свидетельство о рождении, согласие суррогатной матери, справку из клиники ЭКО (экстракорпорального оплодотворения). Закон не запрещает регистрацию детей, родившихся у одиноких женщин и мужчин с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, включая и суррогатное материнство. Однако законодательно не урегулированы ситуации, возникающие в случае развода или смерти биологических родителей до рождения ребенка. Отозвать свое согласие после регистрации ребенка суррогатная мать уже не вправе.

Самым известным отцом-одиночкой в России является эстрадный певец Филипп Киркоров. У него 26 ноября 2011 года при помощи суррогатной матери родилась дочь Алла-Виктория, а 29 июня 2012 года родился сын Мартин-Кристин.

В России цена «суррогатной мамы с опытом» − от 300 до 600 тысяч рублей. Что такое для более или менее состоятельной европейской пары эти 10-15 тысяч евро? Практически ничего. Получается, Россия превращается в инкубатор, выращивающий детей на продажу, на экспорт.

В небольшом индийском городе Ананд, расположенном в штате Гуджарат, открыт первый в мире завод суррогатных детей, где сотни безработных индийских женщин будут иметь возможность зарабатывать деньги, производя детей для бездетных пар из других стран. Будущие родители смогут отправить на этот адрес биологический материал, а затем прибыть в назначенное время, чтобы забрать своего ребенка. Суррогатная мать получает за каждого ребенка около 8 тысяч долл. США, а будущие родители заплатят 28 тысяч долларов.

Рождение детей становится прибыльным бизнесом. При этом большую часть денег получают даже не матери, а «руководство предприятия». Нетрудно предположить, какие будут последствия данного проекта. Боюсь, самые плачевные.

«Суррогатные дети»

Возникает вопрос, а можно ли крестить такого ребенка?

Крещение – не награда, а отказ в крещении не есть кара. Отказ в причастии, в крещении или в другом Таинстве – это попытка подвести людей к уважительному отношению к Церковным Таинствам. Отказом мы не выгоняем человека из Церкви Христовой, а соучаствуем в его подготовке к Таинству.

Церковь не наказывает за совершенные грехи, а предостерегает от их повторения. Это норма церковного пастырства и церковной педагогики.

Когда человек, ребенок которого рожден суррогатной матерью, просит у Церкви крестить его, мы объясняем ему, что крещение – это не магия, а введение человека в церковную жизнь. Все Таинства Церкви совершаются при условии синергии – сотрудничества Бога и человека. Когда в Таинствах участвует ребенок, у которого нет осознанной воли и веры, за него обет дают его родители физические и духовные (крестные).

Мы крестим, если его родители сами являются членами Церкви, в надежде на то, что они дадут младенцу православное воспитание. Но мы можем отказать, если родители сами не ведут достойный образ жизни с христианской точки зрения. Об этом говорят церковные правила. Так, 46-е правило Лаодикийского Собора постановляет: «Крещаемым должно изучати веру». А 47-е правило того же Собора говорит о необходимости катехизации тех, кто не был научен вере до крещения: «В болезни принявшим крещение и потом получившим здравие подобает изучати веру и познавати».

7-е правило II Вселенского Собора требует оглашать присоединяющихся к Православию: «Заставляем пребывати в церкви и слушати Писания, и тогда уже крещаем их». О том же говорится в 78-м правиле VI Вселенского Собора: «Готовящимся ко Крещению надлежит обучатися вере». Все эти правила касаются взрослых. Но при крещении детей все эти требования перелагаются на родителей и крестных.

В храме пророка Илии Обыденного в Москве крестили ребенка Филиппа Киркорова, что делать было нельзя. Люди, которые услышали о том, что не нужно было крестить, возмущались: «Как Церковь может отказать в крещении ребенку?» Впрочем, они же занимают противоположную позицию, если сказать им: «А не считаете ли вы, что это насилие – крестить детей? Надо подождать, пока они станут взрослыми, чтобы сами решали, кем стать».

Мы не считаем ребенка, рожденного на свет суррогатным путем, в чем-то виновным. Мы признаем, что он полноценный человек. Но мы ожидаем от его родителей согласия с учением той Церкви, к купели которой они сами по своей воле принесли его.

В трудные для Церкви годы всех приходящих крестили без оглашения. Но тогда был запрет на любое присутствие Церкви за стенами храма и существовало крайнее ограничение проповеди даже внутри него. К тому же люди боялись иметь какие-нибудь контакты с представителями Церкви. По этой причине всех крестили тайком, чтобы никто не знал.

Священник понимал, что, возможно, повторной встречи с желающими креститься не будет, и крестил. Общество и сейчас в большинстве своем остается атеистическим и оккультным. Но теперь есть возможность заниматься просвещением. Зачем же нам от этого отказываться?

Некоторые пугают, что если младенец умрет, не будучи крещенным, то он окажется в аду. Но нет такого догмата в Православной Церкви. Святитель Григорий Богослов о детях, которые не приняли крещение, говорит: «Они не будут у Праведного Судии ни прославлены, ни наказаны; потому что, хотя не запечатлены, однако же и не худы, и больше сами потерпели, нежели сделали вреда. Ибо не всякий, не достойный наказания, достоин уже и чести; равно как не всякий, не достойный чести, достоин уже наказания».  

Увы, сегодня многие крестятся лишь для того, чтобы закрыть для себя религиозный вопрос и больше не смотреть в сторону Евангелия. Ибо не ради Евангелия и Христа они зашли в храм.

Важно заметить, что если ребенка «суррогатной мамы» берут на воспитание верующие люди, то крестить можно. Предположим, что некая женщина подписала контракт о вынашивании чужого ребеночка. Но за месяцы ожидания она передумала отдавать младенца (а такие случаи бывали).

 В 1988 году суд по семейным делам США штата Нью-Джерси постановил отдать ребенка на «усыновление» и дать родительские права биологическому отцу, однако при этом подтвердил права суррогатной матери на посещение ребенка и участие в его воспитании.

 Если мама, не имея ни материальной, ни юридической возможности оставить себе младенца, передает его в церковный приют или в детский дом и он попадает к верующим родителям, то его можно крестить по той причине, что обет за него дает верующий человек, знающий свою веру.

Суррогатная мать – «расходный материал»?

 Страшно то, что «звезды» не желают слышать о переживаниях и состоянии использованной женщины. Да, она подписала контракт. Мама до и во время беременности – это разные женщины. Девять месяцев она носила в себе новую жизнь, делясь с нею своей жизнью. За эти месяцы она полюбила младенца. Но эту любовь и материнские чувства к ребенку, по условиям контракта, за деньги нужно сразу задушить в себе.

А если это чувство в ней не родилось, если она, зная, что от малыша надо будет отказаться, давила материнское чувство в себе? Неужели это пройдет бесследно для носимого ею ребенка? Дети очень остро чувствуют, любимы они, желанны, или же нет.

Предположим, мама подавила в себе эти чувства. Но пройдет время, она захочет иметь своих желанных детей. Есть ли гарантия, что она сможет родить снова? Все роды непредсказуемы для женщины, любая беременность может стать последней. Что она будет чувствовать, зная, что своего ребенка она предала и продала? Но даже если у нее будут свои дети, это не значит, что она не будет жалеть о рожденном и проданном малыше. С каждым годом боль о проданном ребенке будет нарастать. Все время эта женщина будет понимать, что не ребенка она продала, а душу свою. Страшно и то, что «новый папа» не долго думал о медицинских последствиях для той или иной матери, которую он «покупает» с целью вынашивания его ребенка.

После рождения младенца стараются как можно быстрее приложить к груди мамочки. Это необходимо. Ведь ребенок только что родился, покинул привычную ему среду обитания, а когда ребенка прикладывают к маминой груди, он чувствует знакомый запах, слышит знакомый стук сердца, который он слушал девять месяцев, и успокаивается. Он убежден, что ему ничего не угрожает.

Не получив первого молока, молозива, которое очень сильно укрепляет будущий иммунитет ребенка, он будет очень склонен ко многим болезням. Важно, чтобы первым человеком, встретившим малыша в этом мире, стала именно мать, а не медсестра. Первое кормление важно и для того, чтобы в дальнейшем молоко матери лучше усваивалось. Но в случае суррогатного материнства связь матери и ребенка очень рано прерывается или вовсе отсутствует. Материнское вскармливание по контракту не предполагается: у «новых родителей» есть опасения, что мать привяжется к ребенку и не захочет расстаться с ним.

По этой причине Ф. Киркоров заявил: «Не могу рисковать, чтобы какая-то посторонняя для меня женщина вмешивалась в жизнь мою и моего ребенка».

А без материнского молока ребенка придется накачивать антибиотиками. Увы, искусственное кормление – обычное явление. Такие дети часто слабее сверстников, им сложнее в жизни.

Фальшивая «семья» для рожденного от суррогатной матери

Страшно и то, что некоторые рожденные таким путем дети попадут в руки богатых гомосексуалистов. Эти люди покупают детей у суррогатных матерей не для сексуальных игрищ (надеюсь), а для удовлетворения своего поздно проснувшегося отцовского инстинкта и для получения «опоры» в старости. Чем это опасно? Более всего тем, что до самого смертного часа гомосексуалист не будет чувствовать своей анормальности, не будет искать возможность покаяться и тем лишиться возможности спасения.

Об опасностях для детей не стоит даже и говорить, поскольку это понятно без каких-либо комментариев.

 Серьезная проблема состоит и в том, что над «суррогатными» детишками, если тайна их происхождения станет известна всем, будут посмеиваться. А захотят ли эти дети жить, неизвестно.

Тайна брака не делится «на троих»

Бездетность – тяжкое испытание, и не всем под силу его вынести. Суррогатное материнство − не выход, а бунт против Бога. Как иначе назвать человеческие измышления и кощунственные опыты в ситуации, когда явно видно, что Бог не благословляет чадородием? Вместо терпения и смиренной молитвы люди восстают протии воли Божией о себе.

Если ты желаешь иметь дитя, но Господь не дарует родных чад, почему не даровать тепло любви тем, кто лишен его – несчастным сиротам? Если ты достаточно состоятелен и желаешь воспитывать родного, то почему пренебрегаешь теми, кто действительно нуждается в твоей заботе?!

 Кроме того, «суррогатное материнство» – в серьезной мере измена супружескому целомудрию, нарушение благословения Божия о Таинстве брака, ибо брак есть союз любви двоих. Здесь же мы имеем третью несчастную душу матери, теряющей дитя, и столь же несчастные детские души.

Те люди, которые появляются на свет «суррогатным» путем, ни в чем не виноваты, чего не скажешь об их родителях. Вице-президент РАМН, главный педиатр Минздравсоцразвития России Александр Баранов говорит: «Российское правительство делает ошибку, оказывая на государственном уровне финансовую поддержку технологии экстракорпорального оплодотворения». По его свидетельству, 75 процентов детей, рожденных в результате ЭКО, являются инвалидами. «Я выступал в Думе и прямо сказал: если вы увеличиваете финансирование на эту технологию, сразу закладывайте деньги и на увеличение детей-инвалидов», – сообщил А.Баранов. Если это так, то ко многим проблемам, которые и так хватает в России, появятся новые.

Материал подготовлен на основе публикации
сайта Орской епархии


Код для вставки на блог или сайт (развернуть/свернуть)

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓
Вконтакте Facebook Twitter Одноклассники



Версия материала для печати

КАК ПОМОЧЬ НАШЕМУ ПРОЕКТУ?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами: 
- Яндекс-деньги: 41001232468041
- Webmoney: 391480072686
- На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты Илиинского прихода: 

Наименование: Храм пророка Илии в Черкизове 
Юридический и фактический адрес: 107553, г.Москва, ул. Б.Черкизовская д.17  
ИНН/КПП 7718117618 / 771801001 
ОГРН 1037739274264  
ОКАТО 45263594000  
Банковские реквизиты:  
р/с 40703810900180000148 
в ОАО «МИнБ» г. Москва 
к/с 30101810300000000600 
БИК 044525600 

В переводе указать "пожертвование на поддержку сайта". 

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове. 

Возврат к списку